Фотография символична. 20 июня Антонис Самарас, новый премьер-министр Греции, дает клятву на золоченой Библии перед Архиепископом Афинским Иеронимом. После многих месяцев политической нестабильности у Греции, наконец, появилось правительство, и эту сцену фотографировали, снимали на видео и транслировали по всему миру.

Горячие новости и постоянные ссылки на античности заставили забыть о силе православных традиций у эллинов. В Греции Церковь, невзирая на свою автономию, не совсем отделена от государства. Священники – государственные функционеры с длинными бородами и в черных рясах – там просто повсюду. Они торжественно открывают школы, восхваляют спортивные победы, отмечают праздничные дни. В 2012 году порядка 95% греков по-прежнему называют себя православными христианами.

Два столпа греческого общества – это армия и Церковь. Настолько, что осенью 2011 года правительство Георгиоса Папандреу освободило благотворительную и религиозную собственность от специального кризисного налога, который платят все греки.

Под ударом критики Церковь защищалась неким особым статусом, а потом стала размахивать знаменем социальной помощи – неопровержимым финансовым вкладом в жизнь нуждающихся.

«Государство напугано реакцией Церкви, потому что исторически она всегда была важной составляющей политики», - говорит Эффи Фокас, греческий социолог и директор Форума религий Лондонской школы экономики.

Читайте также: Греция-Германия, битва при Фермопилах

Спаситель народа

В 1821 году в Греции вспыхнула революция против Османской империи. Война за независимость была, в первую очередь, битвой православных христиан против мусульманских завоевателей. Патрский епископ благословлял восставших, за оружие взялись и некоторые священники.

Во имя православия, но также исходя из геополитических интересов, русские, при поддержке французов и англичан, помогли грекам обрести независимость, которая была провозглашена в 1830 году после подписания Лондонского протокола.
Православная Церковь, активный участник греческого сопротивления, вынесла из него огромный авторитет, и этот институт, так же как и религиозное сообщество, с того момента стал ассоциироваться с национальной идеей. «Исторически Церковь имела большое влияние и была носителем греческой национальной идентичности», - подтверждает Эффи Фокас.

«Красивая история - вероятно, чуть приукрашенная. Мы всегда говорим о роли Церкви как спасителя нации во время войны за независимость, - объясняет Эффи Фокас. – Так пишут в школьных учебниках, но это - лишь субъективное видение истории».

С самого основания Греческой Республики образовательная система была связана с Церковью. На уроках религиоведения в государственных школах говорится почти только о православии.

В Греции религиозные дела не относятся к ведению министерства внутренних дел, как во Франции. У эллинов это - министерство по образованию и делам религии.

3 статья Конституции гласит: «Господствующая религия в Греции - религия православной Церкви». Статус государственной религии бросает тень на другие религии, тогда как Греция уже десять лет стоит перед лицом масштабной иммиграции иностранцев исламского вероисповедания.

Также по теме: Греции удалось избежать катастрофы?


Ахмент, представитель исламской общины в Греции, настроен печально:

«Когда вы едете в метро или идете в супермаркет, люди смотрят на вас по-разному... У нас - не такие права, как у православных греков. Ничего от правительства, никаких пособий. Мы - совсем одни».

Православная культура поощряет националистические идеи. Вот уже год мишенью расистских нападений неонацистов из «Золотого рассвета» (7% голосов на парламентских выборах) являются, в основном, мусульмане. Название второй крайне-правой партии - греческого аналога Национального фронта - переводится как «Народный православный призыв».

«Еще двадцать лет назад греческое общество было очень однородным, но ситуация меняется», - объясняет афинский социолог Теони Статопулу, автор книги «Религиозные практики и верования на фоне европейского пейзажа».

Православная Церковь, которая распространяет постную еду среди мигрантов и пытается сблизиться с другими религиями, отрицает обвинения в том, что внутри нее существует ксенофобская напряженность. Однако, ее культурное влияние слишком сильно, говорит Эффи Фокас:

«В своих речах Церковь выступает против этноцентризма и разделения между этническими группами, но на практике национализм, действительно, очень силен».

В Греции большая часть национальных праздников являются одновременно праздниками религиозными. 25 марта, когда греки отмечают свою независимость, церковь, в свою очередь, празднует Благовещение. В 2004 году, когда игроки национальной команды по футболу вернулись с победой после Чемпионата Европы, Архиепископ Афинский спешно организовал церемонию в их честь.

Читайте также: Церковные лидеры Украины призывают не спекулировать на вопросе о языках

Благодетель во времена кризиса

Уже много лет государство постепенно пытается сократить имущество и привилегированный статус православной Церкви. В 1987 году правительство планировало национализировать всю собственность Церкви, но отказалось от этой идеи под давлением общественного мнения.

Осенью 2011 года тогдашний премьер-министр Георгиос Папандреу ввел новый непопулярный налог на имущество под названием «харатси». Первоначально Церковь была полностью освобождена от нового налога. В интернете сразу же поднялась волна возмущения. Группа в Facebook под названием «Обложите Церковь налогом» набрала 100 000 участников. Тогда правительство решило применить налог к имуществу Церкви, но освободить от него религиозные здания и благотворительных организаций.

Недвижимое имущество Церкви (второй землевладелец в стране после государства) по-прежнему необъятно. Помимо 8 000 публично-правовых религиозных сооружений, а также монастырей, которые не зависят от Греческой церкви (как, например, монастырь на горе Афон) Церковь владеет больницами, частными школами, гостиницами и ресторанами класса люкс.

Это - дореволюционное имущество, и с годами оно разрушается. «После войны за независимость Церковь начала передавать часть своего имущества в руки государства. После диктатуры черных полковников в 1974 году она снова отказалась от части благ. Сегодня Церкви принадлежит лишь 4% от того, чем она владела до 1821 года», - поясняет отец Хризостом, экономический секретарь Святейшего Синода Греции.

Хотя кризис ударяет и по ее финансам, Церковь и сегодня противится идее продажи своей недвижимости, которой страстно желает завладеть частный сектор. Так, гора монастыря Пентели к северу от Афин может быть продана инвесторам за 1 миллиард евро - с целью создать там фотогальванический парк.

Также по теме: Спасти Грецию, Европу и Соединенные Штаты


В 2011 году, по информации право-центристского издания «Катимерини», одна только сдача в наем имущества Церкви позволила заработать 10 миллионов евро. «Состояние финансов Церкви - плохое. Если она будет платить больше налогов, она больше не сможет финансировать благотворительность», - утверждает источник, близкий к религиозным кругам.

С начала кризиса православная Церковь активно занималась общественными и гуманитарными проектами. По данным Святейшего Синода, между 1 января 2010 года и 25 марта 2011 она потратила 1,26 миллиона евро на ежедневную раздачу 10 000 бесплатных обедов в Афинах. Она финансово поддерживает наиболее нуждающиеся семьи, предоставляет одежду, покрывает расходы на лечение и оказывает моральную поддержку.

«Греки по-прежнему обращаются в Церковь не за финансовой помощью, а за психологической поддержкой», - поясняет Тереза Розаки-Николаидис, учительница из района Плака.

В ответ на критику СМИ по поводу освобождения от налогов и гигантского состояния Церковь угрожает урезать социальную помощь. Однако, филантропия, на самом деле, - достаточно недавний и внезапный феномен, связанный не только и не столько с кризисом.

Действуя на месте событий, рядом с греками, наиболее затронутыми кризисом, Церковь вмешивается там, где государство больше не имеет власти, узаконивая таким образом налоговые поблажки и предотвращая скандалы. Проще говоря, несколько епископов, которые живут, как министры, и процветание освобожденного от налогов имущеста уравновешивается миллионами и часами, которые они проводят "у постели" Греции, пораженной кризисом.

Читайте также: Церковь и государство в России

Политическая власть?

Общественная деятельность греческой Церкви во время кризиса – это роль, которую должно играть государство, - так оправдывают вопрос политизации духовной власти. Исторически Церковь играла и политическую роль. Под управлением Османской империи священники служили посредниками с властью в Константинополе и играли роль своего рода деревенских старост.

С 1830-х годов Церковь была снова прикреплена к централизованному государству, и священники получили статус госслужащих. Дважды в истории - во времена диктатуры Метаксаса (1936) и диктатуры черных полковников (1967) - Церкви навязывали политику и взгляды государства. Однако, в остальных случаях – помимо этих двух авторитарных режимов – она всегда сохраняла свою функциональную независимость.

В 2000 году популярный и харизматичный Архиепископ Афинский Христодулос взбунтовался против правительства, которое хотело убрать из греческого паспорта графу «религия». Духовенство призвало устроить масштабные демонстрации в Афинах и Салониках и собрало более 3 миллионов подписей под петицией – больше, чем число голосов, которые партия власти ПАСОК (Всегреческое социалистическое движение) получила на выборах, предшествующих описываемым событиям.

Церковь проиграла эту битву, и графа была вымарана из паспортов, но некоторые политические партии, например - «Новая Демократия», стали искать предвыборной поддержки у православной Церкви. Отрицается, однако, что Архиепископ Афинский хочет играть роль в политике. «Всякий раз, когда Церковь смешивала духовное и мирское, она проигрывала», - вспоминает отец Хризостом.

Также по теме: Средний класс Греции в очереди за благотворительным супом

После эпизода с освобождением от налогов осенью 2011 года был вынесен на обсуждение вопрос отделения Церкви от государства. Правительство ежегодно тратит примерно 200 миллионов евро на оплату деятельности 9 000 своих священников. Отец Хризостом задумчив:

«Если Церковь и государство будут разделены, каково будет государству в одиночестве? Церковь обеспечивает общественное равновесие, которое уменьшает масштаб народных реакций. Это гражданское равновесие».

«Церковь всепроникающа», - поясняет Теони Статопулу. В политическом смысле верующие относят себя скорее к правым, а критика исходит больше от левых кругов, но духовенство с такими настроениями справляется. Гораздо больше, чем какая-либо политическая организация, православная Церковь связана с историей страны, с общественным и культурным духом нации.

«Греки умеют различать Церковь и государство», заверяет Эффи Фокас, и священники сумеют сохранить популярность в греческой культуре. Они пьют узо в деревнях, очень приятны и отзывчивы в повседневной жизни. А министры для большинства греков являются символом глубоко коррумпированной системы, где царит обман и демагогия.

И тем не менее, Церковь не так уж далека от греческого кумовства, и у нее тоже есть скелеты в шкафу. Вопросы вокруг коррупции в сфере недвижимости в лоне духовенства поднимаются вот уже несколько лет. Яркий пример - недавний случай с горой Афон.

В 2005 году монахи предоставили документ эпохи Византийской империи и попросили у государства вернуть им озеро Вистонида, которое они затем перепродали за 100 миллионов евро. Деньги были обнаружены на счету отца Эфраима – одной из важнейших фигур Афона.

Главная проблема – не состояние финансов Церкви. Сегодня в Греции по-прежнему нет кадастра. Соответственно, ничто не позволяет измерить ценность церковного имущества и гипотетическое состояние Греческой Православной Церкви. Чтобы нащупать законную власть – как в коридорах власти, так и в царствии небесном – Греции придется прежде всего полагаться на транспарентность и легитимность.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.