При посещении Эрмитажа в Санкт-Петербурге и Петродворца невольно вспоминается стамбульский дворец Топкапы. Эрмитаж, построенный по приказу Петра Великого как зимняя резиденция, выполнен в подражание Версальскому дворцу. Петродворец был предназначен для проживания в летний период. По сравнению с ослепительным величием и невероятным богатством дворцов Петра Первого, Топкапы, в котором османские падишахи в течение четырех столетий правили миром, пребывая там и летом, и зимой, выглядит как хижина. Уверен, лицезревшим дворцы российских царей и французских королей становится понятно, почему в этих странах происходили самые разрушительные революции мира.

В мире не осталось человека, который не знал бы, как строился Санкт-Петербург, не любовался им с восхищением и не задавался бы вопросом: «Почему у нас нет таких городов?». Петр Первый, понимая значимость морского пути для связи с внешним миром, принимает решение основать город, похожий на европейские города, в дельте Невы, окруженной болотами. Как удалось найти миллионы кубометров камня, необходимые для основания города в этом месте? Мустафа Армаган пишет: «Санкт-Петербург стал городом, при строительстве которого впервые был использован натуральный камень».

Хотелось бы вспомнить одну из лучших книг, написанных о Санкт-Петербурге, которая вышла из-под пера Мустафы Армагана. В книге с подзаголовком «Времена и пространства в Санкт-Петербурге» уделяется большое внимание процессу строительства города. Поначалу планировалось основать город под названием «Петрополис» в Азовском море, выход к которому был отвоеван у османцев. Но в результате крупного поражения в ходе неудачного Прутского похода в 1711 году, Петр Великий был вынужден подписать мирный договор и отправиться на север.

Строительство Петербурга началось с использования древесных материалов. Однако, возникшие через какое-то время пожары заставили Петра обратиться к технологии строительства из камня. Таким образом, город был возведен в итальянском стиле. В результате Петербург был оторван от российской архитектуры, основанной на древесине, и всего того, что подразумевало восточный характер возведения городов.

Знаете ли вы, что Петр, для того чтобы построить Петербург, запретил строительство каменных зданий в других частях России? Всех мастеров по камню было приказано доставить в Петербург, а каждому заходящему в город судну и транспортному средству - перевозить камень. Нетрудно догадаться, что шведов, взятых в плен после Полтавской битвы в 1709 году, российский царь заставил работать как бесправную рабскую силу, также, как и крестьян, не имеющих российского происхождения. И, пока продолжалось строительство, тысячи людей потеряли свои жизни от голода, болезней и холода. В результате был воздвигнут величественный город, похожий на Венецию, а фундаменты ослепительных дворцов, церквей, широких бульваров, каналов и сотен мостов замешаны на крови и слезах строителей.

Османцы называли Петра Великого Петром «Безумным». В турецком языке слово «безумный» ассоциируется с такими понятиями, как «безумная храбрость» и «воинственность». Основание Санкт-Петербурга наглядно демонстрирует, что Петр, как никто другой, заслужил право носить это османское прозвище.

Стамбул – столичный город империи османцев, победа которых в период Прутского похода Петра Первого заставила русского царя искать выход в открытое море на Балтике. В силу бесчисленного количества пожаров, возникавших в различных районах города, Стамбул многократно перестраивался заново. Каждый раз после таких пожаров начиналась строительство зданий из камня. Ни от государства, ни от народа не требовалось чрезмерных усилий. По мнению Тургута Джансевера, в тюрко-исламском городе улицы и районы вокруг медресе, составлявших центр города, через короткие промежутки времени обновлялись в соответствии с условиями повседневной жизни, а именно – каждое поколение строило свой город заново. Ни одно поколение не должно жить в городе, сформированном согласно вкусам и потребностям предыдущего поколения.

Россия, где доминировала деревянная архитектура городов, построив каменный Санкт-Петербург, сделала правильный выбор. Так, Россия заявила об изменении своей идентичности – с азиатской на европейскую. К такому же выбору пришли и мы после периода Танзимата.

При посещении Санкт-Петербурга я испытывал смешанные чувства. Я знал, что здесь можно увидеть кафе, где Пушкин последний раз пил кофе перед тем, как пойти на дуэль; побродить по проспектам, где когда-то прогуливались Достоевский, Гоголь, Чайковский; побывать в домах, где были написаны их произведения. Однако, вместе с тем можно заметить, что от этого города веет «холодом». Народ здесь вынужден жить "в рамках", очерченных Петром Великим еще в XVIII веке: для того чтобы сохранить город, запрещалось всяческое вмешательство в реконструкцию зданий со стороны их владельцев. Один мой знакомый, хорошо знающий город, заметил, что здания, которые снаружи выглядят обветшалыми, изнутри роскошно обставлены.

В целом я нахожу правильным подход Т. Джансевера. Вместе с тем, если бы, к примеру, скромная обитель Шейха Галиба или кофейня, в которой пил кофе Намык Кемаль, или гостиница, в которой долгие годы жил Яхья Кемаль, дошли до сегодняшнего дня, разве это было бы плохо?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.