Один из самых высокопоставленных командиров движения «Талибан» признал, что боевики не могут победить в войне в Афганистане, и что захват Кабула это - «очень отдаленная перспектива». В связи с этим они должны заняться поисками урегулирования вместе с другими политическими силами в стране.

Давая в четверг неожиданно откровенное интервью изданию New Statesman, этот командир, которого называют ветераном движения,  доверенным лицом руководства и бывшим узником Гуантанамо, также в исключительно резких выражениях отозвался об «Аль-Каиде», дистанцировав от нее афганских боевиков.

«По крайней мере, 70% талибов злы на «Аль-Каиду». Наши люди считают ее настоящим бедствием, ниспосланным на нас с небес, - заявил этот командир. – По правде говоря, я испытал облегчение, когда услышал о гибели Усамы [бен Ладена]. Своей политикой он разрушил Афганистан. Если он действительно верил в джихад, ему надо было ехать в Саудовскую Аравию и делать джихад там, а не разрушать нашу страну».

New Statesman не называет полное имя этого командира, обращаясь к нему как к Маулви. Интервью у него взял бывший представитель ООН в Кабуле Майкл Семпл (Michael Semple), работавший там во времена талибов и поддерживающий связи с членами руководства движения. Время от времени он выполняет функции негласного дипломатического посредника в контактах с повстанцами.

Читайте также: Деньги американских налогоплательщиков уходят к талибам

Семпл, ныне работающий в Гарварде в исследовательском Центре Карра по правам человека (Carr Centre for Human Rights Policy), сказал, что имя этого командира называть нельзя, так как «Талибан» крайне болезненно реагирует на несанкционированные высказывания от его имени. Однако, он отметил, что в важной роли Маулви в рядах движения сомневаться не приходится.

«Я поддерживаю диалог с талибами длительное время, это - не разовые контакты, поэтому я знаю, кто такой Маулви. Я знаю всех, с кем он говорит», - заявил Семпл.

По его словам, неофициальная беседа позволила Маулви отойти в сторону от жестко контролируемой «партийной линии» талибов и изложить неприукрашенные взгляды прагматичного крыла руководства, о котором Семпл говорит, что оно «предпринимает серьезные усилия по формированию стратегии движения».

Маулви со своим скепсисом относительно военных перспектив талибов представляет собой полную противоположность неизменно триумфаторскому тону официальных заявлений движения. «Такова природа войны, что обе стороны мечтают о победе. Но соотношение сил в афганском конфликте очевидно. Нужно вмешательство свыше, чтобы талибы выиграли эту войну», - говорит он.

«Захват талибами Кабула - это «очень отдаленная перспектива». Те лидеры движения, которые считают, что смогут захватить Кабул, допускают серьезную ошибку. Тем не менее,  руководство также знает, что ему нельзя признаваться в такой слабости. Сделать это – значит подорвать моральный дух боевиков. Руководство знает правду – оно не в состоянии взять верх над теми силами, которые ему противостоят», - говорит Маулви.

Также по теме: «Талибан» окреп после ввода дополнительных войск США

В результате, продолжает он, талибам пришлось отказаться от своей мечты о воссоздании исламского эмирата, созданного после их прихода к власти в 1996 году и просуществовавшего до 2001 года. «Все стороны, вовлеченные в конфликт такого рода, решили бороться за власть. Если они не сумеют взять в свои руки власть в масштабах всей страны, им придется довольствоваться ролью организованной партии, работающей в Афганистане наравне с остальными», - признает он.

Он очень резко отзывается о президенте Хамиде Карзае, которого талибы неизменно высмеивают, называя американской марионеткой. «В переговорах с Кабулом нет особого смысла. Реальная власть находится в руках у американцев, - говорит Маулви. – Кроме талибов в Афганистане есть лишь одна серьезная политическая сила, и это - Северный альянс». Эта коалиция сил во главе с таджиками, которая возглавила сопротивление талибам, и сейчас является  важным и сильным игроком в Кабуле.



Дэвид Милибэнд, выступавший за переговоры с талибами еще в свою бытность министром иностранных дел, назвал это интервью благоприятной возможностью, которой необходимо воспользоваться. «Это знаменательное интервью показывает необходимость серьезной дискуссии с «Талибаном» о будущем Афганистана, и, одновременно, демонстрирует трудности налаживания такого диалога», - заявил Милибэнд, который опубликовал интервью в New Statesman в качестве приглашенного редактора.

«Искренность и ясность заявлений по поводу «Аль-Каиды», НАТО и афганского правительства показывает, что мы имеем дело с умудренными опытом силами, которые здесь надолго и которые невозможно убрать лишь силой нашего воображения, - сказал он. – Сейчас, когда в Афганистане находится 10000 британских военнослужащих, крайне важно, чтобы эти переговоры сдвинулись с мертвой точки. Афганистан не может стать забытой войной».

Читайте также: В Афганистане талибы заявили, что начали восстание

В этом году талибы направили своих представителей в Катар, предоставив им политические полномочия для ведения переговоров с США. Однако переговоры эти вскоре зашли в тупик, в основном, из-за противодействия со стороны Карзая, который ощутил, что его исключили из переговорного процесса, а также из-за нежелания Вашингтона дать разрешение на освобождение пяти талибов, находящихся в заключении в Гуантанамо. Талибы считали, что это было уже согласовано на предварительных переговорах в качестве меры укрепления доверия.

Талибы официально приостановили контакты в марте месяце, однако оставили своих посланцев в Катаре. Движение также направило на прошлой неделе свою делегацию в Киото на конференцию по примирению. В своем интервью Маулви дает понять, что прагматичное крыло руководства талибов хочет продолжать переговоры.

«Мир давно уже стремится изображать «Талибан» как дикую и нецивилизованную силу, несведущую в нормах международного права и незаинтересованную в существовании государственной власти. НАТО также давно утверждает, что хочет мира, но талибы создают препятствия на этом пути, отказываясь разорвать связи с «Аль-Каидой». Талибы хотят теперь поменяться ролями с НАТО и показать, кто на самом деле создает препятствия на пути к миру», - говорит Маулви.

Он настаивает на том, что интерес талибов к переговорам не ограничивается их ближайшей целью добиться освобождения своих людей из Гуантанамо. Будь так, они не стали бы посылать своих представителей в Катар, а просто создали бы комиссию по обмену пленными, заявляет Маулви.

Также по теме: Афганистан как хроническое дежавю, или Талибан готовится к реваншу

По словам Семпла, сейчас трудно судить о степени влияния прагматиков - таких, как Маулви, в сравнении с более радикальными джихадистами, сплотившимися вокруг своего верховного лидера муллы Омара. Неприкрытое презрение Маулви к «Аль-Каиде» противоречит тем уликам, которые были найдены в убежище Усамы бен Ладена в Абботабаде. А они свидетельствуют о тесных рабочих взаимоотношениях между Омаром и руководством «Аль-Каиды» при подготовке нападений в Афганистане и Пакистане.

Семпл заявляет, что, если Запад будет проявлять больше готовности и желания к ведению переговоров, это поможет движению освободиться от связей с «Аль-Каидой». Маулви говорит, что в регионе воюют всего несколько сотен боевиков «Аль-Каиды», и что эти силы несущественны. По его словам, талибы не идут на формальный разрыв лишь из-за того, что это может «отвратить от них некоторые группы исламистов». 

Пока неясно, насколько руководство талибов, базирующееся в основном  в Пакистане, контролирует младших полевых командиров в Афганистане. А их ряды - все моложе и радикальнее, и это - результат интенсивной кампании убийств талибов, проводимой в последние годы американскими и британскими силами специального назначения.

«По правде говоря, никто не знает, обладает ли руководство талибов властью и авторитетом, чтобы заключить мирную сделку, - говорит Маулви. – Но точно такой же вопрос можно задать по поводу Карзая. Правда, мы точно знаем, что власть в Кабуле принадлежит не ему, а другим силам».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.