Несколько лет тому назад во время летних каникул двух иностранных студентов из Бирмы внезапно исключили из Бауманского университета за то, что они пили водку в общежитии. Это было незначительное нарушение, и российскому студенту за такой поступок в худшем случае объявили бы выговор. Но эти студенты, как и сотни других, учились в России, будучи военнослужащими бирманской армии. Они находились в Москве в рамках программы, которая предусматривает обучение тому, как управлять ядерным реактором, как находить и обогащать уран, и как создавать ракеты, которые будут достаточно мощными для того, чтобы нести ядерный заряд. Хотя эти люди находились в тысячах километрах от дома, живя в обшарпанном московском общежитии, на них распространялись все требования бирманской воинской дисциплины. А для ее нарушителей это означало отправку на родину.

Еще по теме: Бирманская весна

Отвезти студентов в аэропорт поручили одному из их преподавателей, Валерию Гостеву, который читал курс по проектированию ракет. Он вспоминает, какие белые были лица у этих бирманцев, когда они сидели в зале вылета. «Они страшно боялись возвращаться домой», - говорит Гостев. Этот пожилой инженер старой советской школы, отдающий предпочтение твидовым пиджакам спортивного покроя и ортопедической обуви, до того дня никогда особо не задумывался о той далекой азиатской стране, чьих граждан ему поручили учить. Он начал спрашивать студентов о их руководителях, и те с опаской поведали ему, что Бирмой управляет военная хунта. «Я тогда спросил их, зачем им все эти ракеты, - говорит Гостев. – А они мне ответили: для того же, для чего вы держите собак на дворе - чтобы отпугивать людей».

На протяжении десятилетий это главная прерогатива бирманского государства, которым с 1992 до конца 2010 года заправляла клика безумных генералов. И лишь с 2011 года там начался переход к гражданскому правлению. Однако генералы до сих пор пользуются огромным влиянием. Свою власть, которая во многом напоминает режим Северной Кореи, они использовали для создания мощной армии за счет доходов от природных богатств страны. Они закупали арсеналы вооружений, строили сеть подземных бункеров – а население все глубже погружалось в трясину отчаянной бедности и нищеты.



Как отмечает правозащитная организация Freedom House, Бирма относится к «худшим из худших» режимов в мире. В этом месяце наступил прорыв в ее отношениях с США, когда Хиллари Клинтон стала первым госсекретарем, посетившим эту страну за 50 лет. Однако в отношении Бирмы по-прежнему  действуют международные санкции из-за существующих там нарушений прав человека, и ее считают государством-изгоем. Одним из наиболее заметных партнеров Бирмы на протяжении ее многолетней изоляции наряду с Китаем и Северной Кореей была Россия, которая с 2001 года начала принимать на обучение в свои вузы большое количество бирманских военнослужащих. В том же году Россия дала согласие построить для Бирмы маленький ядерный реактор. (Параллельно она договорилась с Бирмой о поставке в эту страну истребителей и тяжелой артиллерии.)

Читайте еще: Россия не поддается давлению и выступает против изоляции Сирии

Сделку на поставку реактора заключили в 2007 году. Контракт предусматривает обучение «300-350 специалистов в области атомной энергетики». В нем также выдвинуто условие, что реактор не будет использоваться в военных целях, а только для проведения научных и медицинских исследований. Однако такое объяснение не устроило Международное агентство  по атомной энергии (МАГАТЭ). Если считать в процентах к ВВП, Бирма тратит больше всех в мире на армию и меньше всех – на здравоохранение. Поэтому мысль о том, что она вышвырнет 150 миллионов долларов просто для того, чтобы делать медицинские изотопы, казалась смехотворной. Такой маленький реактор «не представляет угрозы миру во всем мире», написал в прошлом месяце в газетной статье бывший директор ЦРУ Роберт Келли. «Однако без инспекций будет постоянно возникать тревога по поводу того, что даже маленький реактор может быть использован для низких целей», - отметил он. Но пока Бирма отказывается подписывать соглашения о проведении ядерных инспекций МАГАТЭ, хотя в прошлом году появились свидетельства о наличии у нее тайной программы по созданию оружия.

Этой информацией поделился бывший майор бирманских вооруженных сил Сай Тьен Вин (Sai Thein Win). В 2010 году он бежал на Запад с папкой секретных документов и фотографий, которые были опубликованы базирующимся в Осло оппозиционным информационным агентством Democratic Voice of Burma. Один из документов похож на военный приказ о создании «бомбового реактора», а на многочисленных фотографиях Сай Тьен Вин позирует с деталями ракет и с оборудованием, которое можно использовать для обогащения урана. В октябре он дал по телефону интервью корреспонденту TIME, но попросил не раскрывать его место жительства. «Если они узнают, где я нахожусь, они легко смогут со мной расправиться», - сказал Сай Тьен Вин.

По его оценкам, в российских технических вузах прошли обучение около 10 000 бирманских студентов, в основном военнослужащие, причем многих из них отправляли учиться специально в рамках ядерной программы. Он был одним из первых. Сай Тьен Вин рассказал, что в 2001 году его и еще двоих студентов взяли на учебу на секретный факультет ракетных двигателей Бауманского университета, где преподает Гостев. «Там был один парень из Северной Кореи, один из Ирана и я, - сказал он. – Единственный, кто полностью закончил весь курс обучения и получил диплом, был северокорееец, так что это его ракеты совершают сегодня испытательные полеты над японскими островами.» Карьера самого Сай Тьен Вина была не такой звездной.

Читайте еще: Выйти за рамки ядерного мышления холодной войны

Завершив учебу в «Бауманке» в 2005 году, он стал заместителем начальника военного цеха в Бирме, чья задача заключалась в производстве деталей в рамках секретной бирманской программы по созданию ядерного оружия. Сай Тьен Вин рассказал, что основную часть оборудования для его цеха закупили у немецких компаний, которым было заявлено, что оно предназначено для гражданских исследований. Самые секретные компоненты закупались в Северной Корее, а преподавание ядерной физики и проектирования ракет вела Россия.

Его разоблачения вызвали взрыв возмущения на Западе. Председатель сенатского подкомитета по восточноазиатским и тихоокеанским делам сенатор Джим Уэбб (Jim Webb) отменил свою поездку в Бирму до выяснения всех обстоятельств, связанных с утверждениями перебежчика. США подняли тревогу по поводу незаконных поставок оружия из Северной Кореи в Бирму, а в июне этого года американский эсминец остановил направлявшееся в Бирму северокорейское судно, заставив его повернуть назад. Изучив документы Сай Тьен Вина, Келли, который также является ученым-ядерщиком и бывшим оружейным инспектором МАГАТЭ, пришел к выводу, что они доказывают существование в Бирме секретной программы по созданию ядерного оружия. «Подобно своему образцу для подражания Северной Корее, бирманская хунта надеется обезопасить себя от иностранного вмешательства, став слишком опасной для внешнего вторжения, - написал тогда Келли. – А ядерное оружие способствует возникновению такой неприкосновенности».

Читайте еще: Взгляд из прошлого - Мьянма получит российский атомный реактор


Волна тщательных проверок не касалась участия России, но под давлением международной общественности Москва отказалась от заключенной в 2007 году сделки по продаже реактора. Бирма также начала размахивать белым флагом, заявив МАГАТЭ, что ядерная программа ей не по карману и что она ею не занимается. Агентство поверило хунте на слово, и казалось, что дело закрыто.



Но этой осенью TIME узнал, что офицеры из Бирмы продолжают учебу в Бауманском университете. Профессор Гостев рассказывает, что он в своей аудитории ракетного проектирования по-прежнему обучает десяток студентов из Бирмы, делая это каждый семестр. А другие факультеты и кафедры читают им лекции по ядерной физике. Вопрос: для чего?

Если учебная программа направлена на то, чтобы помочь бирманцам создавать ракеты, то это не является  нарушением каких-либо международных соглашений. «Русские в этом случае просто демонстрируют очень плохой вкус в том, чему они учат людей», - говорит Келли, указывая на то, что такие ракеты можно использовать  для доставки к цели химического и биологического оружия, относящегося к категории оружия массового уничтожения.

Читайте еще: Ядерное оружие Ирану "подарили" ученые из бывшего СССР

Российские мотивы, говорит он, скорее всего, носят финансовый характер. За обучение иностранного студента, особенно изучающего технологии двойного назначения, пославшая его страна платит по 60 000 долларов в год, а это большое подспорье для российских вузов, испытывающих хроническое недофинансирование. Российские корпорации также заглядываются на бирманские месторождения  полезных ископаемых. В начале лета российская геофизическая компания «Дальморнефтегеофизика» открыла свое представительство в Рангуне, которое оказывает помощь в геологоразведке и поиске нефти и минералов. В августе Бирму посетили представители руководства российского газового монополиста «Газпром». Обмен оружия и секретных технологий на доступ к ресурсам может показаться отвратительным занятием, но Соединенные Штаты  заключают подобные сделки постоянно, не нарушая при этом нормы международного права.

Читайте еще: Россия нацелилась на влияние Китая в Мьянме


Но появятся гораздо более тревожные вопросы, если, как утверждает Сай Тьен Вин, Бирма все же осуществляет ядерную программу. Согласно положениям Договора о нераспространении ядерного оружия, подписанного Москвой в 1968 году, Россия обязуется «никоим образом не помогать, не поощрять и не побуждать» какое-либо государство к производству такого оружия. «Поэтому мы думаем, что России следует осторожно и внимательно подходить к такому масштабному обучению людей из Бирмы, - говорит эксперт из Института проблем науки и международной безопасности (Institute for Science and International Security) Андреа Стрикер (Andrea Stricker), занимающаяся исследованиями бирманской армии. – По-прежнему остается масса подозрений по поводу возможного осуществления Бирмой программы по созданию ядерного оружия».

Но пока точно неизвестно, каков состав и содержание учебной программы для Бирмы, в связи с чем и Келли, и Стрикер склонны предоставить России презумпцию невиновности. «Я уверен, если бы бирманцы заявили о своем желании изучать конструкцию [атомной] бомбы, они получили бы отказ», - говорит Келли. Но когда TIME попытался выяснить, что изучают студенты, Бауманский университет помочь отказался, объяснив это соглашением о конфиденциальности, существующим между вузом и посольством Бирмы в Москве. «В нашем контракте есть положение, обязывающее нас не раскрывать информацию о том, что и как долго изучают [бирманские] студенты, - объяснила пресс-секретарь университета Анна Лустина. – С другими иностранными студентами все просто, но с бирманцами у нас есть специальное соглашение».

Студенты также молчат. В воскресенье, когда позволяет московская погода, их можно найти играющими в футбол в спортивном центре университета. Но когда к ним приближается репортер с вопросами об учебе, они начинают бледнеть. «Мы не можем с вами говорить, - говорит один из них на ломаном русском, прижимая к груди мяч. – Пожалуйста, уходите». Затем они настороженно возобновляют игру.