ISPI (Институт по изучению международной политики) и фонд Farefuturo (Создать будущее) представили Министерству иностранных дел Италии общий доклад под заголовком «БРИКС и мы», анализирующий экономический подъем Бразилии, России, Индии и Китая (БРИК) и последующее влияние этого явления на Запад.

К странам БРИК по предложению Китая недавно добавилась Южная Африка, откуда и «с» в конце сокращения (с – от английского наименования Южной Африки - прим. ред.). БРИКс не являются ни картелем, ни консорциумом, ни партнерством, эту группу стран  можно охарактеризовать как своего рода клуб. В основном их соединяют взаимные интересы. Паоло Урсо, президент фонда Farefuturo, Паоло Магри, директор ISPI и посол Мальяно, генеральный директор по глобальным вопросам и глобализации министерства говорили о важности феномена БРИКС и подчеркнули сложность ситуации.

Еще по теме: Строит ли БРИКС Ноев ковчег?


Действительно, исследование подчеркивает, что некорректно интерпретировать БРИКС как единый блок, способный представлять собой угрозу мировому правопорядку. Здесь наблюдаются огромные различия в экономическом плане. Достаточно привести пример, что 55% валового продукта и 65% внешней торговли БРИКС приходится на долю одного Китая, а Индия, население  которой в 2025 году превысит население Китая, остается намного позади Китая, Бразилии и России по размерам территории и запасам природных ресурсов.



Для России, которая только недавно стала членом ВТО, характерна структурная слабость, которая делает ее экономически более уязвимой, чем другие страны. Тем не менее, в странах БРИКС живет 40% всего населения Земли и потребляется 32% энергии в мире. Если сегодня на их долю приходится 16% мирового валового продукта, то к 2030 году их доля в производстве мировых богатств возрастет до 47%. Мощь не только экономическая, но и демографическая. Кроме того, будущими членами этого клуба могут стать такие страны как Турция, Вьетнам, Индонезия, Корея, Мексика, увеличив, таким образом, критическую массу расширенного БРИКС, что еще больше сократит экономическую силу Запада.

Читайте еще: Членство России в ВТО благоприятно для Италии

Сегодня сила БРИКС в основном экономическая, но она постепенно преобразуется в политическую с предсказуемым значительным влиянием на процесс глобализации и на региональную экономику.


Конечно, не все то золото, что блестит. Согласно аналитикам, которые участвовали в разработке доклада, тучки появляются на розовом горизонте. Они связаны с нарастающей социальной напряженностью и трениями с профсоюзными организациями в Китае, с медленным процессом индустриализации в России, с ростом инфляции в Бразилии. Но для них не предвидится упадок, который постиг экономику западных стран, более того, именно быстро развивающиеся страны финансируют и будут финансировать европейские и американские долги. Сохранится ли позитивная тенденция, несмотря на кризис, трудно сказать. Важно понять, в какой степени Запад может использовать этот рост и обратить его себе на пользу.

Возвращаясь к критическим моментам БРИКС, особое внимание было уделено России. Россия, наследница супердержавы стала членом клуба, но она вынуждена догонять других партнеров, более организованных и индустриально более продвинутых. Россия живет рентой благодаря природным богатствам, которые делают ее необходимым звеном в  мировой экономике, но, кажется, она неспособна освободиться от своей  зависимости от сырьевых ресурсов. Политическая элита не способствует развитию страны, она жертва недостаточной модернизации. Учитывая все эти факторы, аналитики не исключают резкое ухудшение экономической ситуации в зоне бывшего Советского Союза.



Бразилия за последние 5 лет очень укрепилась экономически, наблюдается процесс ее быстрого роста. У нее есть независимый Центральный банк, страна богата природными ресурсами, может похвалиться высоким процентом экономически активного населения, резкий разрыв в доходах сократился, и вырос средний класс.Тем не менее, есть некоторые явления, на которые страна должна обратить внимание, среди которых рост дефицита и снижение конкурентоспособности, возникшей при повышении курса риала. Кроме того, сильный азиатский спрос сместил акцент на добычу природных ископаемых за счет промышленного производства.

Еще по теме: БРИКС - это настоящий блок?

Страны БРИКС представляют  открытую и стремящуюся к сотрудничеству группу стран, они намерены создавать и укреплять торговые отношения между собой и другими международными институтами. Они претендуют на все большее свое представительство в рамках Большой двадцатки, Международного валютного фонда, Всемирного банка. Кажется очевидным взаимный поиск стабильности, чтобы предотвратить негативное влияние кризиса, который, если опрокинет Запад, то не пощадит и страны БРИКС.

Итак, выгодным образцом поведения должны стать кооперация и конкуренция, формат, некоторым образом принятый на последней встрече G20. Паоло Куэрча, специалист по внешней политике прокомментировал основное содержание иссследования, размышляя по трем основным вопросам, а именно, БРИКС, глобализация, Италия. Общая картина возникла на основе не только экономических данных, но и политической философиии.

«В связи с БРИКС можно поразмыслить о роли государства», - утверждает Куэрча. Запад уже некоторое время живет в фазе постмодернизма, когда суверенитет уже  не является целиком и полностью прерогативой отдельного государства, но переходит в руки транснациональных, мультинациональных и тому подобных образований. В случае БРИКС государство сохраняет весь свой суверенитет в соответствии с принципами модернизма. Государство черпает силу в экономическом процветании и максимально извлекает выгоду путем избирательного подхода к глобализации. Что касается глобализации,  то Куэрча показывает, как в начале 2000 годов она изменила свою природу. Запускаются механизмы возрастающей конкуренции и изменения экономической власти, которая их подпитывает.

Еще по теме: Почему БРИКС не будет спасать Европу

Запад извлекает меньше выгод из процесса глобализации. Глобализация, которая до сих пор могла развиваться согласно западным образцам, связанным с постмодернизмом, с выходом на сцену БРИКС склоняется в сторону новой модели, основанной на суверенитете государств. Итак, сосуществуют два типа глобализации: один западного образца, пребывающий в упадке, а другой, азиатско-тихоокеанский в стадии экспансии. Это уже не общая западная модель, а две противоположных системы.

Но здесь возникает парадокс. Системы централизованных государств с некоторым дефицитом демократии, дают большую экономическую свободу, чем западные страны, которые частично ее утеряли. Поиск общих факторов, кажется, необходимым курсом, чтобы диктовать новые критерии глобализации. По мнению Куэрча, Италия занимает промежуточную позицию между двух систем. Причины этого любопытного явления кроются в задержке модернизации нашей страны, в государствености, которая еще не конца вписалась в механизмы постмодернизма, и в социально-политическом отставании, связанным с неокончательным объединением страны. Другими словами Италия пришла к глобализации, не приобщившись к постмодернизму. Но и вторая модель глобализации для нас неблагоприятна. То, что у нас не произошла деструктурализация, может приблизить нас к БРИКС, однако, без выхода из рамок нашей внешней политики.

Сотрудник китайского посольства, присутствовавший на презентации книги, подчеркнул, что настоящие отношения востока и запада не должны рассматриваться в терминах победителей и побежденных, но в терминах взаимозависимости. Китай нуждается в развитии внутреннего рынка, и это предоставляет большие возможности для западных стран. В конце концов, это подтверждает курс на сотрудничество, а не на противостояние.