Вы можете представить себе, что управляете автомобилем, который, как вы знаете, резко и без вашего желания может поменять педали газа и тормоза? Иначе говоря, как вы поедете, если придется ехать, на машине, которая непредсказуема, которую вы не понимаете и которой нельзя нормально управлять? Полагаю, ответ будет таким: очень медленно.

Иржи Пеге (Jiří Pehe) в своей статье «Капитализм без долгов - как рыба без воды» (Kapitalismus bez dluhu je jako ryba bez vody) задумывается над тем, что бы произошло, если бы капитализм справился со своими долгами и вел себя «ответственно». Автор приходит к выводу, что в таком случае капитализм бы рухнул и что надо задуматься о новой парадигме.

Да, и хотя проценты сегодня одна из главных основ нынешнего понимания демократического капитализма, лично я не вижу обязательной причины для коллапса в том случае, если капитализм разберется со своими долгами. Капитализм может функционировать и без огромных долгов, но ни в коем случае не в нынешней форме. И, очевидно, тогда бы он функционировал медленнее, без такого роста и рисков. Теперь давайте перейдем к ошибочным парадигмам.

Еще по теме: Чехия между Евросоюзом и Россией

Ошибочная парадигма номер один, которую я сегодня с удовольствием разберу: мы понимаем системы процентов и умеем их считать. Когда-то  я писал статью для газеты Hospodářské noviny о краткой истории процентной ставки и о том, как мы то, о чем нас все великие люди прошлых эпох предупреждали (о массовом использовании процентов), сделали главной основой работы нашей системы. Проблема в том, что ни философски, ни технически мы как следует не разбираемся в процентах. Пример: сегодня мы знаем, что процентные ставки, по которым Греция брала средства в долг, были слишком низкие.

То же самое можно сказать и об американских ипотеках или ирландском банковском буме. Просто, судя по ретроспективе, процент был слишком низким. Если бы проценты были выше, банкротство Греции бы нас не парализовало. Мы бы просто списали ее долги в рамках моделей риска, которые определяют диверсификацию рисков для стран, взявших в долг, и устанавливают верную процентную ставку. Никто никогда никого не заставлял давать в долг Греции.

 

 

Проще говоря, мы недооценили риск банкротства, вокруг которого вертится весь расчет итоговой процентной ставки.  Также выяснилось, что страховка этого кредита (Credit default swaps) точно так же не работает, как и процентная ставка. И что в определенном смысле за кредит в большей степени ручается государство(а), а не рынок(и).


Все это как раз похоже на управление тем автомобилем с непонятными педалями. Кто живет на острие лезвия, кто по нему скользит на коньках, не должен удивляться, что рано или поздно он с него упадет и о него же порежется. Итак, нам, чемпионам, надо быть очень-очень хорошими фигуристами. Но мы ими не являемся.

Еще по теме: Чехи доверяют Обаме, но не доверяют Путину с Медведевым

Да, скажете вы мне, тогда мы не могли этого знать. Согласен, но, во-первых, мы никогда не будем этого знать и, во-вторых, я не знаю, почему мы так полагались на эти числа, почему мы их просчитывали до десятых долей, когда знали, что они – как карточный домик. Иначе говоря, саму тему процентов, тысячелетнюю тему настоящих философов и экономистов (Ветхим Заветом и Аристотелем начиная), надо заново переосмыслить, то есть изменить парадигму. В каком направлении? В направлении большей неопределенности, то есть большей рисковой премии, то есть большей процентной ставки, то есть более медленного инвестирования и кредитования, то есть более медленной экономики.

Опасное чувство уверенности

У экономических моделей одна основная задача – минимизировать комплексность, особенно с целью снижения неопределенности (относительно будущего). Только вот одно идет в ущерб другого. И иногда чувство уверенности в среде фундаментальной неопределенности может иметь скорее отрицательные, чем положительные последствия.

 Капитализм может функционировать без огромных долгов. Просто возможность резкого роста мы продадим и купим за нее более стабильную, менее рискованную стратегию. В прошлом мы все делали наоборот. Огромную вину за это несут как раз самоуверенные прогнозы лучшего и, казалось бы, более стабильного будущего.

Автор – главный стратег по макроэкономике банка ČSOB и член национального экономического совета правительства Чехии (NERV).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.