Дни, которые отделяют нас от «решающего» Европейского совета в Брюсселе, протекают между большими падениями (понедельник) и маленькими подъемами (вторник) на мировых биржах и, в частности, - на европейских. И параллельно приближается напряженно ожидаемое событие другого рода - матч между национальными сборными по футболу Италии и Германии, который пройдет именно тогда, когда главы европейских государств и правительств соберутся в бельгийской столице. Лидеры в Брюсселе были бы довольны ничьей, которая принесла бы пользу Европе, но национальные сборные, которые сразятся между собой на стадионе в Варшаве, должны бороться за победу, что принесет пользу футболу.

Наиболее вероятно, что цель будет скорее достигнута в Варшаве, чем в Брюсселе. В эти последние два дня неуверенность и заявления, меры и контрмеры увеличили возможность того, что встреча в Брюсселе выльется в серию переговоров, насыщенных принципами, предложениями и увещеваниями, и не будет выработан «пакет» решений, который сможет стать руководством к действию уже через несколько дней.

Техническая часть должна быть изучена, оценена и одобрена национальными парламентами и, может быть, очень суровым конституционным судом в Карлсруэ.

Читайте также: Монти - если нас ждет провал 29 июня, то вся Европа подвергнется риску

Этот суд, хранитель национальных традиций Германии, совершенно не склонен отнимать у парламента страны прерогативу принятия суверенных решений по поводу государственного долга или ограничивать власть правительства (если такое намерение когда-либо существовало) и заплатить часть государственного долга других. Вся эта деятельность по поиску равновесия потребует недель или даже месяцев.

Следовательно, дорогие друзья, - могут сказать собравшиеся в бельгийской столице – до встречи после отпусков в надежде, что до возобновления работы рынки устоят, а фондов защиты государственного долга окажется достаточно. Естественно, такой расклад событий станет тяжелым поражением для Европы. В конце концов, проблема только частично заключается в евро, так как по существу с единой валютой в основном все в порядке, она находится в лучшем положении, чем доллар США. Проблема заключается в самой Европе. Слабость кроется не в европейской экономике, а в европейских политиках (и гражданах).


Перспектива для евро, если оставить в стороне слишком драматические высказывания средств массовой информации, заключается в понижении курса по отношению к доллару и к другим валютам на 10-15 пунктов в ближайшие месяцы. Так как одновременно падает цена на нефть и на сырье, инфляционный виток  будет ограничен,  а добавочный стимул для экспорта может существенно ослабить негативную конъюнктуру в Италии и Европе. Таким образом, мы получим естественную поддержку для восстановления роста экономики, что, возможно, лучше многих искусственных мер, которые поспешно выдвигаются. Естественно, этого недостаточно для решения наших проблем, но их ослабление приведет к тому, что они будут освещаться печатью в более реалистичной и конструктивной манере.

Также по теме: Еврозоне срочно нужна координационная структура

В этой атмосфере снижения драматического тона, которое должно сопровождаться уменьшением конвульсий на рынках, найдется место для итальянского посредничества, которое не может не учитывать того, что когда канцлер Меркель говорит, что страны Евросоюза должны привести в порядок свой бюджет, то это требование разделяется всеми, и она права на 75%. Но она ошибается на остальные 25%, когда стремится ускорить этот процесс перед лицом очевидного факта, что слишком поспешное решение проблемы бюджета во многих странах снижает уровень жизни значительной части населения до уровня стран третьего мира.

Итальянский премьер-министр может внести свою лепту в решение проблемы, приняв в основном принципы, но предложив их иное внедрение в жизнь, быстро запуская уже одобренные механизмы для спасения банков и государственных бюджетов. Банки и государства могли бы дать гарантию другой линии поведения (одобренной помимо банковского союза налоговым договором) и получить гарантию того, что они могут рассчитывать на европейскую сеть безопасности для своих бюджетов.

Читайте также: «Из Евро раздули большой пузырь ожиданий, который лопнул в одно мгновенье»

Таким образом, премьер-министр внес бы свой вклад (может быть - решающий), выступив не против Германии, но против близорукости рынков. Он это сделает? Трудно сказать, поскольку ему придется считаться не только с раздражительностью канцлера Меркель («никаких еврооблигаций, пока я жива»), но также и с молчанием президента Олланда, которое вызывает еще большую тревогу. Если кто-нибудь может примирить столь явные французско-немецкие разногласия, то, естественно, это должен быть не немец и не француз, а лидер большой страны, который быстро наводит у себя порядок. Только Италия отвечает этому образу.

«Очищенная» Европа, которая с большим трудом может возникнуть после встречи в Брюсселе, должна основываться на значительной переоценке ценностей: нельзя идти дальше, сохраняя настолько большие банки, что их невозможно не спасать, и при этом так мало ценя народы, что они остаются без помощи. Финансовые спекуляции не могут претендовать на всегдашнюю победу, а правительства не могут все время наращивать государственные долги. Будем надеяться, что пространство между этими двумя позициями может быть заполнено.