Одним из самых поразительных отличий прошедшего на прошлой неделе саммита «Рио+20» от первого Саммита Земли 1992 года стало активное обсуждение проблем народонаселения. Отчасти это отражает то обстоятельство, что многие развивающиеся страны, включая БРИК, в свете своего в целом быстрого экономического роста и увеличения  населения стремятся по новому взглянуть на вопросы устойчивого развития и социально-экологической ответственности. Согласно имеющимся оценкам, численность населения в мире увеличится с 7 миллиардов сегодня до 8-11 миллиардов в 2050 году.

Это служит напоминанием о ждущих нас огромных вызовах, порождаемых постоянным увеличением народонаселения на нашей планете, особенно - в развивающемся мире.

Рост населения также порождает другую мегатенденцию: урбанизацию за счет миграции. В 1800 году в городах жило менее 3 процентов населения; но к концу 2008 года городских жителей стало уже более 50 процентов. И в мире есть 26 мегагородов (это города с населением 10 и более миллионов человек), включая Рио-де-Жанейро и, конечно, Москву.

Несмотря на экономические успехи мегагородов, власти на всех уровнях готовятся к увеличивающимся опасностям и рискам, которые создают эти огромные городские центры. Поэтому весьма уместной темой дискуссий на саммите «Рио+20» стал вопрос о создании основ для более устойчивого и самодостаточного развития мегаполисов и других крупных городских агломераций.

Ключевой вопрос, требующий ответа и решения, состоит в том, возможно ли будет постоянно удовлетворять повседневные потребности в продуктах питания, воде и здравоохранении, а также справляться с усиливающейся незащищенностью мегагородов от экологических нагрузок, усугубляемых последствиями климатических изменений.

Основания для беспокойства уже есть. Например, жара 2003 года в Париже стала настоящей катастрофой, потому что и общество, и власть оказались не готовы к столь экстремальным погодным условиям. Ситуацию еще больше усугубили существующие методы строительства, особенно - отсутствие воздушного кондиционирования. А прошлогоднее цунами в Японии вынудило Токио пересмотреть свое отношение к атомной энергетике и к защите городов.

В XXI веке мегагорода продолжат расти по всему миру. Продолжится и рост других крупных городских конгломератов, обладающих чертами мегаполисов. Соответственно, вырастут энергетические потребности, так как поставки продовольствия, доставка воды и ресурсов для предприятий и инфраструктуры требуют энергии для их перевозки.

А связанное с этим увеличение углеродных выбросов будет способствовать глобальному потеплению и создавать свои собственные климатические риски. В Китае, где уезжающие из сельской местности люди получают льготы и субсидии, города всего за пять лет выросли в два раза. А городской эффект «теплового острова» означает, что там температуры увеличиваются почти в три раза быстрее, чем в глобальном и национальном масштабе.

Главная опасность для речных мегагородов и городов на прибрежных равнинах состоит в том, что они все более уязвимы для подъема уровня моря и наводнений. Мы будем свидетелями все новых эпизодов, подобных тому, что произошел семь лет назад в Новом Орлеане, когда по нему пронесся ураган «Катрина», а у города не было необходимых средств и систем защиты и предупреждения о наводнении.

В странах повышенной опасности, - таких, как Нидерланды, исследователи готовятся к проблемам подобного рода. Например, кафедра гидротехнического строительства университета Делфта разрабатывает современную систему раннего предупреждения и мониторинга для защиты прибрежных населенных пунктов.

Чем крупнее городская территория, тем значительнее может оказаться ущерб от воздействия стихии. И все чаще оказывается невозможно защитить людей и их собственность даже при наличии самых совершенных систем предупреждения. Как показал в прошлом году мощный ураган в Хьюстоне, хотя опасности от сочетания ветра и наводнений хорошо известны, времени для эвакуации людей из некоторых городов, даже самых развитых, будет недостаточно.

Поэтому в городах возникает настоятельная потребность в создании зон безопасности на случай чрезвычайных ситуаций. Кое-где такие зоны уже есть. Так, в английском Канви-Айленде до сих пор сохраняется насыпь на случай серьезного наводнения, подобного тому, которое произошло в 1953 году.

Но в большинстве случаев зоны безопасности придется строить с нуля. Поэтому инженеры и разработчики думают над тем, как найти и обустроить места для таких зон безопасности, создавать их снаружи или внутри зданий, и как подключать такие центры к общегородским системам, в том числе, к транспортной.

Также очень важно научить население эффективно пользоваться такими центрами. Убежища вполне успешно противостоят циклонам и наводнениям в Бангладеш, и подобно развитым странам, там ими пользуются самые незащищенные слои общества, потому что в эти убежища можно взять с собой домашних животных, которые для них являются жизненной необходимостью. Без них эти люди окажутся в нищете.

В будущем надо также совершенствовать системы снабжения людей энергией в чрезвычайных ситуациях. В первую очередь это относится к использованию передовых преобразователей солнечной энергии, которые эффективны даже в пасмурную погоду.

Из-за неспособности решить некоторые современные проблемы, грозящие мегагородам, власти всех уровней готовятся к самым разным опасностям и разрабатывают стратегии защиты от целого ряда факторов окружающей среды, которые могут дать о себе знать. Более того, группы исследователей совместными усилиями создают модели «системной динамики» для использования инфраструктуры мегагородов и управления самыми разными экологическими и социально-экономическими аспектами.

Эти модели напоминают хорошо всем известные компьютерные программы глобальных изменений климата и их взаимосвязи с экономическим развитием. Как и в случае с системой мониторинга побережья, разработанной в Делфтском университете, такие модели помогут городам предугадывать, с какими опасностями они  могут столкнуться, и решить, как к ним подготовиться.

Мэрия Лондона проявляет особый интерес к новым вариантам развития столицы, поскольку город продолжает расширяться. А некоторые города экспериментируют с показателями качества воздуха и его опасного состояния, которые базируются на сложных системных моделях. Цель при этом состоит в том, чтобы информировать жителей, как окружающая среда в их городах меняется ежечасно и в более длительные периоды.

Этим моделям нужно больше возможностей для использования соответствующих экологических и социально-экономических данных. Для решения этих вопросов международным агентствам типа Всемирной организации здравоохранения и Всемирной  метеорологической организации, а также правительствам отдельных стран необходимо сотрудничать с самыми разными организациями и как можно больше использовать новые СМИ.

Это поможет в сборе и анализе новых данных, показывающих, как люди переносят быстро происходящие природные катаклизмы, - такие, как торнадо, и более медленные, но столь же смертоносные явления типа потери урожая из-за подъема уровня моря и засоления почвы.

К счастью, у мегагородов есть международная организация для обмена информацией и сотрудничества, носящая название C40 Cities. Ее программа включает развитие сотрудничества между городами в вопросах преодоления грозящих им опасностей и подключение национальных правительств к оказанию содействия в решении стратегических приоритетов, особенно деньгами и информацией.

Лорд Джулиан Хант – приглашенный профессор Делфтского университета, бывший генеральный директор метеорологической службы Британии.