В разгар американской предвыборной кампании дискуссии, начатые консерваторами об абортах, контрацепции и центрах семейного планирования, ставят под угрозу достижения феминисток. До такой степени, что некоторые демократы обвиняют республиканцев в том, что они "ведут войну против женщин". Мы имеем хронически жалкую и слабую представленность женщин во власти.
В английском языке есть выражение "the poisoned well" - отравленный колодец.

Через пять недель состоится съезд республиканской партии, в ходе которого Митт Ромни (Mitt Romney) объявит своего кандидата на пост вице-президента. Этот человек может стать следующим вице-президентом США, а это - неплохой шанс затем стать кандидатом в президенты, а значит - огромная удача, и, учитывая отсутствие харизмы у самого Митта Ромни, личность его кандидата на пост вице-президента будет иметь большое значение. Кто будет назначен, мы пока не знаем. Но ясно одно: это будет не женщина.

Несколько недель назад один из советников кампании Ромни заявил, что ни одна женская кандидатура серьезно рассматриваться не будет, потому что Сара Пэйлин (Sarah Palin) "отравила колодец".

"Мне кажется, что в этом вопросе Пэйлин отравила колодец... Если бы я был на месте Ромни, то я бы опасался, что женщина-кандидат будет подвергнута слишком пристальной оценке".

Читайте также: Мужчина - это зверь

Вот что теперь означает быть женщиной в политике, или даже просто женщиной в США - после Сары Пэйлин. "Слишком пристальная оценка" – это хорошо описывает ситуацию.

Какая прекрасная иллюстрация опасности, которую представляет сам факт - первым из числа какой-то группы сделать что-то: первый черный президент, первая женщина-кандидат на пост вице-президента от какой-то партии. Вам придется нести дополнительное бремя, олицетворять собой способности и потенциал всех членов своей группы. Если у вас все получается, то это будет вопреки тому факту, что вы принадлежите к меньшинству. Если же вы провалитесь, то это будет потому, что вы принадлежите к меньшинству. В случае провала есть риск, что следующему представителю вашей группы, который решится попробовать, будет еще сложнее.

Именно это и произошло в случае с Сарой Пейлин. Проблема Пейлин, если верить этому советнику, была не в том, что она была абсолютно неквалифицированной или думала, что Африка - это такая страна, а в том, что она была женщиной.

И отныне все станет сложнее не для кандидатов, убежденных в том, что Африка - это страна. А для кандидатов-женщин.

Те из нас, кто интересуются американской политикой, разумеется, не были удивлены тем, что республиканцы не ходят вводить женщину в Белый дом. Республиканцы хотят, чтобы женщины сидели по домам. На хозяйсте. Еще лучше – беременные.

Также по теме: Женщины в авангарде исламского пробуждения

Делать аборт становится все сложнее и сложнее

Если быть женщиной в США в 2012 году означает подвергаться слишком пристальной оценке, это, конечно, означает, что к женщинам-политикам относятся внимательнее и строже, чем к мужчинам. Но быть женщиной в Америке сегодня также означает, что ваше тело и ваша жизнь подвергаются настолько дотошному осмотру, как никогда прежде.

Этот год для женщин в американской политике был совершенно ошеломляющим. Когда в 2010-м к власти пришло Движение чаепития, снова поколебав баланс сил в палате представителей в сторону республиканцев, оно пообещало сосредоточиться на экономике. Занятость, занятость, занятость. В действительности же - о занятости населения речи не было вообще. Речь шла об абортах, контрацепции и снова об абортах. Женское тело стало объектом бесконечной одержимости.

В 2005 году в США были приняты 34 закона против абортов. Это - рекорд. В 2010-м - 23. В 2011-м - 80. В первом семестре 2011 года штаты проголосовали за 162 закона, касающихся абортов, контрацепции и прочего.

Вирджиния и Пенсильвания попытались проголосовать за законы об обязательной вагинальной эхографии. Успеха они не добились, а вот Техасу это удалось. Сегодня в штате Техас, если вы хотите сделать аборт, вы обязаны пройти вагинальную эхографию - УЗИ, вам надо будет смотреть на изображение на экране, а доктор должен будет зачитать вам предоставленный правительством текст, подробно описывающий утробный плод. В Миссисипи законы были изменены таким образом, что сейчас практически невозможен легальный аборт в специализированных клиниках. На весь штат Миссисипи есть лишь одна такая клиника. В Мичигане запретили заказ абортивного средства по телефону, и теперь женщины, проживающие в отдаленной сельской местности, вынуждены преодолевать большие расстояния, чтобы прервать свою беременность.



Читайте также: Иран - экскурсия по женской полиции

Рик Санторум (Rick Santorum), серьезный кандидат на праймериз от республиканской партии, заявил, что, если он будет избран, он воспользуется своим президентским постом, чтобы сказать людям, что контрацепция - "нехорошая вещь". "Она дает свободу пристраститься к определенным практикам в сексуальной сфере, что нехорошо", - объяснил он журналисту. Семейное планирование подвергается жестким нападкам со стороны организаций, которые делают вид, что думают как раз о женском здоровье.

В 1973 году Верховный суд США постановил, что женщины имеют право по желанию прерывать свою беременность, потому что Конституция гарантирует им уважение к их частной жизни, к коей относится и аборт. К сожалению, реальность в Штатах такова, что, невзирая на закон, зачатие стало вопросом не частной сферы, а общественной. После этого исторического решения Верховного суда (так называемого "Роу против Уэйда") консерваторы сделали все возможное, чтобы утопить и урезать это право женщины. На федеральном уровне аборт легален, но в штатах существуют законы, которые делают обязательными УЗИ, время ожидания, встречи с психологами и так далее. При этом ни один закон не запрещает фальшивые клиники, так называемые Crisis Pregnancy Centers, обустроенные почти как настоящие клиники для прерывания беременности, но которые на самом деле дурачат женщин, привлекая их только с целью объяснить, что аборт - это убийство.

Естественным образом напрашивается такое решение: оспаривать эти законы, лишающие свободы выбора, в суде и дойти до Верховного суда. Но поскольку Верховный суд теперь гораздо более консервативен, чем раньше, есть риск, что он аннулирует "Роу против Уэйда", поставив под угрозу право на аборт в принципе. В настоящий момент аборт все еще законен, хотя и существуют препятствия. Если лагерь тех, кто ратует за свободу выбора, станет оспаривать в суде эти закрепленные государством законы, есть реальная опасность того, что аборт может стать абсолютно незаконным в этих крупных районах страны. Мы загнаны в угол.

Также по теме: В шанхайском метро считают, что женщины сами виноваты в домогательствах

Экспроприация тела

На женщин законы типа техасского влияют совершенно реальным и чудовищным образом. В марте жительница Техаса Каролин Джонс написала очень сильную статью о своем опыте обязательной эхографии. У нее уже был один сын и она ждала второго. Примерно на пяти месяцах беременности анализы показали, что у ее ребенка будут проблемы с развитием. Не было даже уверенности, что он родится живым.

Посоветовавшись со своим супругом, она решила сделать аборт, но из-за нового техасского закона нужно было пройти это новое УЗИ, и ее врач был вынужден описывать плод, а она должна была смотреть на экран. Потом Кэролин прождала 24 часа между этой процедурой и прерыванием беременности. Вот что она пишет:

"Я абсолютно не хочу все это делать, - сказала я психологу. - Я делаю это, чтобы избавить от страданий своего ребенка. Я не хочу проходить новое УЗИ, я уже сделала сегодня два. Я не хочу, чтобы мне описывали жизнь, которой я намерена положить конец. Я вас прошу. Я больше не могу страдать. Я признаю, что не знаю, почему сказала это. Я понимала, что это был свершившийся факт. Психолог точно так же, как и я, не могла изменить требования правительства. И тем не менее, они бессмысленным образом усиливали мои страдания в этот и без того ужасный день, и я хотела, чтобы эта женщина это осознавала".

Эти законы не абстрактны: они причиняют совершенно реальные страдания и боль женщинам, которым и так очень плохо. В 70-е годы у американских феминисток был девиз: все личное относится к политике. В данном случае политика - в высшей степени личное.

Читайте также: Какая разница, сколько женщин работает в парламенте?

О кухне


Учитывая контекст, нет ничего удивительного в том, что республиканская партия не хочет выбирать женщину президентом или даже вице-президентом. У них - свои представления о месте женщины, и это - не Белый дом.

Быть женщиной в США сегодня одновременно - и волнующе, и огорчительно. С одной стороны, есть Ханна Роузин (Hanna Rosin), которая предрекает конец эпохи мужчин и перечисляет все, в чем женщины преуспели больше. Многие ликвидированные во время экономического кризиса рабочие места были в традиционно мужских секторах, что означает, что безработица больше грозит мужчинам, чем женщинам. Нам беспрестанно повторяют, что женщины снова впереди. В нашем обществе мы постоянно видим мужчин, которые сражаются, или которые сидят дома с детьми, пока женщина ездит по свету. В романтических комедиях мы видим женщин, которые бороздят планету и умудряются даже найти любовь - мужчину с мышечными кубиками на животе.

Г-жа Бейонсе такого мнения: "Кто правит миром? Девочки"

С другой стороны, мы имеем хронически жалкую и слабую представленность женщин во власти. Мы имеем разницу в зарплатах в 23%, которая уже много десятилетий почти не меняется. И мы имеем законодательный корпус, который делает все возможное, чтобы упразднить доступ к контрацепции. В 2012 году. Это печально.

На самом деле Америке нужны именно женщины у власти. Если бы конгресс на 50% состоял из женщин - вместо 16%, как сегодня, - говорили бы мы так об абортах и контрацепции? Вы действительно думаете, что мы бы обсуждали, нужно ли считать контрацепцию медицинским уходом? Думаете, мы бы стали задаваться вопросом, когда же мы увидим первую женщину во главе государства? На настоящий момент девочки не правят ни миром, ни (уж точно!) Америкой. Америке нравится считать себя мировым лидером, и если это не совсем так в экономическом смысле, в культурном смысле это - пока еще реальность. Если существующее положение вещей сохранится, боюсь, что в смысле дискриминации по половому признаку мы скоро приведем мир прямо к 1950 году.