Одно из наиболее вредных заблуждений Запада по поводу иранцев состоит в том, что их считают угрюмыми религиозными фанатиками.

Около половины иранского населения - моложе 25-ти лет, и Иран сделал очень многое для повышения их образовательного уровня. Во время путешествия по дорогам Ирана, когда я проехал 2700 километров, меня поразило то, что многие из них разделяют американские ценности и хотят веселья и развлечений, а не фанатизма. Похоже, увеселительные парки интересуют их больше, чем мечети (а таких парков в Иране - масса).

«Молодежь, на самом деле, не ходит в мечети, - сказал 23-летний житель восточного Ирана, сильно и бодро преувеличивая. - Нам нужно побольше веселья и развлечений». Он сказал, что выпивает (алкоголь в стране вне закона, но найти его можно везде), а до недавнего времени также употреблял наркотики. Иранские власти считают, что примерно 10% населения употребляет незаконные наркотики. Обычно это - опиум и героин, но теперь все чаще в дело идут метамфетамины.

Этот молодой человек участвовал в демократических протестах в 2009 году. Но потом, по его словам, он был арестован, и его несколько дней избивали, в результате чего он потерял зуб. Это отбило у него охоту заниматься активной политической деятельностью, и теперь он, как и многие другие, просто хочет уехать за границу.

На северо-западе страны ощущение безнадежности заставляет некоторых молодых иранцев тюркского происхождения выступать за отделение от Ирана и вхождение в состав Азербайджана. На футбольных матчах в Тебризе фанаты порой вызывают возмущение у властей своими сепаратистскими речевками и лозунгами.

Казалось бы, жителя Нью-Йорка в Тегеране ничто не может заставить покраснеть, но я был ошеломлен сценой, которую наблюдал как-то вечером в иранской столице. Молодые люди в сверкающих машинах кадрили девушек, заговаривали с ними, знакомились, а потом уезжали вместе с ними куда-то в ночь. Есть в Иране и проституция. Бывшего начальника полиции Тегерана в 2008 году арестовали в борделе, где он проводил время с шестью проститутками.

Вспомните, что Иран - это родина не только строгих и хмурых аятолл, но и знаменитого Омара Хайяма с его четверостишиями «рубаи», одно из которых гласит:

К черту пост и молитву, мечеть и муллу!
Воздадим полной чашей аллаху хвалу.
Наша плоть в бесконечных своих превращеньях
То в кувшин превращается, то в пиалу.

В 1970-х годах недовольная иранская молодежь восстала против коррумпированного светского режима, приняла аскетичную форму ислама. Сейчас она восстает против коррумпированного религиозного режима, выбирая личную свободу - а в некоторых случаях даже секс, наркотики и рок-н-ролл.

Зачастую молодые люди с теплотой смотрят в сторону США - и это весьма удивительно. В Пакистане, Афганистане и Египте мы, американцы, раздаем миллиарды долларов в виде помощи, а нас там часто ненавидят. Но вот я приезжаю в Иран, и люди дарят мне подарки!

Эта молодежная культура в Иране была вскормлена интернетом (в двух третях иранских домов имеются компьютеры), а также спутниковым телевидением, которое находится под запретом, но все равно широко распространено. Проведенный в марте BBG и Институтом Гэллапа опрос показал, что треть иранцев смотрит спутниковое телевидение. Реальные цифры могут быть гораздо выше.

«Воздействие спутникового телевидения очень велико», - сказала одна девушка и призналась, что сначала была в ужасе, когда увидела турецких мусульманок в бикини. Но со временем она решила, что образ жизни может быть разным.

Полиция проводит обыски и конфискует спутниковые тарелки, а на их владельцев может наложить штраф в размере 400 долларов. Но эти меры не очень-то эффективны.

«Ты понимаешь, что полиция пришла забрать у тебя тарелку и просто не отвечаешь на звонок в дверь, - сказал владелец магазина в Горгане. - Тогда они просто забирают тарелку и уходят, не штрафуя тебя».

В Иране широко распространена пиратская музыка, видеофильмы и видеоигры. Сейчас весьма популярна одна запрещенная игра, носящая название Battlefield 3. В ней американские военные штурмуют Тегеран. А в одном из домов, который я посетил, детишки играли в Grand Theft Auto.

Эта молодежь - будущее Ирана, и она может стать нашей союзницей. И, хотя у нас есть стратегия ведения ядерных переговоров, я не уверен, что на Западе имеется стратегия для самого Ирана.

Западные политические руководители считают Иран фанатичным государством - точно так же, как они смотрели на Китай в 1960-е годы. Тогда шли разговоры о войне против Китая, и если бы мы пошли этим путем, Пекином и сегодня могли править маоисты. А сам Китай мог быть своего рода Северной Кореей – только намного больше.

Поездка по Ирану убедила меня в том, что и здесь наступят перемены, если нам хватит терпения не разрушать те подземные силы, которые сегодня делают свое дело. Это - повышение образованности людей, численное увеличение среднего класса, рост недовольства экономической ситуацией, ослабление государственной монополии на информацию. Что-то мне подсказывает, что если между Ираном и Западом не будет войны (которая наверняка укрепит правящий режим), то непримиримые последуют вслед за Мао, а Иран в итоге будет такой же, как Турция.

Я все думаю о встреченном мною молодом человеке, который мечтательно сказал: «Это же нормально, когда юноша и девушка хотят встречаться. Что в этом плохого?» Романтики - на нашей стороне, и их гораздо больше, чем фанатиков. Нам надо делать ставку на них, а не на бомбы. Именно они, романтики, принесут перемены.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.