В момент, когда я пишу эти строки, Владимир Путин завершает свой второй государственный визит в Израиль в качестве  президента Российской Федерации. Неудивительно, что здесь, в США, его освещали недостаточно, ибо непросто найти тот световой фильтр, через который можно было бы смотреть на него. Безусловно, он не был связан ни с «автократией», ни с «реваншизмом», ни с «демократией», ни со «свободой» - ни с чем возвышенным и абстрактным. Визит Путина стал таким событием, которое редко можно увидеть во время визитов американского президента в Израиль. Это было открытое и откровенное признание существующих разногласий и большая, прагматичная, трезвая и чисто техническая работа по конкретным вопросам, представляющим взаимный интерес. По сути дела, Израиль и Россия согласились не соглашаться, а также договорились, что не позволят этим разногласиям создавать препятствия и стать слишком серьезным раздражающим фактором. Это было в большей степени похоже на деловое соглашение, чем на ту - излишне драматизированную, абсурдную и наигранную манеру, в которой Америка строит свои отношения с Израилем.


Большинство американцев этого не понимает, но российско-израильские отношения за последнее десятилетие существенно улучшились, а отношения России с США при президенте Джордже Буше опустились до состояния холодной войны. Иными словами, в момент, когда политическая система России становилась более закрытой и менее демократической, ее отношения с «единственной демократией на Ближнем Востоке» (именно так американские консерваторы любят называть Израиль) существенно улучшились. Шумные поборники «демократической мирной теории», приходящие в возбужденное состояние при одном упоминании имени Владимира Путина, предпочитают не замечать сей факт, потому что он превращает в настоящее месиво их впечатляющие (но совершенно бессмысленные) проповеди о том, как «демократии держатся вместе», а «интересы - это ценности».

Читайте также: Путин не поможет Израилю

На мой взгляд, невозможно найти более наглядный пример фундаментальных изменений в характере международной системы, чем быстрое улучшение российско-израильских отношений за последние двадцать лет. Разные люди по-разному называют современный мир: многополярный, пост-американский, пост-западный. Но как бы его ни называли, большое количество политических и дипломатических теоретиков сходятся во мнении, что с «усилением остальных», со все более заметным экономическим ростом Восточной Азии международная система будет превращаться в такую сферу, в которой ни у одной страны или группы стран не будет политических и экономических рычагов для продвижения истинно международной повестки дня и планов, а также для обеспечения общественного блага в глобальном масштабе. Это можно увидеть в миниатюре на примере России и Израиля. Между этими странами нет истинной и неизменной взаимной любви, но нет и неизменной неприязни. И что самое важное, ни та, ни другая страна не являются достаточно сильными и влиятельными, чтобы игнорировать и изолировать другую. В этих взаимоотношениях весьма заметно отсутствует идеология. Я бы сказал, что это является отражением такой мировой системы, которая исключительно демократична по тональности, и гораздо менее демократична по содержанию.



Сегодня кажется вполне нормальным и ничем не примечательным то обстоятельство, что Россия и Израиль являются серьезными экономическими, военными и дипломатическими партнерами, и что они активно развивают взаимный туризм. Кажется совершенно нормальным и то, что более миллиона израильтян являются выходцами из бывшего Советского Союза. Такому незрелому и неопытному человеку, как я, Советский Союз кажется каким-то далеким и почти нереальным образованием. Мне очень трудно себе представить те неприязненные, а порой и открыто враждебные отношения, которые были у него с Израилем. Но причина здесь очень проста: на протяжении нескольких десятилетий еврейское государство и советский колосс были членами очень разных военных лагерей и не могли найти согласия ни в чем важном. На самом деле, Советы услужливо помогали с реализацией многочисленных международных инициатив по подрыву и ослаблению Израиля, например, с Резолюцией 3379 Генеральной Ассамблеи ООН, в которой было заявлено, что «сионизм - это расизм». Вполне понятно, что такая декларация повергла израильтян в шок.

Также по теме: Владимир Путин в Израиле. Второе пришествие

Безусловно, Израиль и Россия не сразу стали идущими в ногу союзниками. Многополярный мир примечателен тем, что альянсы в их общем понимании становятся все менее актуальны. Вместо альянсов появляются партнерства, которые могут быть широкими и узкими, глубокими и мелкими, и которые постоянно меняются в зависимости от проблем и потребностей момента. Между Россией и Израилем существуют вполне реальные и значительные разногласия по целому ряду вопросов, в частности, по вопросу о том, как себя вести с быстро распадающейся на части Сирией и с раздражительным и ненадежным Ираном. Если ситуация в этих странах ухудшится, если Сирия разойдется по швам, если Израиль нанесет удар по иранским ядерным объектам, то в российско-израильских отношениях можно ожидать роста напряженности. Но возврат к старым недобрым дням советско-израильской вражды и раздоров абсолютно исключен.

Мир, в котором мы живем, намного сложнее, чем во времена холодной войны, и эмоционального удовлетворения он дает гораздо меньше. Нет великой «сумеречной битвы», нет «врага», и неясно, какая страна на чьей стороне находится. Возможно, это происходит благодаря личной компетентности Сергея Лаврова; но судя по тому, как российское правительство проводит свой дипломатический курс в последние двенадцать лет, можно сказать, что оно примирилось с этим фактом, хотя многие россияне по-прежнему скорбят по поводу утраты страной статуса сверхдержавы.

Читайте также: Как ортодоксы контролируют личную жизнь израильтян

Однако я могу лично засвидетельствовать то обстоятельство, что американцы испытывают однозначный дискомфорт от мира с постоянно меняющимися привязанностями, где коалиции приходится создавать (если это вообще удается) на основе очень узких и конкретных  интересов и потребностей. Правая сторона американского политического спектра особенно упрощенно смотрит на мир, видя в нем страны дружественные и враждебные, страны, в полной мере соглашающиеся на американское лидерство и решительно его отвергающие. Стоит вспомнить недавнее заявление Митта Ромни, назвавшего Россию «главным геополитическим врагом Америки». Это - смехотворное заявление, не выдерживающее никакой критики. Заявление Ромни смехотворно не просто потому что  Россия не является врагом США (странный какой-то получается враг, позволяющий перебрасывать через свою территорию американские войска и оружие), но и в связи с тем, что сама идея о наличии у Америки серьезного «геополитического врага» глупа и несовременна. Сегодня ни одна страна не стремится к подлинному мировому лидерству, ни одна страна не думает о всестороннем противостоянии с Соединенными Штатами.

Я уверен, что конкретные достижения визита Путина будут довольно скромными. Я не жду, что он принесет исторические коммерческие и военные соглашения. Но этот визит очень ценен в качестве  очередного примера того, как мир меняется прямо у нас на глазах, как он постепенно становится все менее предсказуемым и все более соревновательным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.