В четверг вечером исполняется неделя с того момента, когда после длительных переговоров, наконец, появилась возможность прийти к договоренности. Полномочные представители постоянных членов Совета Безопасности ООН подготовили согласованный текст, который они отправили в столицы своих стран.

Резолюция была в определенной степени жесткой по отношению к режиму Башара аль-Асада, требуя от него прекратить насильственное подавление протестных выступлений народных масс, и одновременно гибкой, поскольку предполагала решение возникших проблем за столом переговоров, за что выступает большинство арабских стран и членов Совета Безопасности.

Поиск консенсуса ясно выражен в четко заявленном отказе от военных действий. Об этом говорится в проекте резолюции. Никто не собирался повторять ливийский опыт. Не было и угроз введения новых санкций, о которых шла речь в первой резолюции, заблокированной в октябре первым двойным вето России и Китая. В тексте также осуждалась любое насилие, «откуда бы оно ни исходило», как обычно пишут в таких случаях. Не было каких-либо прямых обращений к диктатору с предложениями уйти в отставку, как того требует оппозиция. «Я буду рекомендовать голосовать «за», заявил в тот же четверг полномочный представитель России Виталий Чуркин своему французскому коллеге Жерару Аро (Gérard Araud).

Еще по теме: Арабские интеллектуалы объявили войну российским товарам

«На следующий день (в пятницу) мы были свидетелями разворота на 180 градусов», рассказал Аро корреспонденту газеты Le Monde. И добавил: «После голосования, в субботу, Виталий Чуркин зачитал свои предложения, не пытаясь даже хоть как-то их обосновать. Он знал, что мы зашли слишком далеко в наших уступках, что было весьма неожиданным для русских, чьи соображения были учтены».


Во время голосования Россия и Китай вновь воспользовались своим правом вето, что не поддается объяснению ни содержанием резолюции, ни интересами государств, выступающих в защиту Башара аль-Асада.



Москва, которая в этом вопросе играет первую скрипку, считает, что резолюция нацелена на смену режима и представляет собой вмешательство во внутренние дела Сирии. Но в это трудно поверить, потому что предложение ограничивается поддержкой и косвенным упоминанием мер, без включения их в основной текст, содержащихся в Плане действий Лиги арабских государств.

Этот План действительно предполагает отставку Асада, формирование правительства национального единства и проведение свободных выборов, но в тексте не содержится ничего, в отличие от резолюции по Ливии, что могло бы привести к созданию бесполетного воздушного пространства или военным действиям с целью защиты гражданского населения. В том числе и потому, что речь шла всего лишь о декларации, не предусматривавшей принятие каких-либо обязательных мер ни жестких сроков, то есть применение силы исключалось полностью. В дополнение ко всему, на завершающей стадии переговоров Россия потребовала, чтобы к обеим сторонам относились одинаково, как будто речь шла о двух вооруженных группировках, в равной степени виновных в убийствах гражданского населения.

Еще по теме: Россия "с паникой воспринимает" арабские восстания

Лига арабских государств, многосторонняя организация, в течение десятков лет занимавшаяся лишь демагогическими заявлениями, после арабской весны проявила невиданную активность. Он сыграла видную роль в принятии резолюций по Ливии и продолжает играть ее во время сирийского кризиса, восполняя тем самым пассивность других стран и международных организаций. Лига действует с большой осторожностью, поскольку за ней следит все более требовательное и активное население стран, уже вступивших на путь демократических преобразований, и самодержавных монархий.

В отношении Сирии она пыталась свои собственные методы воздействия, которые посредством переговоров привели бы к проведению демократических реформ. Сначала это были бы группы гражданских инспекторов, в задачи которых входила бы защита мирного населения, а затем  - в соответствии с Планом действий- проведением свободных выборов, первых в истории Сирии, если, конечно, они вообще состоятся.

Россия и Китай предпочли перекрыть эту дорогу, несмотря на тот вред, который этот шаг нанесет их престижу и даже интересам на Ближнем Востоке и в целом среди развивающихся стран, где эти две страны решили заменить США и Европу в качестве покровителей диктаторов. 

Еще по теме: Путин, Медведев и арабская весна. Примет ли Россия верную сторону?

Их два вето противостоят остальным 13 голосам членов Совета Безопасности, включая Индию, Южно-Африканскую Республику и Пакистан. Их позиция объясняется внутренними проблемами. Когда Москва воздержалась от голосования по ливийской резолюции, в России еще не начались массовые акции протеста против авторитарных методов правления Путина. Ничего на свете так сильно не боится диктатор, как свержения другого диктатора. Бывший сотрудник КГБ, он гребет в противоположном направлении, пытаясь любой ценой провести президентские выборы 4 марта. Он не стремится защитить геостратегические позиции в новой холодной войне, крупные экономические или военно-промышленные интересы. Все гораздо проще. Путин боится демократии, минимального согласия граждан, необходимого для того, чтобы управлять страной. Он спешно пытается потушить залить водой разгорающийся костер.