Во всем виноваты американцы. Это они под руководством Хиллари Клинтон спровоцировали протесты на площадях, самые впечатляющие за несколько последних лет, которые развернулись в Москве на следующий день после, прямо скажем, не слишком прозрачных выборов в новую Думу в прошлое воскресенье. Несомненно, это очень тяжелое обвинение, выдвинутое вчера Владимиром Путиным в ходе встречи с делегатами «Народного фронта», представляющего собой что-то вроде расширения его партии «Единая Россия»  в гражданское общество. Российский премьер-министр объяснил, что Хиллари Клинтон уже заранее стала критиковать ход выборной кампании, и добавил, что эти ее суждения стали «сигналом» к началу протестов, которые активно поддерживались Государственным департаментом.

Но мало этого. Всесильный человек Москвы добавил, что на весь предвыборный процесс повлияли «сотни миллионов долларов из-за рубежа». В некотором смысле этот выпад премьер-министра был предсказуем. С другой стороны, Путин каждый раз, когда он оказывается в затруднительном положении, реагирует по уже устоявшейся схеме, напоминая об опасности «окружения», обвиняя внешнее вмешательство и попытки совать нос во внутренние дела России.

Но что-то заставляет думать, что этот выпад также и даже в первую очередь является ходом в предвыборной борьбе. Тот факт, что в марте состоятся президентские выборы, и Путин, кандидат на возвращение в Кремль после «нотариального» четырехлетия Дмитрия Медведева, в течение которого он все равно продолжал командовать, опасается, что скачок назад «Единой Россией» (с 64% в 2007 году до 48% в прошлое воскресенье), может негативно сказаться на его имидже.

В этом смысле вчерашнее обвинение можно проинтерпретировать как способ стимуляции  избирателей, которые в прошлом не раз отзывались на патриотические призывы.
Хиллари Клинтон в тот же день не упустила случая парировать выпад. Во время встречи Россия-НАТО в Брюсселе она подтвердила, что оценки результатов выборов в Москве имеют под собой «твердые основания». В понедельник она заявила, что «россияне заслуживают того, чтобы их голоса были услышаны и подсчитаны». В тоне Государственного секретаря тоже можно расслышать что-то вроде предвыборного «беспокойства».  Президентские выборы в 2012 году не за горами, и один из пунктов, по которому республиканцы предъявляют претензии к администрации Обамы — это слабость, проявленная по отношению к Москве.

Об этом несколько дней тому назад напомнил Джон Винокур, автор передовых статей в «New York Times», написав, что для команды Обамы будет нелегко выдать политику потепления отношений с Россией за большой международный успех в тот момент, когда народ выходит на площади против путинизма (завтра предполагается еще одна манифестация), а Москва продолжает утверждать, что противоракетный щит НАТО, продвигаемый США, представляет угрозу национальной безопасности России, что вынуждает ее, если начнется осуществление проекта, принять контрмеры и разместить ракеты в Калининграде.

По поводу щита дискуссия развернулась вчера на встрече России и НАТО. Две стороны не пришли ни к какому соглашению, а Клинтон, до того как парировать ответ  Путина,   продолжала настаивать на своем: «НАТО никогда не предоставит стране, не являющейся членом Альянса, право вето на проект, с  помощью которого Североатлантический блок намерен защитить себя от растущих угроз».

Вместе с тем, однако, Соединенные Штаты, НАТО и Россия решили дать еще время для поиска точки совмещения своих интересов и предотвратить слишком сильные трения. Климат предвыборной борьбы может накалять тон, но все-таки никто не хочет прекращения диалога.