Допустим, я не фотограф и, ничего не зная о том, как делают фотографии, впервые открываю страницу с фотографиями какого-нибудь новостного агентства или веб-сайта газеты  и вижу фотографию казненных через повешение людей. Конечно, художественное воздействие такой фотографии, на которой солнечный свет струится через полицейского или осужденного, оставляет неизгладимый след в душе, хотя я могу этого и не осознавать. При этом, я не понимаю, почему эта фотография так запоминается, но  прихожу к следующим выводам.

1. Преступники получили кару за свои злодеяния.

2. Эти фотографии наводят ужас на тех, кто совершает преступления.

3. У газетчиков - дурной вкус, если они в начале выходного дня размещают такие фотографии (на самом деле, её разместили четыре дня назадЮ но всё ещё не убрали с первой страницы).

3. Не дай Бог, я по ошибке открыл какой-нибудь антиправительственный сайт, который ведёт пропаганду.

Читайте также: Хула - Жертвы были казнены

Фиксация сцен казни в профессии фоторепортёра, хотя и заставляет его переживать эмоциональный шок, вселяет некое чувство удовлетворения от выполненной работы - запечатлении на плёнку какого-то важного события. Присутствовать на важном событии мечтает любой фоторепортёр в мире, и несомненно, фиксируя каждый такой момент, он кладёт свою душу на алтарь профессии. Например, исторические фотографии, которые делались в период войн между государствами, имеют огромную важность с самых разных точек зрения и очень часто помогают в борьбе против искажения фактов. Если обратимся к фотографиям событий 2009 года (в период массовых протестов в Иране после президентских выборов), которые из-за запрета иранским фоторепортёрам заниматься профессиональной деятельностью тайно отправлялись иностранным средствам массовой информации, то стоит отметить, что в ряде случаев они помогли преувеличить значение произошедшего или исказить его. Это - два аспекта профессии фоторепортёра.

Публикация фотографий вместе с кратким и невыразительным комментарием о казни позволяет усомниться в профессионализме авторов издания. Вид повешенных, злые взгляды присутствующих, слезы отворачивающихся женщин, пожелавших из любопытства присутствовать на казни, глаза напуганного ребёнка, вот-вот готового расплакаться, и другие картины, которые пожелал запечатлеть фотограф, несмотря на содержание самой новости и оснований для казни, вызывают сострадание каждого.

Смотрите по теме: Смертная казнь в странах мира

Подборка таких фотографий - с умыслом или по ошибке - заставляет человека задуматься, для чего все это было сделано и сфотографировано?

Если проанализировать новости последних дней, станет понятно, что сообщение о каком-то событии само по себе оказывает воздействие, а если ему предшествует фотография, то впечатление меняется. С другой стороны, в интернете остаётся одна фотография, и в разных частях света под ней видят лишь название страны - Иран. Комментарий к ней, тем более на персидском языке, никто не читает, всю информацию несёт лишь изображение, а его пояснение теряется из виду.
Всё это уже не зависит от воли фотографа. В такой ситуации, если судить пессимистично, цель публикации и была именно такой. Возникает вопросы: отвечают ли редакторы средств массовой информации за психическое благополучие граждан, и какие цели они преследуют, размещая в сети Интернет фотографии таких сцен?

Важно учитывать и то, что преступники почти никогда не смотрят и не читают СМИ с целью извлечения каких-то уроков на будущее, особенно - с сюжетами казней. Я больше не считаю публикацию подобных фотографий благородным делом, но при желании вы можете их посмотреть на сайте газеты «Иран».

Перевод Тарасовой Светланы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.