Если бы посол России Александр Конузин заявил, что его страна принимает действенное участие в переговорах о формировании сербского правительства, большинство населения Сербии поприветствовали бы это аплодисментами. Возможно, не было бы столь покорным как болельщики клуба «Црвена Звезда» («Россия-Мать, только скажи, что нам сделать»), ни столь лестным, как Томислав Николич, когда он говорил Владимиру Путину, что только он может победить его на выборах в Сербии, но точно сказали бы: «Лучше русские, чем американцы и европейцы».

У европейцев и так есть проблемы побольше, чем мы, а немцев, самых сильных из них, беспокоит только что бы никто из их солдат не поцарапался в Косово.

Посол США не собрала, как и ее предшественник в 2008 году, в ресторане Tikas местных капиталистов, чтобы рассказать им, что в их интересах поддержать создание той или иной коалиции. Она пошла в отпуск.

А русские? Во-первых, их посол участвовал в предвыборной кампании, выступая на митинге прогрессистов, а затем заявив, что Сербия потеряет Россию (и Косово), если выберет ЕС. Потом Николич виделся с Путиным, после чего два дня в России провел Дачич. Потом его позвали еще раз на четыре дня, чтобы закрепить пройденный материал и услышать четкий ответ, будет ли он в коалиции с прогрессистами и людьми, чья родина - регион.

Нет никаких сомнений, что Россия хочет видеть в правительстве прогрессистов, социалистов и регионалов. Конузин, не называя ни одного имени, сказал, что правительство ожидают вливания, что русские тут же купят компании Elektroprivredа и Telekom.

И Николич и Дачич знают, сколько у России денег. Они знакомы с Газпромом, Югоросгаз, Каричем, Милошевичем... Деньги из России в Сербию поступали. А почему бы и нет. России нет нигде на Балканах, с тех пор как она в спешке ушла из Косово. Не плохо бы ей обозначить какую-то «свою» территорию. Это окупится.

Деньги, которые она вложила в NIS, Россия вернула за два года. Купив EPS, Telekom и Petrohemijа русские, как сказал один из местных капиталистов, «купят» и сельское хозяйство, и инфраструктуру, и энергетику... одним словом все. И будут их директора, как говорит он с горечью, крупнейшими налогоплательщиками в Сербии, какими они являются уже сейчас, да только, скорее всего, вся прибыль будет отправляться в Россию. Но не стоит винить русских, что им так легко продали NIS.

Николич очевидно услышал русских. Он поспешил позвать Дачича. Он предложил ему пост премьер-министра, даже позвал его в Байчетину, но Дачич не заехал. Почему Николич предлагает Дачича, почему отставил в стороне своего Александра Вучича. Потому что Николич заинтересован в том, чтобы другие формировали правительство и решали неразрешимые проблемы Сербии. И спокойно ждать, пока на них посыплется гнев недовольных, чтобы затем без всяких проблем привести к власти свою партию. Единственно ясным является то, что Николич заварил это все благодаря сильному желанию русских.

А Дачич? Что заставляет его проявлять все больше понимания к предложению Николича. Тот факт, что ему, возможно, в последний раз в жизни предлагают быть премьер-министром и дополнительно обещают, что Москва будет щедро поддерживать его правительство. Несомненно, Дачич уже укусил русское яблоко, но и показал, что у него терпнут зубы от представительства Приштины в Белграде, которое от него потребует, по крайней мере, одна страна ЕС, прежде чем он проглотит первый кусок русского яблока.

Коротко и ясно: то, каким будет сербское правительство зависит от того, споют ли Николич и Дачич песню «Россия» с пластинки «Оборона и последние дни», припев которой звучит так: «У нее были руки сильнее моих, она не позволила себя одолеть».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.