Когда мы изучаем иностранный язык, понимание того, что мы слышим, становится первым шагом к свободному владению этим языком. Это кажется очевидным, но до недавнего времени мы не знали, как работает слушание. Новые исследования демонстрируют, что эффективное слушание подразумевает больше, чем просто прослушивание слов, проплывающих мимо наших ушей. Скорее, это активный процесс интерпретации информации и осознания смысла. Подобный тип активного слушания является навыком, который так же критически важен для изучения ряда предметов в школе и на работе, как и для умения понимать иностранный язык.

Наблюдение за опытными студентами иностранных языков помогло идентифицировать конкретные принципы слушания, ведущие к наилучшему пониманию. Более того, исследования показали, что студенты, специально начинающие использовать эти принципы, превращаются в лучших слушателей. Например, в прошлом году исследователь из Университета Оттавы Ларри Вандергрифт опубликовал свою монографию о 106 студентах университета, изучавших французский язык. Половине студентов преподавали как обычно – они слушали тексты и практиковались произносить их сами. Вторая группа, у которой был одинаковый изначальный уровень и у которой был тот же преподаватель, что и у первой, получила конкретные инструкции о том, как слушать. Вандергрифт опубликовал результаты эксперимента в журнале Language Learning («Изучение языков»): вторая группа «значительно превзошла» первую в проверке на понимание. Улучшение было особенно заметно среди тех, кто до этого хуже других говорил по-французски.

Так каковы же эти принципы слушания? Умелые слушатели приступают к прослушиванию с ощущением того, что они хотят от этого получить. Они ставят для своего прослушивания цель, и они вырабатывают прогнозы по поводу того, что скажет выступающий. Прежде, чем разговор начнется, они мысленно пересматривают то, что уже знают по теме, и формируют намерение «прислушиваться» к тому, что важно или относится к делу. Начав слушать, эти студенты сохраняют концентрацию; если их внимание рассеивается, они возвращают его к произносимым словам. Они не позволяют себе отключиться, потому что услышали путанные или незнакомые подробности. Вместо этого, они запоминают то, что не поняли, и делают выводы о том, что могут означать эти вещи, основываясь на имеющихся у них подсказках: предыдущих знаниях о предмете, контексте разговора, личности говорящего и прочем. Они «слушают, чтобы услышать суть» и не запутываются в слишком мелких подробностях. И все это время опытные студенты оценивают то, что слышат, и свое понимание услышанного. Они проверяют свои выводы, чтобы узнать, правы ли они, и идентифицировать оставшиеся у них вопросы, чтобы найти ответ на них позже.

Подобные принципы связаны с метапознанием – т.е. размышлением о размышлениях – и они дарят ряд преимуществ. Исследования показывают, что студенты, занимающиеся метапознанием, лучше обрабатывают и запоминают новую информацию, находят лучшие способы практиковаться и лучше закрепляют выученное. В исследовании 2006 года, проведенном в Сингапуре, говорящие по-китайски студенты, изучавшие английский язык, докладывали об улучшенной мотивации и уверенности в себе, после того, как им преподали принципы метапознания.

Хотя умение слушать часто считают светской условностью, способом заставить других почувствовать, что их ценят, оно также является одним из самых мощных инструментов, которые мы можем использовать, чтобы получить информацию и понимание сути происходящего. Это утверждение верно, независимо от того, является ли язык, к которому мы прислушиваемся, жаргоном ученых и технологов, топ-менеджерской манерой говорить или скоротечным говором французов. Comprenez-vous?