Картинки, поступающие к нам из Ливии – молодые люди, радующиеся смерти Муаммара Каддафи и стреляющие в воздух из своего оружия – захватывают дух. Однако они также в некотором роде вводят нас в заблуждение.

Ливия сделала шаг в сторону от диктатуры вовсе не из-за подъема молодежи, агитирующей за перемены, но именно из-за того, что молодых людей в Ливии не так много, как нам представляется.

Так или иначе, это аргумент некоторых демографов, которые полагают, что именно изменение состава населения является главной движущей силой, стоящей за так называемой «арабской весной», которая принесла перемены в Тунис, Египет, а теперь и Ливию.

 

Подробности: Беспорядки в Тунисе

 

Когда три года назад демограф Ричард Синкотта взялся определить, у каких стран больше всего шансов стать либеральными демократиями до 2030 года, он выделил все страны Северной Африки, некоторые страны Ближнего Востока и такие государства Средней Азии, как: Казахстан, Афганистан и Пакистан.

Причина: рождаемость там падает, что позволяет молодежи этих стран повзрослеть.  Это кажется парадоксальным, но слишком большое число молодых людей, стремящихся к переменам, приводит к тому, что остальные члены общества склоняются на сторону стабильности. В 2008 году Синкотта писал:

«Государства с большим процентом молодых совершеннолетних людей… обременены таким социальным окружением, где законность существующего режима подвергается сомнению и где относительно легко можно провести политическую мобилизацию молодежи. В результате этого политику государства зачастую можно охарактеризовать как весьма напряженную и потенциально жестокую. На этом этапе режимы обычно концентрируют свои ресурсы на обеспечении сохранности своих позиций, ограничивая любое инакомыслие и поддерживая, таким образом, порядок – такая политика находит поддержку среди коммерческой элиты и обеспеченных слоев общества».

Но когда молодежь становится старше, нации вступают в фазу готовности к получению существенных экономических выгод, которые часто называют «демографическим дивидендом».  Когда в стране мало детей, которых нужно содержать,  а демографическое большинство находится в возрастных границах между 30 и 64 годами, семьи могут откладывать больше средств, рабочие трудятся более продуктивно, а зарплаты растут. Это сейчас происходит в Азии и Латинской Америке. Это то, что начинает происходить в арабском мире.

Это зловещий знак для диктаторов, пишет Синкотта:

«Когда политическое непостоянство общества сходит на нет, авторитарные руководители как правило теряют поддержку коммерческой элиты, которая начинает понимать, что контроль режима над информацией и коммерцией тормозит их экономическое развитие, а привилегии, получаемые членами семей и близкими друзьями политической элиты, подрывают их финансовое положение».

Вуаля! Вот вам и условия для начала «арабской весны».

Конечно, существует множество примеров государств, которые проводили демографические реформы до того, как молодежное большинство взрослело, но подобные демократии достаточно хрупки, пишет Синкотта. «Страны Латинской Америки, как группа, постарались ввести нормы либеральной демократии во времена, характеризующиеся демографическим приоритетом молодежи, что может отчасти объяснить тот факт, что 60% этих стран меняли курс с либеральной демократии на менее демократический режим, по крайней мере, один раз, начиная с 1970-х годов.

 

Еще по теме: Мировой кризис по Сэмюэлю Хантингтону

 

И нет никаких гарантий того, что страны, готовые пожинать демографические дивиденды, на самом деле превратятся в либеральные демократии. Вспомните о России Путина, Сингапуре Ли Квана Ю или коммунистическом Китае.

Демографическая статистика «учитывает этнические, племенные и религиозные различия», говорит Джозеф Чейми, бывший директор департамента ООН по проблемам населения, а в настоящее время директор Центра исследований миграции в Нью-Йорке. Ограниченность ресурсов, отсутствие работы, отсталая трудовая этика или этика сбережений – все это может привести к тому, что нации упустят уникальную возможность добиться коренных перемен, выпадающую раз в 35 или даже 40 лет.

Возникнут ли в остальной части арабского мира либеральные демократии? Синкота с оптимизмом оценивает шансы остальной части Северной Африки и Ливана. Однако он испытывает сомнения относительно шести стран Персидского залива, поскольку высокий процент иностранных рабочих в этих странах может хорошо маскировать более юное местное население.

В ближайшее время, по мнению Чейми, все еще существуют причины для беспокойства относительно Ближнего Востока, тем не менее, в долгосрочной перспективе есть место и для оптимизма. «Демографическая статистика не является приговором,- говорит он. - Однако в точности своих прогнозов она сильно опережает все остальные науки».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.