По наблюдению Ницше, великие события приходят тихо как голуби. Разве они не потому так безмолвны, что наносят удар по нашим предрассудкам и обличают нашу близорукость? Так это случилось на российских выборах 4 декабря. Они оказались пощечиной президентской партии, что свидетельствует об упадке поверхностной демократии («имитации», как отзываются о ней диссиденты) и потере иллюзий, которые она вызывала. А ведь год должен был закончиться апофеозом для человека номер один в России. Его звезда сияла во всем великолепии. Ему удалось добиться проведения в России Олимпийских игр и чемпионата мира по футболу; голливудские и французские дивы за соответствующее вознаграждение стремились к участию в праздновании его дня рождения; мир звезд и власть имущих улыбался  нефтяному королю. Открытие осенью газопровода от Балтики до Германии увенчало мечту почти полного контроля со стороны России энергетических ресурсов Европейского Союза. (…)

Смотрите по теме: Уровень коррупции в разных странах мира

Вторым ударома Путин самопровозгласил себя «кандидатом» в президенты на выборах 2012 года с явной перспективой остаться в Кремле до 2024 года и победить все рекорды советских долгожителей, стоявших у власти. Третий удар, и он получил премию Конфуция. Эта премия, задуманная Китаем в пику нобелевской против Лю Сяобо, получившего нобелевскую премию и все еще находящегося в тюрьме, в этом году была назначена российскому Другу. Основанием для ее присуждения явилось то, что Путин был объявлен  (sic) героем сопротивления западному вмешательству в Ливию, чемпионом по вето по поводу любых санкций ООН, которые направлены против его сообщника по массовым убийствам, сирийца Асада, моделью «борца против терроризма» в посткоммунистической версии с двумястами тысячами убитых чеченцев(так в тексте, прим. ред.) на миллион населения. Никем не оспариваемый в Европе, неизменный автократ в Москве, убийца на Кавказе, крестный отец планетарного масштаба (вместе с китайцами) всех современных деспотов от Ирана до Северной Кореи, Путин видел перед собой розовое будущее. До выборов «евразийский» проект Кремля каждый раз казался всепобеждающим. Направленный против Североатлантического союза, который по-прежнему считается врагом номер один священной России, против «иллюзий» прав человека, новый «конфуцианский блок» Пекин-Москва казался стабильным и уверенным в себе. (…)

Перед лицом политико-экономического кризиса, который разразился на демократическом Западе, вот вам модель, которая может соблазнить власть имущих и людей порядка на всех пяти континентах. Аксиома всех бывших работников КГБ (советское гестапо), казалось, оправдывается: распад  Советской империи, о котором  Путин сказал, что эта была самая большая геополитическая катастрофа XX века, не является окончательным приговором истории, но его можно обратить вспять. «Вертикаль власти» по-русски и «просвещенный деспотизм» китайского образца обещали победу над разгулом демократии. После великой депрессии 1929 года наглые полицейские диктатуры, в одно и то же время союзники и соперники, навлекли на мир  огромные бедствия. Повторение пройденного?

Читайте еще: Коррупция душит предпринимательство

У нас на Западе многие эксперты и ответственные лица тешат себя иллюзиями о солидарности, мощи, даже мудрости постсоветских и постмаоистских автократов. Разве мы не верили в то, что они  хотят бескорыстно и благожелательно спасти евро? Оставьте, ради Бога! Начало паники, вызванное революциями «арабской весны», указывают на то, что «евразийские» властители более уязвимы, чем мы, в плане сохранения их власти. В китайской «сети» всякий призыв к жасминной революции стирается. Почему? Столица Туниса — это не Пекин, а маленькое государство Тунис нельзя сравнивать с необъятным Китаем.

В Москве царит растерянность, когда минимальный протест  кажется апокалипсисом, немедленно вызывая усиление цензуры. Несмотря на блокирование социальных сетей и блогов, хакерских атак на независимые сайты, одностороннее освещение событий телевидением, наглость, с которой в избирательные урны вбрасывались бюллетени еще до начала голосования, фальсификацию подсчета голосов, акции устрашения, несмотря на приказ губернаторам провинций добиться любой ценой 65% «правильных» голосов, официальная партия «Единая Россия» скатилась до положения «партии жуликов и воров». Россияне не могли бы лучше выразить, что их страна не имеет ни веры (жулики), ни закона (воры). Они об этом знают, они в этом живут. Кого они хотят заставить поверить, что 99,48% чеченцев «свободно» проголосовали за своих убийц? Коррупция царит везде: от верхушки до основания, что довело великую Россию до уровня Сомали, она идет за Зимбабве по рейтингу неправительственной международной организации по борьбе с коррупцией Transparency International. В 2011 году взятки были оценены в 300 миллиардов долларов (30 миллиардов в предыдущие годы). Десять лет Путина  и его хищного окружения у власти подтвердили диагноз Михаила Ходорковского, бывшего олигарха, вечного политического заключенного, который обнаружил, что король голый, бессильный и коррумпированный.



Что утверждает Ходорковский? Он говорит, что  мировая коррупция хуже атомной войны. Манна небесная в виде высоких цен на нефть и газ не способствовала модернизации промышленности России. Потребление среднего городского класса снизилось, огромные состояния инвестируются за рубежом. События развертываются так, как если бы 50% населения считалось бесполезными ртами, осужденными на нищету, алкоголизм, проституцию, болезни, особенно туберкулез и СПИД, которые не лечатся из-за отсутствия средств. Куда уходят сказочные богатства, которые не вкладываются в развитие России? Они приходят к нам, попав в руки деспотов и олигархов, состоящих у них на службе, нанося ужасный вред. Коррупция оказывается заразной болезнью, а путинизм — сифилисом без границ.

Мы должны иметь мужество взглянуть в лицо российскому злу, потому что оно стоит на пути к нашему будущему. Без свободы анализа и критики, без свободы информации и выражения, которые ускользают от властей, не существует ограничений для разрушительной власти постмодернистской коррупции. Дилемма XX века была такова: тоталитаризм или демократия. На повестке сегодняшнего дня стоит вопрос: демократия или коррупция. Россияне начинают его себе задавать. Мы должны к ним прислушаться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.