На саммите «Большой двадцатки», состоявшемся на прошлой неделе, американский президент Барак Обама впервые с 2009 года увидел своего российского коллегу Владимира Путина. Отчет об их длинной, холодной беседе на полях этого саммита, а также фотографии их неудачной встречи с глазу на глаз выплеснула на свою первую страницу New York Times. Но вообще-то место ему - в разделе некрологов. «Перезагрузка» (или попытка Обамы наладить отношения с путинской Россией) мертва. Ее убил сирийский президент Башар аль Асад.

Но глубокие разногласия двух стран в вопросе о том, что делать с диктатором Асадом, чьи кровавые усилия по подавлению народного восстания привели к гибели 14000 сирийцев, стали просто "последней каплей" для той политики, которая с самого начала могла жить лишь под капельницей. Поведение России по целому ряду вопросов постоянно вызывало раздражение США и их союзников – будь то права человека в Иране или территориальная целостность постсоветских государств. Перезагрузка лишь дала Обаме оправдание, чтобы прикрыть свое бегство перед лицом российского наступления.

Начнем с Сирии. Здесь Москва два раза наложила вето на попытки принятия в Совете Безопасности ООН резолюции с осуждением режима Асада. По поводу расправы в Хуле 25 мая, где были хладнокровно убиты 100 гражданских лиц, российский министр иностранных дел Сергей Лавров  заявил, что «очевидно, обе стороны были замешаны в гибели невинных людей». Он поставил знак нравственного равенства там, где его нет, поскольку глава миротворческого департамента ООН Эрве Ладсус (Herve Ladsous) отметил, что скорее всего, ответственность за гибель людей несут боевики из милицейских формирований «Шабиха».

Читайте также: Путин и Обама в современном мире


И тем не менее, администрация Обамы продолжает свои попытки ухаживания за Кремлем. Последней надеждой Белого дома на передачу политической власти в Сирии стала «йеменская модель», как в Вашингтоне называют согласованный противоборствующими сторонами уход бывшего йеменского диктатора Али Абдаллы Салеха. Этим он надеется снискать расположение Кремля. Но ему это не удастся. Кремль и режим Асада – друзья не разлей вода. Лавров, например, сказал на прошлой неделе на радиостанции «Эхо Москвы», что просить Асада покинуть свой пост нереально, потому что он этого попросту не сделает.

Путин упорно обвиняет внешние силы в срыве мирного плана спецпредставителя ООН Кофи Аннана и в поддержке сирийской оппозиции - в то время, как его государственная компания «Рособоронэкспорт» продолжает поставлять Асаду оружие. Недавно он попытался отправить в Сирию морем ударные вертолеты МиГ-25 (так в тексте – прим. перев.), и транспорт развернули в Северном море лишь после того, как Лондон по просьбе Вашингтона заставил страховщика судна отозвать страховку. Вместо того, чтобы смутиться, Лавров заявил о «ненадежности британской системы страхования». Между тем, московский аналитический центр CAST ожидает, что кроме отремонтированных вертолетов, Россия поставит в Сирию истребители МиГ-29 и еще более современные комплексы ПВО.

Жестокая правда заключается в том, что перезагрузка была обречена с самого начала по причине усиления самовластия в российской политической системе. Белый дом в своих попытках наладить отношения исходил из двух иллюзорных посылов: первый - что бывший президент Дмитрий Медведев действительно управляет страной, а не греет место Путину; и второй - что Медведев реально является тем либеральным модернизатором, каким он себя позиционирует.

Также по теме: Встреча Обамы и Путина принела в Мексику холод

За доверчивость и ротозейство Обамы в этих вопросах заплатили  российские диссиденты, к судьбе которых Соединенные Штаты были когда-то неравнодушны. Начав тяжелую работу по созданию внутреннего оппозиционного движения, они лишились даже символической поддержки со стороны США. «Я не могу назвать ни одной реальной перемены в американской политике за последние несколько лет, которая пошла бы на пользу демократии и правам человека в России», - сказал мне ветеран оппозиции из антикремлевского движения «Солидарность» Олег Козловский.

«По нам в последние месяцы наносят мощные удары, жестоко арестовывая участников протестов, бросая их за решетку и проводя обыски. И мы хотели бы увидеть решительную реакцию со стороны США, - заявила антикоррупционная активистка Наталья Пелевина. – Но мы ее не видим. Это особенно забавно в свете того, что в России активно продвигается идея о финансовой поддержке оппозиции со стороны Госдепартамента США».


Сам архитектор политики перезагрузки на собственном печальном опыте убедился в том, как Кремль относится к критике, пусть даже самой мягкой. Посол США в России Майкл Макфол в своем недавнем интервью Foreign Policy заявил, что был шокирован тем, как его критикуют и бранят с самого первого дня после прибытия в Москву. «Чего я не ожидал, честно… так это того беспощадного антиамериканизма, который мы сейчас наблюдаем», - сказал он.

Читайте также: На саммите G20

Казалось, Макфол сбит с толку нападками на него. Государственное телевидение наклеило на посла ярлык агента-провокатора, стремящегося к разжиганию революции в России; а прокремлевская молодежная организация сравнила его с растлителем малолетних. Однако удивляться здесь нечему. Предшественник Макфола Джон Байерли весьма красочно сообщал о размахе и накале антиамериканизма, направляемого государством, с которым он столкнулся, работая в Москве. Об этом свидетельствует попавшая в руки WikiLeaks телеграмма, которую Байерли написал в ноябре 2009 года, всего несколько месяцев спустя после начала политики перезагрузки. Хотя двусторонние отношения улучшились, сообщал посол, в умах силовиков (руководители элитных ведомств безопасности и разведки) упорно сохраняется «менталитет холодной войны». Перезагрузка угрожает им «идеологически и материально», и эти люди убедили себя в том, что Запад виновен в подстрекательстве к демократической смене власти в соседних с Россией странах.

Можно ли в такой атмосфере реально добиваться установления добрых отношений? Байерли предупреждал о том, что Макфолу сегодня кажется столь удивительным: ФСБ, ставшая преемницей КГБ, преследует и причиняет беспокойство сотрудникам американского посольства, писал бывший посол, обливает их грязью в контролируемых государством средствах массовой информации, изводит членов их семей, говоря о том, что им может грозить смерть от несчастного случая. Дома государственных служащих США постоянно подвергаются вторжениям и обыскам.

Можно было бы как-то оправдать и объяснить фаустовскую сделку с Путиным, если бы тот помог в реализации важнейших международных усилий сегодняшнего дня – в организации многостороннего давления на Иран с целью заставить его мулл отказаться от программы по созданию ядерного оружия. На самом деле, Россия воспользовалась протянутой ей Америкой рукой в этом вопросе, и теперь ведет умную игру, предлагая минимум уступок в обмен на максимум выгод.

Также по теме: Майкл Макфол о перезагрузке, Магнитском и «f... you» в твитах


Путин помог построить атомную электростанцию в иранском Бушере и неоднократно предлагал обогащать иранский уран в России. И тем не менее, поборники перезагрузки заявляют, что поддержка Путиным Резолюции 1929 Совета Безопасности ООН о введении новых санкций против исламской республики и запрет на поставку в эту страну некоторых видов вооружений свидетельствуют о его искреннем стремлении сделать так, чтобы муллы никогда не получили свою бомбу.

Однако подключение к этому процессу России и Китая привело к тому, что резолюция была размыта, и никаких намеков на полное эмбарго на поставки оружия в ней не появилось. Более того, комиссии экспертов, созданной для контроля за выполнением санкций, не разрешается публиковать свои отчеты. Это было предварительное условие Москвы, которое, по сути дела, создает препятствия на пути реализации санкций.

Обструкционизм России не должен никого удивлять, так как сохранение существующего положения дел, минимальные санкции и незатухающая международная напряженность из-за иранских ядерных проблем держат нефтяные цены на высоком уровне, что является даром небес для Москвы. И в то время как европейские банки отказываются от операций с Тегераном, мало кому известные институты, такие как Первый Чешско-Российский банк, весьма активно и оживленно проводят свои сделки, взимая по шесть с лишним процентов за транзакцию.

Москва также является  поставщиком оружия в Иран. За прошедшее десятилетие она продала Тегерану военной техники и вооружений более чем на 5 миллиардов долларов. Поборники перезагрузки протрубили в 2010 году о победе, когда Кремль отказался от поставки в Иран систем ПВО С-300, при помощи которых можно было бы сбивать американские и израильские самолеты. Но почему Путин вообще согласился продавать столь современные ракеты главному мировому спонсору терроризма? Потому что это в его стиле: сначала создать мелкую проблему, затем решить ее, и после этого очень долго раскланиваться.

Читайте также: Россия продолжает поставки оружия в Сирию

Это верно даже в отношении Северной распределительной сети (Northern Distribution Network), обеспечивающей доставку грузов в Афганистан. НАТО с сентября 2009 года получила возможность перевозить несмертоносные грузы и технику в Афганистан через российскую территорию. А с ноября 2011 года, когда Пакистан перекрыл проходящие через его территорию пути снабжения, отплатив тем самым Америке за действия ее беспилотной авиации, уничтожившей 24 пакистанских военнослужащих, северный маршрут приобрел еще большее значение для международных сил в Афганистане.


Но даже декларируемая Россией поддержка миссии НАТО, ставшая результатом кремлевского своекорыстия, не мешает ей осложнять жизнь США. Решения стран Центральной Азии о предоставлении своей территории для осуществления перевозок в Афганистан подвергаются сомнению – в основном, из-за российского давления. Одна из причин последней серии атак на Макфола в России заключается в том, что третируемый посол допустил ошибку, сказав правду на одной из последних своих лекций. Россия, заявил он, «подкупила» киргизское правительство, пытаясь добиться закрытия американской военной базы в Манасе, через которую в Афганистан перебрасывается важная боевая техника. К тому же пророссийский президент Киргизии сам потребовал от США покинуть Манас, когда в 2014 году закончится срок аренды.

Если политика Кремля в отношении Сирии, Ирана и Афганистана говорит о том, что он не отказался от своих устремлений времен холодной войны, и продолжает соперничество с Западом за мировое влияние, то его попытки оказывать воздействие на страны ближнего зарубежья должны развеять остатки сомнений. Россия с надменным пренебрежением относится к своему собственному соглашению с Грузией о прекращении огня от 2008 года, которое было призвано положить конец летней войне между двумя странами. Несмотря на четкие требования о выводе российских войск с грузинских территорий, Москва даже усиливает свое военное присутствие в самопровозглашенных республиках Южной Осетии и Абхазии. И тем не менее, Соединенные Штаты надавили на Тбилиси, чтобы Грузия не препятствовала вступлению России во Всемирную торговую организацию.

Также по теме: Освещая события в Сирии, Россия вторит взглядам Дамаска

Такие компромиссы не помогли избавить Путина от мысли о том, что Грузия по-прежнему принадлежит к сфере имперских владений России. Как отмечает Эдвард Лукас (Edward Lucas) из Economist в своей новой книге «Deception: Spies, Lies and How Russia Dupes the West» (Обман. Шпионы, ложь и как Россия дурачит Запад), российской военной разведке ГРУ поставлена задача проводить операции по дестабилизации  обстановки в Южной Осетии, Абхазии и в остальных районах Грузии. Именно военной разведке, а не СВР – Службе внешней разведки Российской Федерации. Для Путина это - внутренний спор, и цель его заключается в ослаблении обороны Грузии, в лишении ее всяких шансов на вступление в НАТО, в противодействии ее прозападному крену, а также в создании на территории этой страны российской «пятой колонны». По словам Лукаса, разведки США и Грузии весьма достоверно и убедительно связывают ГРУ как минимум с десятком успешных и неудачных терактов против этой кавказской страны, включая взрыв, устроенный возле американского посольства и представительства НАТО в Тбилиси.

Хотя вступление Грузии в НАТО - дело далекого будущего, это не останавливает российских руководителей, заявляющих о своей готовности развязать глобальную войну для недопущения такого развития событий. В прошлом месяце начальник российского Генерального штаба генерал Николай Макаров сказал, что Москва вполне может нанести «упреждающий удар» по любому натовскому объекту, расположенному вблизи российских границ. Такого рода разговоров не было со времен холодной войны.

А администрация Обамы в ответ на такие провокации использует политику умиротворения, прикрываясь своей приверженностью перезагрузке. Кампания Белого дома против закона Сергея Магнитского это самый наглядный пример ее неуклюжих попыток проведения политики прагматизма. Закон назван так в честь российского юриста, которого ложно обвинили, арестовали, а затем замучили до смерти (в эпоху перезагрузки!) за то, что он вскрыл налоговый обман на 230 миллионов долларов, совершенный связанными с Кремлем чиновниками.

Читайте также: Белый дом - перезагрузка прошла успешно

Этот закон не только запрещает въезд в США 60-nb российским чиновникам, причастным к делу Магнитского, а также замораживает их активы в Америке. Там есть общее положение, применимое к любым злостным нарушителям прав человека в любой зарубежной стране. Вот почему все большее количество россиян поддерживает данный законопроект, а Путин изо всех сил ему противодействует. И что примечательно, Белый дом занял сторону Путина.

Настоящим разочарованием для россиян стало то, что попытки не допустить принятие закона Магнитского продемонстрировали истинные мотивы политики перезагрузки. Она направлена не на улучшение двусторонних отношений – в ее основе лежат попытки подлизаться к мафиозному российскому государству, добиться от него неких компромиссов, а затем одурачить нас всех, заставив поверить в то, что это мафиозное государство изменило свои привычки.

«Самый большой недостаток в политике администрации заключался в ее попытке разделить разные вопросы, - сказал мне оппозиционный активист Козловский. – Они говорят, что можно сотрудничать, скажем, по вопросам нераспространения, и не соглашаться в вопросах прав человека, и что это нормально. Однако такая политика не сработала, потому что  Москва так не думает и не действует, а также потому что  все эти вещи взаимосвязаны».

Но возможно, это слишком резкая и суровая оценка перезагрузки. В конце концов, она обеспечила одно неоспоримое достижение – заставила разочароваться и отбросить иллюзии либеральную интеллигенцию – ту группу россиян, которая традиционно является  стойкой американской союзницей. Старший сотрудник Московского центра Карнеги Лилия Шевцова в своем недавнем очерке на страницах American Interest заявила, что сегодняшний наследник советских диссидентов больше не обращается к Вашингтону за моральной и интеллектуальной поддержкой. Шевцова развила эту мысль в своем письме, направленном мне по электронной почте. Новая ориентация, написала она, «это не антиамериканизм в его традиционной форме. Это критика попустительства в отношении Кремля и отказ от нормативного измерения в отношениях с Путиным. Такая позиция становится все более популярной среди либералов».

Иными словами,  перезагрузка привела к самому худшему из всех возможных результатов: она снова превратила Путина во врага, и отвратила от нас самых лучших и самых умных из наших возможных союзников.

Майкл Вайс -  сопредседатель Центра российских исследований Общества Генри Джексона (Henry Jackson Society).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.