Я - вовсе не сторонник Барака Обамы. Хотя мне сравнительно легко сочувствовать ему на личном уровне, так как по большому счету мы,  выпускники университетов Лиги плюща, не так уж сильно отличаемся друг от друга. Но многое в его политике вызывает у меня отвращение. Я хотел бы думать, что, если бы я каким-то образом оказался в президентском кресле, я бы - в отличие от Обамы - ни за что не согласился на составление «списков на ликвидацию» и не разрешил бы своим военным убивать людей в чужих странах, не заботясь о такой неприятной и старомодной вещи, как доказательства.

С моей точки зрения - признаю, что она не совсем обычна, - Барак Обама плох не тем, что он, якобы, слабак и левак, а тем, что он окончательно закрепил ряд политических мер (впервые принятых администрацией Джорджа Буша-младшего), которые ранее большинство демократов и даже умеренная часть республиканцев считали радикальными аберрациями. Однако республиканцы очевидно не способны критиковать его за это, так как они слишком активно продвигали образ Барака Обамы как «другого», как чуждого иностранца, вторгнувшегося в «традиционную» Америку и навязанного ей. В рамках этой тенденции республиканцы постоянно нападают на Обаму за его предполагаемое вероломство, заключающееся в том, что он будто бы «предает» союзников Америки и «помогает и потворствует» ее врагам. Для этого используется бесконечная череда скандалов на пустом месте. Якобы унизительный поклон Обамы королю Саудовской Аравии (близкому личному другу семейства Бушей и одному из ключевых союзников Америки), «неожиданный выпад» Обамы против Биньямина Нетаньяху (полностью в русле американской политики последних десятилетий) и заявление Обамы Дмитрию Медведеву при включенном микрофоне о том, что после выборов он сможет проявить больше «гибкости» в вопросе о противоракетной обороне (очевидная банальность) - лишь наиболее узнаваемые из эпизодов, доводивших консерваторов и республиканцев едва ли не до апоплексического удара.

Этот впечатляющий список раздутых скандалов недавно пополнился редкостным экземпляром - одной из самых нелепых медиа-бурь на моей памяти. На днях Обама произносил речь на церемонии в честь награжденных Президентской медалью Свободы, в числе которых был Ян Карский (Jan Karski) - гражданин США польского происхождения, много лет преподававший в Джорджтаунском университете и умерший в 2000 году. Обама не просто почтил память Карского множеством пустых слов - высочайшей в стране гражданской наградой он посмертно отметил его, героя польского сопротивления времен Второй мировой войны, одного из тех, кто донес до Запада свидетельства о существовании нацистских лагерей смерти. Вручение кому-либо Медали Свободы - это самый сильный хвалебный жест, который может сделать Обама. Обычно она вручается либо воистину знаковым культурным фигурам (в ходе такой же церемонии был награжден Боб Дилан), либо особо высокопоставленным чиновникам (таким, как Мадлен Олбрайт).

Итак, в чем же провинился президент? Чем он опорочил наших «дорогих польских союзников»? В чем выразилась его предполагаемая патологическая ненависть к полякам? Оказывается, в своей речи, которая содержала столько похвал в адрес Карского и польского сопротивления, сколько могло в ней поместиться без ущерба для здравого смысла, Обама упомянул «польские лагеря смерти». При этом Обама описывал впечатляющий и героический поступок: Карский проник в «польский лагерь смерти», чтобы лично увидеть, как нацисты уничтожали евреев.

Любому, кто закончил больше пяти классов, понятно, что в данном контексте «польский» значит просто «физически расположенный в Польше», а не «управляющийся польским правительством». Я буквально не могу себе представить, насколько тупым и невежественным надо быть, чтобы не знать, что ответственность за убийство европейских евреев несли нацисты. «В Холокосте виновны Гитлер и немцы » - это один из очень немногих фактов, которые известны каждому американцу. Даже наши полуразрушенные, хаотичные и неэффективные государственные школы дают общую картину Второй мировой войны, и невозможно - абсолютно невозможно - поверить, что в стране есть сколько-нибудь заметное количество людей, считающих или когда-либо считавших, что Освенцим, Треблика и другие ужасные лагеря уничтожения, которые были созданы Третьим Рейхом, были «польскими» в любом смысле, кроме чисто географического.

Мелкий «ляп» (даже не ляп, а небольшая грамматическая неточность) Обамы вызвал яростную - и удивительно неадекватную - реакцию. Дэвид Фрум (David Frum), известный американский консерватор польско-еврейского происхождения, потерявший в Холокосте множество родственников, похоже, окончательно утратил критическое мышление. Он написал крайне странную серию постингов с нападками на Обаму, в которых президент обвинялся в том, что он умышленно оскорбил Польшу (заголовок одной из этих записей выглядел совсем недвусмысленно: «Это - не ляп»). Зачем Обаме преднамеренно оскорблять страну, родившую Яна Карского, которому он вручал высшую американскую награду? Какой в этом мог быть смысл? Фрум не задается ни одним из этих довольно очевидных вопросов, зато ясно дает понять, что он очень рассержен на Барака Обаму.

Еще более странным и отталкивающим выглядит то, что Фрум фактически считает долгую историю жестокого и массового польского антисемитизма не имеющей значения. Одно из его заявлений может служить хрестоматийным примером греха, в котором он регулярно упрекает либералов - морального релятивизма. Фрум доказывает, что, так как немцы обходились с евреями намного хуже, чем поляки, полякам не за что извиняться. Подобная аргументация не только выглядит моральным кретинизмом, но еще и потенциально оправдывает антисемитскую риторику и антисемитские действия любой из стран мира. Если следовать логике Фрума, Иран с его яростно антисемитским исламским духовенством может заявить: «В Холокосте мы не виноваты, а значит извиняться нам в принципе не за что». Разумеется, Фрум не рассчитывал, что кто-то воспримет его логику всерьез, так как он и не выстраивал логичную позицию, а просто эмоционально бичевал Барака Обаму за предполагаемое неуважение к предполагаемому союзнику, точно малыш, злящийся, потому что у него отобрали любимую игрушку.

Однако самым странным выглядит наиболее радикальное утверждение Фрума и многих других консервативных комментаторов. Они полагают, что поляки не только не были соучастниками Холокоста, но и заслуживают похвалы за решительное противодействие ему. Действительно, в нынешней американской медиа-среде говорить о польском соучастии в Холокосте - полностью доказанном историческом факте - запрещено и неприемлемо. Вместо этого мы вправе говорить только о героизме польского сопротивления. Упоминать очевидный, но неудобный факт сотрудничества с нацистами, которое, разумеется, имело место не только в Польше, но и в Прибалтике, во Франции, на Украине, в Белоруссии, в Западной России, и в любой другой стране, оккупированной Третьим Рейхом - это преступление и недопустимое отклонение от сценария. Так как поляки теперь - наши «демократические союзники», все их исторические грехи должны быть прощены, а все черные страницы их истории - вырваны и преданы забвению.

Поляки - такой же народ, как и все прочие - не поголовно святой и не поголовно грешный. Истинное уважение к памяти таких людей, как Ян Карский, требует, чтобы мы всесторонне оценивали прошлое, а не сотрясали воздух грозными и невежественными заявлениями, ссылаясь на оскорбленные чувства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.