Али Сартипи считается одним из самых влиятельных продюсеров и промоутеров в Иране, несмотря на то, что многие скептически относятся к вложениям в киноиндустрию, полагая, что инвестированные в эту область деньги составляют расходы, а не капитал.

В последнее время ведется много разговоров о проблемах с выходом фильмов в прокат и о том, что наша система проката не отличается особым профессионализмом. В результате - уровень продаж наших фильмов низок. Чтобы обсудить все этим проблемы, мы встретились с Али Сартипи, одним из самых крупных профессионалов в этой области.


Джаван: Г-н Сартипи, после Исламской революции 1979 года киноиндустрия и многие культурные связи претерпели изменения. Если не ошибаюсь, иностранные фильмы показывались первые несколько лет после революции. Расскажите о прокате после революции и объясните, как появились профессиональные прокатчики?

Читайте также: Пять великих сцен из фильмов, снятых с огромным риском для жизни

Али Сартипи:
Самый первый фильм, прокат которого я организовывал, назывался «Осень» («پاییزان»), который вышел на экран в 1988 году. До революции фильмы, особенно боевики, шли в прокате в течение двух лет. Такая система существовала до середины 90-х годов. Те, кто были половчее, запускали деньги в прокат и производство в разных городах Ирана: Мешхеде, Исфагане, Ширазе. Но в 90-х годах все изменилось. Кинопроизводство снизилось. Многие кинотеатры закрылись. Ежегодно выходило 40 фильмов, из которых можно было показывать только около десятка. Например, такие фильмы как «Отважный» («جوانمرد»), «Заложник» («گروگان») и «Жало» («نیش») по 7-10 раз выходили на экран в провинциях или самом Тегеране. Появление спутникового телевидения и видеомагнитофонов нанесло сильный урон кинопроизводству и прокату. Иранская киноиндустрия несла потери даже в маленьких городах. Кинотеатры не заполнялись и поэтому стали закрываться. Но когда президентом стал Хатами, в кино стало допускаться больше свободы и финансирование улучшилось.

- Почему государство, уделяя внимание кинопроизводству, не следит за прокатом фильмов?


- Производство и прокат немного наладились, но в области рекламы нет никаких перемен. Наша компания, работающая на рынке с 2006 года, ввела в прокат около 60 фильмов, но не получила в качестве помощи ни одного риала для производства рекламного ролика, в то время как на производство фильмов тратят от 100 тысяч до 2 миллионов долларов. Обычно поступают следующим образом: дают 10-15 копий фильма, которые одновременно демонстрируют в каких-то городах и оплачивают расходы на рекламу. Это, конечно, хорошо, но, на мой взгляд, недостаточно. Главная проблема заключается в том, что мы несвободны в производстве собственного фильма, из рекламного ролика вырезают даже то, что могло бы привлечь зрителей к просмотру. Вмешиваются в производство фильма, в то время как надо его поддерживать. Государство поддерживает только одну определенную категорию фильмов. Но коль скоро исправляете фильм, платите хотя бы за его рекламу! Однако ничего подобного сейчас не происходит.

Также по теме: Защита от поронографии или прелюдия к цензуре?

- Считаете ли, что прокат фильмов должен быть сопоставим с общим производством? Соответствует ли количество фильмов в прокате общему числу снятых кинолент? Ведь не секрет, что ежегодно некоторое число отснятых фильмов не выходит в прокат. Как вы считаете, это происходит из-за нехватки в стране кинотеатров или по другим причинам?

- Я уверен, что в производстве иранских фильмов допускается масса ошибок. Или зрителям не нравится их качество, или сами производители кино снимают неправильно. Большое число демонстрируемых фильмов не следовало было выпускать в прокат. Такие фильмы надо показывать по телевизору, однако нам говорят, что их надо демонстрировать в кинотеатрах и нам как промоуторам приходится всучивать их владельцам кинотеатров. Главным критерием выхода фильма на широкий экран является его популярность у зрителей, но, к сожалению, об этом никто не думает.

- Следует ли предлагать зрителю только то, что он хочет увидеть в кино, или надо развивать его вкус к прекрасному?


- Кто определяет, каким должен быть вкус к прекрасному? Одному очень нравится фильм «Изгои» («اخراجیها»), другой говорит, что это слабый фильм. Наверно, многим захочется посмотреть получивший Оскара фильм «Развод Надера и Симин», а кому-то нет. Кому это решать, кроме как самим зрителям? Людям нравится ходить в кино и два часа смеяться или плакать. Они не ходят в кино, чтобы там дремать. Создавать кино – это искусство, хотя на деле это правило не всегда соблюдается. Недавно один из моих коллег пришел накануне Ноуруза (иранского Нового года) в профсоюзный комитет и заявил, что если его фильм покажут на праздники, он соберет 500 миллионов туманов (500 тысяч долларов), а на самом деле этот фильм не собрал и 2 миллиона туманов (2 тысячи долларов). В целом успех фильма зависит не от рекламы, а от его содержания.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.