2 октября  сирийские диссиденты в Стамбуле дали зеленый свет на официальное создание Национального совета Сирии. Несомненно, что это - наиболее серьезный шаг, предпринятый до настоящего времени раздробленной оппозицией этой страны, которая с мая пыталась объединить всех недовольных и проводить акции мирного протеста против режима Асада. Это также станет цементирующим средством в моральном плане для населения, которое призывало к созданию более сильной и объединенной партии.

Спустя всего два дня после своего создания, будучи еще в зародышевом состоянии, партия вынуждена была принять свое первое крупное поражение. Франция, Великобритания, Германия и Португалия в сотрудничестве с США подали на рассмотрение Совета Безопасности проект резолюции ООН, в котором  пытались осудить репрессии сирийского правительства и заставить прекратить использование им силы против мирных жителей. Предложение включало весьма двусмысленные формулировки, как-то: «определенные меры» или другие «варианты». Оно делало упор на суверенитете, независимости и территориальной целостности Сирии. Подчеркивало необходимость урегулирования нынешнего кризиса мирным путем посредством всеобъемлющего политического процесса, который надо проводить в самой Сирии, тем самым призывая к национальному диалогу . В нем выражалось намерение рассмотреть варианты урегулирования в течение 30 дней, тогда как в рамках предыдущего проекта на это отпускалось 15 дней. Но, в целом, его редакция была гораздо менее жесткой и неопределенной по своим  формулировкам по сравнению с текстом, представленным в июне.

Цель была ясна: России при голосовании должна была бы занять нейтральную позицию, то есть воздержаться, а в случае ее отказа, добиться этого от Китая. Тем не менее, собрать необходимую поддержку не удалось. В итоге, Россия и Китай голосуют против, а Бразилия, Индия, Южная Африка и Ливан по понятным причинам воздерживаются. И только девять остальных членов Совета Безопасности проголосовали в пользу принятия резолюции. Каковы последствия отклонения этого документа?

Первое, наиболее очевидное - эскалация насилия на национальном уровне. С тех пор как протесты вспыхнули в марте прошлого года, уже погибло свыше 2700 человек, а беженцами, перебравшимися в Турцию, стали более 10 000, и еще тысячи попали за решетку. Правительство, не колеблясь, стреляет по гражданским лицам, осуществляет осаду городов или прекращает подачу электричества и воды в те города, где проходят восстания.

Несколько дней назад в New York Times процитировали одно официальное лицо, которое привело такую цифру: 10 000 – количество солдат, которые дезертировали из сирийской армии. И среди них, несколько сотен присоединилось к восставшим, а именно, к  «Свободной сирийской армии» и «Свободным офицерам Сирии». Не обеспечив им защиты на международном уровне, мы рискуем войти в новую фазу движения, которое, как и в других странах Ближнего Востока, изначально имело мирный характер.

Второе - региональные последствия. Сирия является стратегическим игроком на Ближнем Востоке. Она была одной из стран, наиболее враждебных Израилю, и оказывала  свою поддержку главным образом ХАМАСу в секторе Газа, а также Ирану и «Хезболле», двум своим основным союзникам. Дальнейшее неконтролируемое ухудшение положения в Сирии угрожает дестабилизацией Ливана, и может изменить геополитическое влияние Ирана в регионе.

Эволюция Сирии во многом стала следствием событий в Ираке, где политические силы шиитов пришли к управлению страной, и в Турции, для которой до недавнего времени Сирия была краеугольным камнем в ее внешней региональной политике.

Непосредственное влияние Сирии на структуры региональных держав, таким образом, несомненно. И она находится в состоянии повышенной чувствительности к нынешней ситуации беспорядков, нестабильности и требованиям политической открытости, в полосу которых регион вступил в настоящее время.

Требования сирийского населения не отличаются от требований всего региона. Они не являются продуктом иностранного заговора. Сирийский народ своей борьбой и требованиями, ясно дал понять о четком желании двигаться в направлении перехода к демократии.

Это подводит меня к третьему пункту международного участия в распутывании сирийской проблемы. Международное сообщество должно поддержать эти силы направленные на изменения и прореагировать соответствующим образом. Если мы проанализируем, как проходило голосование, мы увидим, что из стран блока БРИКС, по воле случая в полном составе заседающего в Совете Безопасности, две наложили вето, а остальные, как это произошло и при голосовании по Ливии, воздержались. Ни одна из них не равнялась на позиции ЕС и США.

В резолюции по Ливии БРИКС «воздержались от действий». По Сирии - нет. Напомним, что Совет Безопасности в настоящее время состоит из таких стран, как: Германия, Бразилия, Индия и Южная Африка в качестве непостоянных членов Совбеза ООН, а Китай, США, Франция, Великобритания и Россия - постоянных.

Его устройство не изменится существенно, если сформировать «идеальный» Совет Безопасности в соответствие с расстановкой сил. И то, что мы еще не достигли соглашения по Сирии, заставляет нас задуматься о трудностях, с которыми мы столкнемся  при обустройстве нашей глобальной безопасности.

Конечно, не существует единой универсальной для всех (one size fits all) модели вмешательства. Но это не значит, что мы должны сбросить с себя ответственность защищать других - прекрасная концепция, которую  всячески продвигал и развивал Кофи Аннан (Kofi Annan), и которая была одобрена всеми государствами-членами на Всемирном саммите Организации Объединенных Наций в 2005 году.

Поддержка резолюции ослабила бы позиции Асада в правительстве, и он оказался бы в изоляции даже среди тех стран, которые его традиционно поддерживали. Это продемонстрировало бы единодушие международного сообщества, отрицающего репрессии как инструмент власти, и придало бы решимости защищать сирийское население, при этом помня, что резолюция не означает готовность к ежеминутной военной интервенции.

Санкций, принятых Европейским Союзом и Соединенными Штатами против режима Асада, недостаточно. Если такие действия не идут со стороны Совета Безопасности и не узаконены им, то у мирового сообщества область возможностей резко сужается.

Также как на международной арене G -7 уступила место G -20 под натиском таких стран, как: Китай, Индия и Бразилия; так же, как в 2010 году была принята амбициозная реформа МВФ, способная отразить изменения в расстановке сил, и которая, если  продолжать в том же духе (в распределении прав и обязанностей), не ограничится исключительно экономической сферой.

Несмотря на очевидные преимущества того, что глобализация предоставляет многим регионам планеты, мы сталкиваемся с недружелюбным отношением. Из-за чего, несмотря на нашу взаимозависимость в вопросах безопасности, мы не в состоянии достичь достаточного консенсуса для решения вопросов, которые не терпят отлагательства. И сегодня Сирия является одним из них.

Никто не говорил, что путь  в сторону более эффективного глобального управления  будет несложный и прямой. Но без эффективного применения силы, и без настоящего компромисса между всеми заинтересованными сторонами, мир будет обречен на бесчисленные конфликты, и будущее его не выглядит многообещающе.

Хавьер Солана – бывший 9-ый Генеральный секретарь НАТО и бывший Верховный представитель Европейского союза по общей внешней политике и политике безопасности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.