Это уже становится традицией в Европе в зимний период. В 2006, в 2009, и теперь в 2012 году температура резко понижается, а Россия прерывает поставки природного газа. К сожалению, эта картина уже хорошо известна, а поиску ответа со стороны Европы препятствуют внутренние противоречия, дружественно настроенные по отношению к Москве европейские газовые компании, а также хорошо продуманные интриги Кремля. 

Морозильник на европейском континенте – это не шутка. Обильный снег выпал в Риме впервые за четверть века, венецианские каналы начали замерзать, а температура на Украине опустилась ниже отметки минут 32 градуса по Цельсию. В результате от холода на континенте умерли 300 человек.

Российский экспорт природного газа сократился на 15%, тогда как внутреннее потребление в холодную погоду резко подскочило – в результате энергоносителей на всех не хватает. Поставки в некоторые страны, включая Австрию и Болгарию, сократились почти на 30%, и Россия обвинила транзитера Украину в отборе большего количества газа, чем положено. На этот раз – в отличие от прекращения поставок в 2009 году – причина возникшего дефицита, судя по всему, состоит в том, что российский газовый монополист Газпром просто не имеет достаточного количества запасов для того, чтобы обеспечить потребности как внутреннего, так и внешнего рынка. Кроме того, Владимир Путин, как сообщают, дал указание компаниям в приоритетном порядке обслуживать российских потребителей.

Соединенные Штаты, похоже, превратили «энергетическую независимость» в популистский лозунг и резко увеличили добычу собственного природного газа, тогда как европейские страны стали двигаться в противоположном направлении. Они сконцентрировали свои усилия на упорядочении спроса, на развитии возобновляемых источников энергии, а также на заключении отдельных договоров с Россией. Закрытие Германией своих атомных электростанций, а также решение Италии не возвращаться к ядерной программе после катастрофы в Фукусиме будут способствовать дальнейшему усилению зависимости Европы от российского природного газа.

Читайте также: Энергетические игры прибалтийских стран


Выбранная стратегия сделала Европу еще более уязвимой для холодов, установившихся в настоящее время в Европе. Однако есть выход из этой ситуации. Запасы сланцевого газа в Европе - хотя они, возможно, и не сопоставимы с месторождениями такого рода в Соединенных Штатах - могут стать важным местным энергетическим источником. Согласно некоторым оценкам, в недрах Европы содержится 15 триллионов кубометров сланцевого газа, что может в два раза превосходить существующие запасы обычного природного газа на континенте. 

Вызов, связанный с разработкой этих месторождений, является по своему характеру не только политическим, но и научным. Планы по добыче сланцевого газа столкнулись  с оппозицией экологов, с прохладным – в лучшем случае – отношением политиков, а также с закулисными интригами Газпрома и европейских газовых гигантов, получающих выгоду от тесных отношений с российским концерном. В 2010 году, демонстрируя озабоченность по поводу окружающей среды, заместитель председателя правления Газпрома Александр Медведев в интервью британской газете Daily Telegraph заявил: «Не каждая домохозяйка осведомлена об экологических последствиях использования сланцевого газа. Я не знаю, кто может взять на себя инициативу и подвергнуть риску источники питьевой воды».

 

В Болгарии прислушались к этому завуалированному предостережению. Эта страна, сильно пострадавшая в результате прекращения поставок в 2009 году, покупает природный газ у Газпрома по цене в четыре раза превышающей ту, что существует в полностью обеспечивающей себе этим сырьем Северной Америке. По оценке болгарского Министерства экономики, запасов сланцевого газа могло бы хватить на 100 лет, а опросы общественного мнения показывают, что 75% населения страны поддерживают предложение о добыче сланцевого газа при соблюдении мер по охране окружающей среды. Однако с самой высокой скоростью с момента окончания коммунистической эры в Болгарии был принят закон, запрещающий использование методов «гидроразрыва пласта», что является важнейшим способом извлечения природного газа из сланцев. Кроме того, на основании принятого закона была прекращена лицензия американского нефтяного гиганта  Chevron по проведению разведки месторождений природного газа на северо-востоке страны.

Инициатором этого шага было не Министерство экологии, а глава парламентского экономического комитета Валентин Николов, на которого якобы оказывается давление со стороны русских в связи с продлением контракта на поставку газа, срок которого истекает в этом году. Министр энергетики Трайчо Трайков утверждает, что проведением этой кампания руководили представители «заинтересованной элиты», а крайне правый Союз демократических сил обвинил Газпром в том, что он «играет ту же роль, что и советская армия несколько десятилетий назад». Этот запрет навсегда устанавливает почти полную зависимость Болгарии от российского природного газа и не дает возможности кампаниям, ведущим разведку и добычу сланцевого газа, вкладывать свои капиталы в Восточной Европе.

Еще по теме: Евросоюз, Россия и энергетическая карта Европы

Болгария далеко не единственная страна, умышленно выстрелившая в ногу своей собственной энергетической безопасности. Франция, имеющая, вероятно, самые крупные запасы сланцевого газа в районе Парижа – там есть и нефть, и природный газ – еще в июне прошлого года, руководствуясь заботой об охране окружающей среды, запретила использование методов гидравлического разрыва пласта. То же самое уже сделали два швейцарских кантона. Эти запреты были приняты, несмотря на доклад Еврокомиссии, в котором говорится о том, что, « ни на европейском, ни на национальном уровне мы не заметили значительных пробелов в действующем рамочном законодательстве (относительно сланцевого газа)».

Ведущие европейские компании, работающие в этой области, по большей части негативно  относятся к местному потенциалу и оставляют добычу сланцевого газа своим конкурентам. Группу сторонников сланцевого газа возглавляет компании Cuadrilla, объявившая в прошлом году об обнаружении почти 6 триллионов кубометров сланцевого газа на севере Англии. Похожую позицию занимают такие американские гиганты как ExxonMobil, Chevron и ConocoPhillips. 

Тем временем Россия, пытаясь опередить Европу в области диверсификации и избежать таким образом зависимости от транзитных стран, занимается строительством новых трубопроводов. По трубопроводу «Северный поток», проложенному по дну Балтийского моря непосредственно в Германию, поставки природного газа начались уже в ноябре прошлого года. За несколько недель до своей отставки в конце 2005 года с поста федерального канцлера Германии Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) стал председателем комитета акционеров оператора «Северного потока», в число которых вместе с Газпромом входят две крупнейшие немецкие газовые компании – Wintershall и E.ON. Сложившийся альянс между российскими и немецкими энергетическими гигантами вызвал испуг в Восточной Европе. В 2006 году бывший в то время министром обороны Польши Радек Сикорский заявил, что этот трубопровод вызывает в памяти пакт Молотова-Риббентропа времен правления нацистов в Германии.

Москва планирует также построить трубопровод «Южный поток», который сделает Россию в значительной мере независимой от украинского транзитного маршрута, что позволит в любое время оказывать давление на Киев – как это было сделано в 2006 и в 2009 году для подрыва позиций прозападного президента Виктора Ющенко. Партнерами Газпрома в строительстве южной нитки, которая пройдет по дну Черного моря к берегам Болгарии, выступают итальянская компания ENI, а также Wintershall и Electricité de France. Новый трубопровод будет препятствовать попыткам доставить природный газ из Каспийского региона и Ближнего Востока в Юго-Восточную Европу. Он также не позволит Туркменистану, обладающему четвертыми по объему запасами природного газа, обойти посредника в лице Газпрома и напрямую продавать газ в Европу.

 

Однако оценочная стоимость трубопровода «Южный поток» на 50% выше конкурирующего проекта Евросоюза под названием Nabucco, и поэтому коммерческая составляющая новой газпромовской нитки является туманной. «Газпром представляет собой именно то, чего мы ожидаем от государственной монополии, сидящей на огромных богатствах, - он неэффективен, зависим от политики и коррумпирован»», - подчеркнул один американский дипломат, слова которого были опубликованы на портале WikiLeaks. Кажется, эти оценки подтверждаются, поскольку российская газовая компания вынуждена все больше субсидировать внутренний рынок, а также приобретать инфраструктурные объекты для усиления своего политического контроля в постсоветских государствах «ближнего зарубежья». В результате существует реальная опасность того, что Газпром не будет производить инвестиций, необходимых для разработки следующего поколения более затратных и удаленных месторождений.

Еще по теме: Энергетическая зависимость Евросоюза от Москвы

Европе необходимо предпринять решительные меры. Ее лидерам следует отказаться от любых иллюзий в отношении безжалостных, циничных и расчетливых людей в Кремле. Она должна иметь дело с ними с позиции единства и силы, а не поддаваться соблазну заключения сделок на стороне. Если Германия демонстрирует свое раздражение по поводу отсутствия фискальной дисциплины в Еврозоне, то она должна также продемонстрировать свою собственную дисциплину, а не проявлять уступчивость в энергетической сфере.

Урок, который следует усвоить по прошествии десятилетий после первого нефтяного кризиса, состоит в том, что в долгосрочной перспективе экспортеры энергоносителей страдают больше потребителей от эмбарго и политических манипуляций. Российская экономика построена на экспорте сырья, и она, судя по всему, становится все более шаткой, тогда как высокая стоимость экспорта природного газа в Китай говорит о том, что у Кремля не остается другого выбора, кроме как повернуться в сторону Европы.

Правильное понимание сложившейся ситуации позволит бросить агрессивный вызов правительству Владимира Путина в вопросах прав человека и геополитики, в нынешнем противостоянии по поводу Сирии, а также в связи с растущей внутренней оппозицией политике путинизма. Вызов, перед которым находится Европа, состоит в попытке примирения ее принципов и интересов для содействия развитию международных свободных рынков с помощью разумной и наступательной энергетической стратегии.

Дружественно настроенным по отношению к Кремлю газовым олигополиям также должен быть брошен вызов со стороны агрессивных конкурентов. Мобильный и гибкий рынок газа, подобный тому, что существует в Великобритании, постепенно заменяет завязанные на нефтяные цены контракты, которые, по мнению Газпрома, являются необходимыми для обеспечения «безопасности поставок». Более высокая энергетическая эффективность и более совершенная межсетевая система в Восточной Европе, особенно на Украине, поможет ограничить возможности России по запугиванию отдельных стран.

Еще по теме: Россия не будет повышать цены на энергию до выборов

Альтернативные варианты поставок также должны использоваться более основательно. Одно из самых важных достижений Евросоюза в области энергетической безопасности было достигнуто при помощи значительного увеличения поставок природного газа из Катара. Катар, начавший экспорт газа только в 1996 году, в настоящее время является третьим по значимости экспортером в мире и поставляет на рынок четвертую часть сжиженного природного газа. Существуют веские основания для того, чтобы Катар мог поспорить с Россией в борьбе за долю рынка в Европе – речь идет об исчезновение планировавшегося американского рынка благодаря стремительному развитию сланцевого газа, а также о желании Катара ограничить поставки в Азию для поддержания там высоких цен. Однако Доха в настоящее время ведет переговоры с Москвой относительно совместных арктических проектов, и поэтому сложившаяся в настоящее время благоприятная ситуация, вероятно, не будет длиться вечно. 

Охладившиеся отношения Европы с Турцией, отягощенные растущим внутренним самокопанием и ксенофобскими настроениями, также вредны для энергетической безопасности континента. Оппозиция вступлению Турции в Евросоюз растет в связи с иммиграцией, исламом, а также вопросами прав человека. Однако желание некоторых европейских политиков пренебрежительно обращаться с Турцией не учитывает ее важность как транзитной страны при транспортировке каспийского и ближневосточного природного газа, а также ее ведущую роль  в Ираке,  где бесконечные распри по поводу нового закона об углеводородах, а также споры между властями Курдистана и Багдадом пока не позволяют направить потоки иракского газа на север.

Существует большое количеству других стран, развивая отношения с которыми Европа может гарантировать удовлетворение своих энергетических потребностей. Если Китай способен обеспечить работу газопровода из Туркменистана, то и Евросоюз должен быть в состоянии сделать это – особенно после того, как Россия воспользовалась ситуацией, возникшей в результате загадочного взрыва на трубопроводе, а также падения спроса в ходе экономического кризиса и прекратила закупать газ у Ашхабада. Поддержка молодой демократии в Ливии, далеко не дружественно настроенной в отношении России, имеет значительный побочный эффект в виде стабилизации ситуации внутри страны, способной стать важным дополнительным поставщиком газа. Иран также является естественным энергетическим союзником Евросоюза и соперником России – но для реализации этих планов с двух сторон должно произойти чудо, подобное превращению Савла в Павла на пути в Дамаск.

И, наконец, Европе следует разрабатывать свои собственные газовые месторождения с соответствующим экологическим контролем, а не становиться жертвой страшилок, распространяемых теми, кто на самом деле преследует свои собственные интересы. И это лучший способ, чтобы не замерзнуть в темноте.