В идее фильма «Запретная зона» (Chernobyl Diaries), поставленного Брэдом Паркером (Brad Parker) на основе идеи Оурена Пели (Oren Peli), продюсера и соавтора фильма, в общем-то был потенциал: шесть легкомысленных американских туристов нанимают украинского гида по «экстремальному туризму» для однодневной экскурсии по развалинам Припяти - рабочего городка, покинутого после ядерной катастрофы в Чернобыле в 1986. В результате комбинации двух жанров - фильма ужасов в стиле «последней девушки, оставшейся в живых» и современной политической аллегории могло бы получиться свежее кино - эдакая дешевая версия «Хижины в лесу» (Cabin in the Woods) Джосса Уэдона (Joss Whedon). Да и Пели, создатель единственной в своем роде франшизы «Паранормальная активность» (Paranormal Activity), - интересная фигура в жанре хоррора.

Нравятся они вам или нет (мне, в основном, да), фильмы этой серии несут на себе отчетливый режиссерский отпечаток: они клаустрофобны и по мере разворачивания сюжета постепенно становятся все более и более страшными; в них мало крови, но много напряженного ожидания. Эти фильмы полностью следуют правилу: каждый кадр должен быть «найденной видеозаписью», снятой самими персонажами. А для работы в рамках такого технического ограничения, они находят умные решения - такие, как запоминающийся кадр в Paranormal Activity-3, в котором персонаж прикрепляет домашнюю видеокамеру к вращающемуся вентилятору и она снимает повторяющуюся горизонтальную панораму комнаты, в то время как по обеим сторонам происходят всякие ужасы.

Такого рода кинематографическая изобретательность абсолютно отсутствует в «Запретной зоне», а политической аллегории в ней столько же, сколько в пакетике орешков в шоколаде. Фильм, которому больше подошло бы название «Шесть тупиц в поисках разгадки», открывается сценами в веселом городе Киеве, куда Крис (Джес Маккартни (Jesse McCartney)) приезжает навестить своего старшего брата Пола (Джонатан Садовски (Jonathan Sadowski)), студента местного университета. У Криса есть серьезная девушка Натали (Оливия Тэйлор Дадли (Olivia Taylor Dudley)), а Пол только что начал встречаться с Амандой (Дэвин Келли (Devin Kelley)). Помимо того, что все они выглядят как модели из каталога Gap, все четверо кажутся обеспеченными и абсолютно беззаботными - ну, кому здесь устроить головокружительный тур по месту, где произошла самая ужасная ядерная катастрофа в мире?

Даже после того, как они знакомятся с мясистым Юрием (Дмитрий Дьяченко) - уклончивым гидом, который уверяет их в том, что они будут находиться в опасной зоне слишком непродолжительное время, чтобы радиация причинила им серьезную опасность, этой четверке все равно не приходит в голову, что это - не самая хорошая идея. Не приходит это в голову и Майклу (Нейтан Филипс (Nathan Phillips)) или Зои (Ингрид Болсе Бердал (Ingrid Bolsø Berdal)) - паре европейских путешественников, которые присоединяются к их увеселительной прогулке в Чернобыль.

Юрий отвозит их в зловеще тихий, заброшенный город Припять, обманным путем проводит их через КПП на въезде в зону, позволяет осмотреть несколько разрушающихся бараков и сняться на камеры мобильных телефонов на фоне ближайшего реактора. После парочки внезапных и пугающих моментов, которые используются в качестве отвлекающего маневра и скорее раздражают, чем пугают, фургон Юрия ломается, и слабоумные герои начинают осознавать ситуацию, в которой они оказались: они застряли в канцерогенном городе без сотовой связи, наступает ночь, и начинают выть радиоактивные волки.

На самом деле, радиоактивные волки действительно существуют, также, как и другие животные, пострадавшие от чернобыльской катастрофы, которые живут и самым странным образом адаптируются в близлежащих лесах. Если бы этот факт использовался в истории, могло бы получиться интересное сочетание научного триллера об эволюции и хоррора в стиле «убить всех героев по очереди» - потенциально мог бы выйти еще один неплохой фильм. Однако, этого не произошло. Вместо того, чтобы кромсать жанры, Паркер без промедления переходит к кромсанию людей, кидая героев по одному на милость мутировавших волков, а также, возможно, и людей-мутантов (по крайней мере, такое создается ощущение).

Благодаря своему минимализму, Паркеру все-таки удается создать несколько по-настоящему страшных моментов. Он не использует музыку, кроме редкой пульсации глухих ударных, и довольно широко использует преимущество простого саспенса (в стиле «герои внезапно натыкаются на нечто в темноте»), хотя, когда во второй половине фильма начинается кровавые сцены, они - достаточно страшные. Однако все другие мастерские приемы, которые можно было бы использовать в этом сценарии, все равно были бы пустой тратой времени: менее чем через полчаса вам уже становится все равно, кто (если вообще кто-нибудь) из этих одномерных персонажей останется в живых. Возможно, вы бы стали переживать, если бы можно было заставить себя почувствовать к героям хоть какой-то интерес, симпатию или сострадание. Шатайтесь по Чернобылю и получите то, чего вы заслуживаете, тупицы!

Группы активистов, защищающие интересы жертв Чернобыля, выразили протест против фривольных параллелей, которые проводит фильм между теми, кто пострадал от настоящей катастрофы, и плотоядными фриками-убийцами. Я не знаю, нужно ли поощрять эти усилия (фильм, несомненно, сделан в чудовищно плохом вкусе). Может, лучше попробовать убедить протестующих: сколь ни непригляден фильм «Запретная зона», он быстро исчезнет с лица земли, в отличие от мрачных последствий самой ядерной катастрофы, которую пришлось пережить реальным людям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.