Если вы хорошенько посмотрите на Ангелу Меркель во время встречи с Вэнь Цзябао, то обнаружите, что отныне Германия стала шестой страной, входящей в число быстро развивающихся стран после БРИКС. По многим причинам можно поставить эту европейскую страну рядом с Бразилией, Россией, Индией, Китаем и Южно-Африканской республикой. Это помогает понять и занимаемую Берлином позицию в кризисе евро. Немецкий канцлер и китайский премьер-министр вчера утром были в Ганновере на открытии самой большой в мире ежегодной ярмарки индустриальных товаров, где Пекин является почетным гостем. Есть все предпосылки к тому, что торговый оборот между двумя странами, который в 2011 году составил 144  миллиарда долларов, к 2015 году почти удвоится и достигнет 280 миллиардов. Германия вошла в почти беспрецедентную фазу экономического и коммерческого пересмотра своей позиции. Уже в 2010 году Китай стал основным неевропейским рынком по экспорту немецких товаров, прежде эту позицию занимали Соединенные Штаты.

Экономисты предсказывают, что в 2015 году китайский рынок окажется вообще на первом месте, когда экспорт туда германских продуктов возобладает над экспортом во Францию, которая исторически является первым торговым партнером. Отношения с Пекином имеют стратегическое значение, они настойчиво продвигаются Берлином. На ярмарке в Ганновере в этом году Китай был назван привилегированным партнером, а китайцы в ответ привезли на выставку продукцию своих пятисот предприятий, их экспонаты  составляют 10% всей экспозиции. Это их самая большая выставка вне национальных границ. Вчера Вэнь отправился в Вольфсбург, где он подписал договор о строительстве нового завода Фольксваген в Синьцзяне. В основном, существующая действительность и процесс глобализации  подтолкнули средние и крупные немецкие предприятия на поиск выхода на самый динамичный на планете рынок.

Но и фрау Меркель не отступила перед вызовом: в 2006 году она пять раз побывала в Пекине с государственными визитами, причем ее всегда сопровождали предприниматели, менеджеры и банкиры. Факт состоит в том, что Китай — не единственная неевропейская страна, которая привлекает внимание Германии: за последние восемь-десять лет немецкая экономика все больше ориентируется на вновь возникающие развивающиеся рынки. Как говорит отчет, подготовленный Европейским советом по международным отношениям, Германия «стремится приобрести надежное влияние  в многополярном мире, что в свою очередь вызывает искушение самой стать глобальной». Нельзя сказать, что Берлин решил «подать на развод» с остальной Европой: в период кризиса евро синьора Меркель приложила немало усилий для поиска решения и играла роль лидера в этом вопросе. Но нельзя и не отметить, что центробежная тенденция все больше усиливается, а отношения со странами БРИКС Германия строит сама. Наблюдаются очень тесные отношения с Москвой: в России действуют шесть тысяч немецких предприятий, и Германия сильно зависит от импорта российского газа.

Несмотря на критику, которой  Ангела Меркель подвергает Владимира Путина по вопросу о правах человека и законности, политические отношения очень тесные по историческим и другим существенным причинам. Например, в Совете Безопасности ООН в прошлом году Берлин воздержался вместе с БРИКС и пошел вразрез с  западными странами при принятии резолюции, которая позволила военное вмешательство в Ливию. Сотрудничество с Индией увеличилось в огромной степени особенно после визита канцлера в Нью-Дели в прошлом году: цель — достижение двадцатимиллиардного взаимообмена в евро к концу года и сотрудничество в области высоких технологий. Бразилия и  Южно-Африканская республика стали объектами настоящего экономического и дипломатического наступления Германии, продвигаемого в основном министром иностранных дел Гидо Вестервелле. Экономика и экспорт Германии растут, уровень безработицы низок, зарплаты существенны, поэтому ее место среди БРИКС не является таким уж экстравагантным предположением. Во многих отношениях Берлин более близок к Пекину, чем Пекин к Дели. А Пекин более близок к Берлину, чем Берлин к Афинам. Факт тот, что все шесть стран: БРИКС плюс Германия, возможно, выйдут из кризиса более сильными, чем раньше, и это их объединяет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.