Что общего у античной греко-персидской войны с войной в Ираке, Афганистане, Ливии или гражданской войной в Сирии? Везде гибнут люди, а в широко понимаемой культуре так сложилось, что, с одной стороны, мы видим гнусных и готовых на все варваров (Ксеркс, Садам Хусейн, талибы, Муаммар Каддафи, Башар Асад), а с другой – героев, которые борются за свободу и демократию (царь Леонид, американцы, сирийская или ливийская оппозиция и т.д.). Наши противники – это дьявол во плоти, а мы – воплощение ангелов и надежд человечества. Когда наемник Каддафи насилует женщину, он – преступник, а когда это делает американский солдат в Ираке мы критикуем его, но говорим о бремени войны, об исключительной психологической ситуации, о злоупотреблении... или заметаем это дело «под ковер». Однако принципиальный вопрос в данном случае - есть ли для этой женщины какая-нибудь разница, кто именно совершил над ней насилие? Отличается ли чем-нибудь с точки зрения жертв Бундесвер, по ошибке бомбящий афганскую деревню, от террористов-шиитов, убивающих невинных людей на багдадском рынке?

В Ираке, Афганистане, Ливии, Сирии общество «ощущает», что поддержка одной из сторон имеет аксиологическое обоснование. В действительности же речь идет только о реализации собственных интересов, а права человека – это чаще всего лишь часть пиара. Если бы не интервенция НАТО и поддержка повстанцев, в Ливии не произошло бы никаких перемен. И что такого, что во главе этих повстанцев встал экс-министр юстиции Каддафи в 2007-2011 годах - Мустафа Абдель Джалиль? Несколько месяцев назад, когда Полковник был уже побежден, в сети ходил видеоролик, в котором темнокожих людей, подозреваемых в том, что они были наемниками Каддафи, держат запертыми в клетке и заставляют держать во рту ливийский флаг. Сразу вспоминается известный анекдот про Сталина: «а ведь мог бы и убить»! Дело не в том, что в Ливии продолжают нарушаться права человека, - в этом нет ничего сенсационного, но после свержения Каддафи сошел на нет и интерес СМИ и политиков к соблюдению этих прав, которые, вроде как были основанием для вмешательства во внутренние ливийские дела.

Читайте также: Затерянные в Афганистане

Войну выигрывает сильнейший, а не тот, за кем стоит моральная правота. Сильнейший выигрывает обычно еще и потому, что он способен убить/ранить/запугать своего противника, а не потому что он владеет ораторским искусством. Разумеется, поддержка населения имеет огромное значение, но по своей сути война заключается в сражениях и убийстве врагов. Это делают обе стороны конфликта, и здесь неприменим принцип разделения на силы зла и силы добра, потому что и те, и другие уничтожают невинное мирное население, даже если это происходит случайно.


Перенесемся в Сирию. Асад – беспощадный президент, и он убьет столько народа, сколько ему будет нужно, если это поможет ему удержаться у власти. Одновременно - ему не хочется разделить судьбу Каддафи. Он, несомненно, не имеет ничего против пыток и уничтожения оппозиционеров, включая детей, и продолжает бороться с ними, используя снайперов и вертолетные атаки. Страдают невинные люди, число жертв точно назвать невозможно. ООН говорит о 16 тысячах, однако в этой теме достоверных источников нет. Противникам Асада, на основе сообщений которых ведутся эти подсчеты, выгодно максимально увеличить эту цифру, а режиму – наоборот. Сколько было убитых в Тремсе? Если говорить честно – никто не знает.

Также по теме: Эта война по-своему оправдана

В материалах СМИ противниками сирийского руководства изображается армия невооруженных мирных оппозиционеров, которых истребляет президент Асад. Никто в этот момент не слышит «звоночек»? Минуточку, а чем они ему отвечают? Как англичане в 1939-м, бомбардируют военных и мирное население листовками, и из-за этого продолжаются ожесточенные бои? Страны Персидского залива уже давно обещали сирийской оппозиции финансовую помощь. Они же покупают им не бумагу и ручки, чтобы писать стихи, а оружие. Когда я читаю, что в Дамаске продолжаются столкновения, и оппозиция обороняется, я понимаю, что обороняется-то она не палками. В Сирии идет гражданская война и жертвы – в лице мирных граждан – есть с обеих сторон. Я допускаю, что аналогично происходит и с погромами на религиозной почве. Разница заключается только в том, что наши СМИ изображают их лишь с одной стороны, а правительственные СМИ Сирии – с другой. Асад, разумеется, не остановится перед уничтожением своих противников, но и они, хотя и имеют на своем счету безусловно меньшие «достижения», тоже беспощадны и жаждут мести. Сложно обвинять оппозицию в том, что она не хочет быть истребленной, однако не следует чрезмерно ее облагораживать, ведь Асад воюет не с мирным населением, а с вооруженной оппозицией, борющейся за власть и стремящейся его ликвидировать. Стоит вспомнить, что повстанцы становятся все сильнее, а Асад ослабевает.

Читайте также: Войны, катастрофы, эпидемии и зомби. Конец света уже близко?

И те, и другие предлагают ад, и обе стороны знают правила игры и участвуют в ней, чтобы победить врага – в прямом и переносном смысле – по трупам. Основное желание Запада, Турции, стран Персидского залива, равно как России, Китая или Ирана – не остановить насилие, а свергнуть или удержать режим Асада. Перемирие нужно, пожалуй, только Кофи Аннану.
 
Так что борьба идет за политические интересы, а не за человеческие жизни. Обе стороны убивают. Это, в конце концов, - гражданская война. Нельзя позволить убедить себя, что войны в мире – это противостояние чистого зла с чистым добром. Самое большее, чем это может быть, - борьбой за нечто чрезвычайно важное.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.