Рецепт западной демократии увязывает законность и национальное государство, но для Ближнего Востока он не годится, по словам Вады Ханфара. Правительство должно генерировать согласие в обществе, а ислам должен оставаться вне политики. В чем противоречия бывшего директора телекомпании Катара?

Когда слушаешь речи по поводу арабской весны Вады Ханфара, бывшего директором телекомпании Аль-Джазира в ее самый трудный и успешный период, то поневоле теряешься. Выражение лица и манеры внушают доверие, но разоблачения WikiLeaks вскрыли его скользкую политику и странные отношения с американскими секретными службами. Упоминания о демократии и свободе постоянно встречаются в речах Вады Ханфара, который сегодня является директором Sharq Forum, организации эмирата, который не отличается большой политической свободой.

«Арабский мир подвергался унижениям в течение более чем 90 лет, когда никто не думал о народе. Сегодня люди гордятся тем, что могут принять участие в голосовании», - говорит Канфар из Дохи, где никто никогда не голосовал. Голосование и выборы кажутся двумя фундаментальными элементами в самоутверждении народа, но в его концепции законной власти - нет и намека на необходимость свободы выражать свое мнение.

«Законное правительство, которое генерирует согласие в обществе, уважает дух нации и внедряет эффективную демократию», - заявил Канфар, излагая публике Brookings Doha Center, идею о том, что законно то правительство, которое не прибегает к непопулярным мерам. При этом большая часть аудитории приехала из стран, в которых правительства постоянно вынуждены принимать непопулярные и суровые меры, не подвергая сомнению собственную законность.

Связь между консенсусом в обществе и законностью власти является посторонней и странной идеей для демократического Запада, но, возможно, именно на этой связи арабский мир намерен построить свою идею демократии. «Демократия десятилетиями использовалась авторитарными режимами, чтобы утвердить свою законность. Теперь люди арабского мира должны найти собственное определение демократии», - утверждает Ханфар, изумляя всех тех, кто полагал, что демократия - это определенная форма правления, а не та или иная интерпретация принципов.

Действительно, по мнению Ханфара, концепция законности, применяемая на Западе, предполагает наличие национальных государств и, следовательно, не работает в арабском мире, который сформирован не нациями, а территориальными единицами с искусственными границами, навязанными иностранными державами.

«Зрелые демократии определили свои ценности и интересы, теперь арабский мир должен очертить свои», - утверждает Ханфар с уверенностью настоящего хозяина собственного будущего. Когда речь идет о ценностях арабского мира, тут же возникает ассоциация с основной религией - исламом. Оказывается, нет. Ханфар считает, что ислам должен оставаться вне политики.

«Ислам должен присутствовать в обществе, но не в политике. Религию нельзя использовать в политических целях», - уверенно утверждает он. Но кажется, что именно осуществление демократии в арабском мире требует присутствия религии в политике. Именно народ избрал религиозно-политическую ассоциацию «Братья-мусульмане». Как согласовать между собой эти две реальности?

А год назад Канфар рассуждал следующим образом: «Мне 43 года, и за последние 40 лет я видел все время одни и те же лица королей и президентов у власти - старых, авторитарных и коррумпированных. И я задаю себе вопрос, не достаточно ли я прожил, чтобы увидеть перемены». Он говорил о Египте, Тунисе и странах, которые в марте 2011 года поставили свой эксперимент с арабской весной. Тогда слова свобода и демократия, к которым призывал Ханфар, все чаще раздавались в Персидском заливе - среди населения эмиратов, султанатов и царств в поисках легкого компромисса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.