У общества и у его руководителей уходит определенное время на то, чтобы понять происходящие в мире крупные сдвиги. Но в последние месяцы мы явно наблюдаем возникновение нового объединения государств.

Такой "концерт наций" может внести беспорядок в международную систему. Это - относительно новое явление, которое представляет собой радикальный сдвиг в мировой политике, способный стать событием столь же исключительной важности, как и распад Советского Союза двадцать лет тому назад. Координируя свою политику, группа стран начинает вносить глубокие изменения в международные дела, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в зоне Индийского и Тихого океана, а также в Евразии.

Кто же входит в состав этой группы? Сегодня она включает в себя Китай, Россию, Иран, Северную Корею, Сирию и Венесуэлу.

Почему она появилась? В своей основе новая ось стран сигнализирует о растущей обеспокоенности ее членов по поводу того, что они остаются на задворках исторических процессов. Если говорить проще, эти государства находятся на неправильной стороне истории, политики и экономики – и они знают об этом.

У членов данной группировки есть ряд общих характеристик, которые поднимают вопрос о том, как именно, эти страны и их народы пропустили нужный момент и не смогли создать демократические общества и свободные рынки.

Наибольшую тревогу вызывает наличие многочисленных свидетельств того, что эти страны активно координируют свою внешнюю политику. Такая координация – явление довольно новое, и ее начало совпадает с возвратом Владимира Путина на пост президента России.

Почему возникает такая ось: чувство страха


Мир должен задуматься над вопросом, почему появилась эта группировка авторитарных государств.

Есть два общих опасения, которые оживляют и приводят в действие политику этих государств. Первое – это очевидный страх перед демократией и свободой, которые каждое из этих государств активно ограничивает.

Второе – авторитарные режимы боятся власти и влияния Соединенных Штатов и Запада. Будучи самым мощным государством в экономическом, военном и техническом отношении, США олицетворяют собой успех свободного общества, против которого агрессивно выступают авторитарные государства. Проще говоря, демократические ценности, в особенности - прозрачность власти и общества, ставят под угрозу шансы этих авторитарных и репрессивных стран на выживание.

Наблюдая за успехами свободного общества ось становится чисто оборонительным механизмом против силы и власти свободных стран. Если задуматься над экономической и технико-технологической мощью США, Европы (Германия, Британия и Франция), Японии, а также усиливающихся Индии и Бразилии – пусть и ослабленных рецессией - то понимаешь, что члены оси (за исключением Китая, хотя и там в последнее время тенденции нездоровые) даже отдаленно не напоминают серьезных игроков в мировой экономике. Такой страх сближает авторитарные страны и их цели.

Еще одна причина геостратегической перегруппировки – это Россия. Путин прибегает к резкой антиамериканской риторике, чтобы укрепить свою власть внутри страны и поднять собственную международную репутацию. Последнее ему нужно для того, чтобы убедить другие страны присоединиться к оси против Вашингтона. Способностью Путина создавать такую ось в сотрудничестве с Китаем объясняется и то, почему Россия может быть серьезным геополитическим противником, несмотря на свою откровенно слабую экономику, поддерживаемую на плаву главным образом за счет нефтедолларов. Это будет иметь важные последствия для Азиатско-Тихоокеанского региона, если Китай с Россией станут наращивать свое экономическое и военное сотрудничество. Их силу и власть почувствует весь регион, и это приведет к усилению напряженности там, где Соединенные Штаты уже сегодня наращивают свое присутствие.

Создавая ось, Путин использовал важную уловку - пропустил саммит G-8 и встречу в Кэмп-Дэвиде, а вместо этого сначала посетил Германию, Францию, Китай и Афганистан (так в тексте – прим. перев.), а уже потом встретился с президентом Обамой. Этим хорошо просчитанным ходом он укрепил свои позиции, а Обаму заставил перейти к обороне.

У государств из авторитарной оси много общих политических и экономических характеристик.

Опасаясь прозрачности и демократических институтов, эти страны сталкиваются с серьезной внутренней оппозицией. Будучи глубоко нестабильными, они создают авторитарные и репрессивные правительства, руководители которых готовы повесить на свой народ любое бремя ради собственного выживания. Так, Россия подвергает арестам лидеров оппозиции, из-за чего многие начинают утверждать, что страна возвращается к сталинским репрессиям. Китай точно так же арестовывает и преследует диссидентов, из-за чего некоторые из них вынуждены укрываться в американском посольстве, как было с Чен Гуанчэном (Chen Guangcheng). У Северной Кореи имеется обширная сеть концентрационных лагерей, где политические оппоненты умирают тысячами. В то же время, миллионы граждан страдают от недоедания. Иран стрелял по протестующим и пытался заставить замолчать мировые социальные сети. Сирия использует вертолеты, танки и артиллерию, ведя огонь по политической оппозиции. Количество погибших там от рук режима составляет не менее 10000 человек.

У членов авторитарной оси - исключительно слабая экономика, за исключением Китая – хотя и там последние данные указывают на поджидающие впереди проблемы. Россия 50 процентов своего национального дохода получает от продаж нефти и газа. Усиливается отток капитала из страны, а рынок ценных бумаг опустился на треть с тех пор, как Путин объявил прошлым летом о своем намерении вернуться на пост президента.

По всем важнейшим экономическим меркам российская экономика находится в глубоком упадке. Там нет серьезных предприятий и отраслей из сферы высоких технологий. В стране царит коррупция. Москва страдает от исхода талантов, а прямые иностранные инвестиции близки к нулю. Символом этого авторитарного нефтегосударства стали его баллистические ядерные ракеты, продажи нефти и газа, а также очередной «пожизненный президент».

Северная Корея десятилетиями живет в перманентном состоянии экономического краха, каждый раз превращая северо-восточную Азию в заложницу, когда проводит у себя ракетные или ядерные испытания. Она не может себе позволить вырабатывать достаточно электроэнергии, чтобы освещать себя по ночам, что наглядно показали спутниковые снимки ярко освещенной Азии. Северную Корею там обнаружить очень легко – это единственное черное пятно на карте.

Будучи глубоко репрессивным и неработоспособным обществом, Северная Корея «выживает» лишь благодаря Китаю, поставляющему туда продовольствие и нефть. Не желая призывать дерзкую Северную Корею к порядку (отчасти из-за того, что это отвлекает внимание Вашингтона), Пекин видимо опасается, что крах Пхеньяна вызовет массовый приток беженцев в Китай. Единственное примечательное достижение Пхеньяна - это его программа ядерного оружия. Недавно широко разрекламированная программа по созданию баллистических ракет столкнулась с серией неудач, однако она по-прежнему вызывает серьезную обеспокоенность и может весьма драматично усиливать региональную напряженность всякий раз, когда Северная Корея грозит проведением ракетных или ядерных испытаний.

В отличие от остального мира, эти государства не смогли создать ничего более значительного, кроме государственной командной экономики. При президенте Уго Чавесе некогда процветавшая нефтедобывающая отрасль пришла в упадок. Несмотря на природные богатства, представленные в первую очередь нефтью, экономика Венесуэлы сталкивается с дефицитом, с отключениями электроэнергии, там самая высокая в регионе инфляция, а в рейтинге Всемирного банка по простоте ведения бизнеса она в 2011 году стояла позади Афганистана и Ирака.

Экономика Ирана находится в аналогичном кризисе. Несмотря на огромные нефтяные запасы, экспорт нефти из этой страны резко сократился из-за экономических санкций, и иранская экономика теряет на этом миллиарды долларов дохода. Потребительские цены резко подскочили, а иранская валюта находится в состоянии свободного падения. В последнее время появились предположения о том, что Китай может увеличить закупки нефти в Иране, дабы помочь члену авторитарного блока. Если Тегеран окажется в отчаянном положении, он может предложить Пекину большие скидки, зная о его зависимости от иностранной нефти. Такого рода действия лишь укрепляют ось.

Единственное исключение - это Китай, хотя и там успех может продлиться недолго, если нынешние экономические тенденции сохранятся. У него - крупная, динамичная и процветающая экономика, однако авторитарная политическая система Китая создает мощные препятствия на пути ее развития. Руководители в Пекине встревожены тем, что Китай без значительных темпов экономического роста – это готовый рецепт драматических социальных и политических беспорядков, которые могут ослабить государственную власть.

После нескольких десятилетий устойчивого и мощного экономического роста китайская экономика, согласно последним данным и докладам, движется в сторону снижения темпов развития. Цены на недвижимость во многих крупных городах начинают падать, и некоторые экономисты сегодня открыто говорят о пузыре ипотечного кредитования. По мнению других специалистов, китайская экономика с ее ветхой моделью ориентации на экспорт должна пойти в сторону наращивания внутреннего потребления и создания динамичного сектора услуг. Только за 2010 год было более 180000 «массовых инцидентов», напоминающих восстания. Растет напряженность в Тибете и провинции Синьцзян. Все это грозит внутриполитическим хаосом, и поэтому основания для страха у китайских лидеров есть. Замедление темпов роста экономики может стать именно тем фактором, который сломит хребет этой коммунистической стране.

Критическая проблема для оси заключается в том, что половина ее членов производит большую часть своего богатства за счет продаж нефти и газа. Что еще хуже, такие страны как Россия, Иран, Северная Корея, Сирия и Венесуэла вносят несущественный вклад в мировую экономику в плане промышленности и технологий. Находясь в зависимости от экспорта энергоресурсов, эти государства боятся, что снижение цен на них вызовет экономический спад и политические волнения. Если цены на энергоресурсы значительно снизятся, российская экономика может попасть в состояние хаоса. Последние доклады свидетельствуют о том, что для достижения бюджетных целей России нужно, чтобы нефть стоила 110-115 долларов за баррель. А поскольку цены снижаются, и в мире обнаруживаются все новые нефтяные месторождения (благодаря нефтеносным пескам и новым методам добычи, таким как гидроразрыв пласта), Россия вполне справедливо опасается своей полной зависимости от энергетических цен.

Государства оси в своей внешней политике руководствуются несколькими принципами. Первый – это рефлекторная оппозиция по отношению к Соединенным Штатам. Нет важнее принципа, особенно для России, чем сопротивление американской власти и влиянию, и их сдерживание, когда для этого появляются возможности.

Члены оси систематически и в тесном взаимодействии пытаются сдерживать, противодействовать и блокировать Организацию Объединенных Наций. Используя свое право вето, Китай и Россия помешали Совету Безопасности ООН принять резолюции, которые могли положить конец уничтожению сирийского народа собственным государством. Пекин и Москва настойчиво выступают против расширения санкций в отношении  Ирана, введенных из-за его ядерной программы.

Еще один принцип - это верность правилам. Будь то ООН или другие институты, члены оси утверждают о своей преданности международным правилам, однако активно противодействуют любым попыткам приступить к их исполнению. Примером является противодействие мерам по сдерживанию гражданской войны в Сирии.

И, наконец, эти государства проводят простую и вместе с тем эффективную политику поддержки и защиты друг друга – во что бы то ни стало. Россия защищает Иран и Сирию ради усиления собственной власти и влияния, ради спасения своего последнего союзника на Ближнем Востоке, ради ослабления США и отвлечения их внимания. Аналогичным образом Россия и Китай защищают Сирию от резолюций ООН, а Иран – от санкций этой организации.

Данные государства выступают против демократии и свободных рынков внутри своих стран. А поскольку  руководят этими государствами авторитарные лидеры, их внутреннее сопротивление демократии и свободным рынкам является стойким и ясно различимым.

Они также проявляют стремление угрожать, а порой и открыто нападать на своих соседей. Северная Корея постоянно использует в отношении Южной Кореи риторику, которую иначе как неосмотрительной не назовешь. Она опрометчиво нагнетает напряженность в отношении южного соседа. Китайские притязания на риф Скарборо в Южно-Китайском море неподалеку от Филиппин вызывают наибольшую тревогу и грозят спровоцировать региональный кризис. А иранские призывы к «исламскому пробуждению» с целью уничтожения Израиля заставляют эту страну строить планы упреждающих ударов, чтобы помешать Тегерану стать обладателем ядерного оружия.

Европейские страны не забыли, как Россия прекратила поставки газа на Украину в разгар зимних холодов 2009 года из-за ценовых разногласий. Она же, согласно многочисленным сообщениям, проводила кибератаки против Эстонии в 2007 году, а в 2008-м вторглась в Грузию.

В последнее время (что вызывает еще большую тревогу) мы видим признаки усиления взаимодействия членов оси в вопросах политики. Это будет иметь вполне очевидные последствия для Азиатско-Тихоокеанского региона, для зоны Индийского и Тихого океана, а также для Евразии и всего мира.

Хотя существенное укрепление связей между странами оси началось недавно, импульс силы для движения в данном направлении накапливался уже довольно длительное время. Между Россией и Китаем за последние двадцать лет развивается торговля оружием. В конце апреля заместитель министра иностранных дел КНР Чэн Гопин (Cheng Guoping) заявил, что между Россией и Китаем существует «100-процентное согласие» по вопросам политики в отношении Сирии и Северной Кореи. Пекин и Москва недавно подписали целый пакет торговых и энергетических соглашений на общую сумму 15 миллиардов долларов.

Китай и Россия постоянно усиливают ось государств, чтобы противостоять политике Вашингтона. Когда Путин посещал недавно КНР, он сделал это явно намеренно - до того, как встретился с Обамой. Это часть общей стратегии по очень публичному укреплению отношений России с этой усиливающейся азиатской державой. Такие встречи в Пекине дают обоим государствам возможность для координации и оттачивания своей политики по отношению к Сирии и Ирану.

Что касается Сирии, то здесь общая стратегия состоит в противодействии американскому влиянию с одновременной защитой Дамаска от действий ООН, нацеленных на прекращение репрессий против оппозиции и на ослабление Сирии. Крах Сирии приведет к ослаблению Ирана, являющегося самым важным региональным спонсором Дамаска. Китай и Россия также сформировали Шанхайскую организацию сотрудничества в качестве противовеса американскому влиянию.

Иран также наращивает свое взаимодействие с Китаем и Россией. Путин провел встречу с президентом Махмудом Ахмадинежадом в Пекине в начале июня, сделав это до начала переговоров по иранской ядерной программе. Иран, в свою очередь, постарался заручиться китайской и российской поддержкой на ядерном саммите P5+1 в Пекине, а позднее и в Москве. Россия, между тем, заручилась поддержкой Ирана в своей сирийской политике, и предостерегает о недопустимости применения силы против Тегерана. А Китай присоединился к России в противодействии военным ударам. Россия и Иран критикуют США за их политику в отношении Сирии, обвиняя Вашингтон в поддержке группировок мятежников, воюющих с правительственными войсками. Иран также обвиняет США в снабжении сирийских повстанцев оружием и в эскалации кризиса. Проявляя солидарность в рамках оси, Россия поддерживает иранскую программу по созданию баллистических ракет и выступает против санкций ООН в отношении Ирана, введенных из-за его ядерной программы.

Что касается военного сотрудничества, то здесь тесные связи существуют на протяжении многих лет. Россия и Китай совсем недавно провели крупные военно-морские учения в Желтом море. Прозвучавшая несколько месяцев назад иранская угроза перекрыть Ормузский пролив вполне реальна благодаря дизельным подводным лодкам класса Kilo российской постройки и противокорабельным ракетам, созданным, скорее всего, на основе позаимствованных у Китая технологий. Появились сообщения о создании Венесуэлой беспилотных летательных аппаратов в сотрудничестве с Ираном, Китаем и Россией. А Россия твердо намерена защищать свой крупный военно-морской объект в Сирии.

И наконец, Венесуэла играет незначительную, но важную в региональных масштабах роль в составе оси. Она обратилась к Китаю с предложением о поставках нефти, стремясь не ограничиваться продажей нефти в США. Иран также на протяжении нескольких лет стремится к укреплению отношений с КНР, видя в этом препятствие усилению американской власти и влияния.

Последствия для безопасности

Что может значить эта авторитарная ось для международной безопасности? Что должны делать остальные страны мира? И самое важное - какие последствия все это будет иметь для Азиатско-Тихоокеанского и других регионов мира?

Первый шаг демократических стран и их союзников должен заключаться в распознавании проблемы. Они должны помнить, что возникновение осей - это обычное явление в геополитике. На практике Россия похожа на главного инициатора в создании мотивации и организации этой оси. Эти усилия активизировались в тот момент, когда Путин, в третий раз баллотировавшийся на пост президента, нуждался в укреплении своей внутренней базы поддержки.

Во-вторых,  Китай - это, бесспорно, самое мощное государство в составе оси. Будучи намного сильнее России, которая наверняка это осознает, Китай, скорее всего, видит в Москве экономического и политического игрока легкого веса. Считая себя второй по мощи мировой державой, Китай понимает, что обладает гораздо большим авторитетом и влиянием, чем Россия – и наверняка смотрит на нее с неприязнью. Например, Народно-освободительная армия Китая создает мощный и надежный потенциал противодействия проникновению американских сил в этот регион. Цель заключается в том, чтобы помешать американским войскам упреждать китайские действия  в ближних морях, вокруг Тайваня и на его территории, а также в Южно-Китайском море. У этих действий одна-единственная мишень – ВМС США.

Но в связи с этим возникает один важный вопрос: почему Китай является членом оси, хотя его экономика радикально отличается от остальных стран из ее состава? В отличие от остальных членов, он обладает значительной экономической и технологической мощью, но, подобно им, у него авторитарная власть. Как это ни парадоксально, Китай мог бы оказаться «на правильной стороне истории», если бы авторитарная власть этой страны не ослабляла его возможности по превращению в великую державу.

В-третьих, все эти страны, разумеется, понимают, что в классическом экономическом и военном плане они не так сильны, как Соединенные Штаты, «Большая восьмерка» и «Большая двадцатка». Вполне возможно, лидеры стран оси считают, что если они не будут координировать свою политику, силы истории возьмут над ними верх.

В-четвертых, данные геополитические тенденции формировались долгие годы, но в полной мере проявились лишь сегодня. Инстинкт подсказывает, что эти страны, чувствуя слабость и путаницу в американской политике из-за войн, рецессии и политических разногласий в Вашингтоне, реагируют соответствующим образом.

И, наконец, этот блок создаст мощные последствия для Азиатско-Тихоокеанского региона и более обширного региона Индийского и Тихого океанов. А это - самые динамичные регионы в плане экономического развития. Китай и многие из его партнеров по оси получают огромную выгоду от поставок российской военной техники. Китай, получивший неслышные дизельные подводные лодки, современные истребители и двигатели для своего нового истребителя «стелс» J-20, вряд ли обрел бы такую военную мощь без помощи России. Крупные военные поставки из России в Китай существенно сократились, но сейчас и в будущем Москва и Пекин могут усилить свое сотрудничество, так как интересы у них во многом совпадают.

Как реагировать

У западных стран есть все основания для того, чтобы смотреть в будущее с оптимизмом. Кроме того,  никому из нас не нужна новая холодная война. В своей основе члены авторитарной оси экономически и политически слабы и нестабильны. Следует помнить, что такие режимы могут рухнуть совершенно неожиданно – достаточно вспомнить примеры Советского Союза, Сербии, Украины и Грузии.

Зная об этом, Запад в своей стратегии противодействия должен основываться на трех принципах. Во-первых, постоянно быть в курсе того, что делают и говорят авторитарные государства, и за что они выступают. Прозрачность - это мощный антидот авторитаризму. Во-вторых, постоянно подчеркивать силу и ценность демократии, свободы, свободных рынков и прав человека как основы подлинного процветания и мощи. В-третьих, быть в готовности к началу борьбы с авторитарными странами на игровом поле демократии и свободы. Если современная история о чем-то и говорит, так о том, что в долгосрочной перспективе эти режимы вряд ли выживут – и они это понимают.

А сейчас, если авторитарная ось будет преуспевать, она перепишет руководящие правила внешней политики. Однако, гораздо более вероятный исход состоит в том, что если Запад сумеет самоорганизоваться и сплотиться на эффективную борьбу с этими вызовами, мы можем стать свидетелями заката авторитарных государств.

Доктор Уильям Мартел – доцент Флетчеровской школы права и дипломатии (Fletcher School of Law and Diplomacy) при Университете Тафтса, занимающийся исследованиями международной безопасности. Он автор книги «Victory in War: Foundations of Modern Strategy» (Победа в войне: основы современной стратегии).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.