Все взгляды сейчас прикованы к Алеппо: силы регулярной армии и мятежников стекаются к этому многомиллионному городу. Экономическая столица страны Алеппо стала приоритетной целью как для Башара Асада, так и повстанцев. Несмотря на население в три миллиона человек и богатое культурное наследие, Алеппо может повторить судьбу Хомса и Хамы. Мятежники рассматривают город как сирийский «Бенгази» и пытаются закрепиться там для дальнейшей борьбы с безжалостным режимом.

Дорога на Алеппо

Успех военных операций повстанцев в районе Идлиба и Алеппо связан с объединением различных вооруженных групп, а также растущим вмешательством региональных игроков (Саудовской Аравии, Катара и Турции) посредством формирования центрального командного центра в турецкой Адане. Все это – несмотря на осторожность Запада, который с подозрением следит за развитием конфликта и ограничивается минимальной поддержкой мятежников.

В начале июля повстанцы перешли в активное наступление в районе Идлиба с использованием захваченного у регулярной армии тяжелого оружия. Целью этой операции было обеспечение путей снабжения и безопасности тылов тех групп, которые планировали продвижение к Алеппо. Стоит отметить, что часть отбитой у войск Асада техники (например, внедорожники с пулеметами ДШК-38 или Зу-23) разработана для ведения партизанской войны и городских боев. Это оружие, которое как нельзя лучше подходило для мятежников, говорит о том, что Асад готовил свои войска к затяжной гражданской войне.

Захват Иззаза неподалеку от турецкой границы имел ключевое значение для открытия пути на Алеппо. Силы повстанцев начали быстрое продвижение в сторону города. Наиболее активной бригадой в этой зоне стала «Лива аль-Тавхид» (одна из наилучшим образом организованных и вооруженных бригад на территории Сирии). С 18 июля в это объединение вошли мятежники из региона Алеппо, за исключением двух групп, «Мутхана Бну-Харитха» и «Омар аль-Фарук». Этот «союз» стал первым этапом плана по установлению контроля над зоной и подготовкой к захвату Алеппо. Реализация плана началась с фронтальных нападений на регулярную армию, которая быстро начала сдавать позиции в результате точечных операций. Важной составляющей наступления на Алеппо стала и мобилизация жителей города с помощью призывов к джихаду в нескольких мечетях суннитских кварталов.

20 июля все это привело к уличным протестам, за которыми последовали первые серьезные столкновения с регулярной армией в квартале Салах ад-Дин. В то же время стычки с использованием стрелкового оружия начались в квартале еще с 13 числа. 21 июля мятежники из Алеппо и прибывшие бойцы «Лива аль-Тавхид» взяли под контроль улицы нескольких кварталов, в том числе - Сакхура, где бои набирали обороты под знаменем бригады «Тавхид». Повстанцы не дали регулярной армии отвоевать занятую территорию и заполучили в свое распоряжение несколько танков, оставленных силами Асада.

Решающее сражение?

Сражение за Алеппо, безусловно, имеет огромное значение для сирийского режима. Хотя город долгое время оставался в стороне от протестного движения, а, значит, - и репрессий, мятежникам весьма быстро удалось захватить несколько кварталов: Баб аль-Хадид уже несколько дней остается под контролем повстанцев. После ареста офицеров, солдат и сотрудников спецслужб они приступили к задержанию информаторов и зачистке улиц. Особенно интенсивные бои с субботы ведутся в квартале Салах ад-Дин, где «Лива аль-Тавхид» занимает несколько зданий, в том числе - и представительство партии «Баас».

В квартале Ханано начались операции с участием уже четвертой волны отправившихся в город мятежников. Они пришли на смену бойцам первых трех из них - после трех дней сражения. Кроме того, к Алеппо продолжают стягиваться новые силы мятежников. Все это свидетельствует об улучшении организации и координации между различными повстанческими группами.

Туман войны

Мятежники и оппозиция во многом полагаются на стратегические возможности, предоставленные турецкой территорией, и планируют использовать город как опорный пункт, который позволит проводить операции на всей территории страны. Все это, как точно подметил министр иностранных дел России Сергей Лавров, уменьшает шансы на достижение компромисса. На это накладываются озвученные на конференции в Тегеране новые заявления иранского министра иностранных дел Али Акбара Салехи о поддержке Дамаска и жесткая позиция его сирийского коллеги Валида Муаллема.

Войска Асада приступили к обстрелу города и начали операцию по отвоеванию северных и западных кварталов. Мятежники, в свою очередь,, пытаются удержать их под своим контролем и иногда используют методы, которые едва ли сильно отличаются от тех, что применяет режим.

Во время продвижения к Алеппо повстанцы из Свободной сирийской армии продемонстрировали мрачный цинизм. Так, они заставили двух молодых солдат (скорее всего, это были призывники) позвонить родственникам и спросить: «Я поймал мятежников из ССА, что мне с ними делать? Убить или отпустить?» Первого солдата спас верный ответ его брата, тогда как реакция отца второго стала для него смертным приговором. Кроме того, один из повстанцев заявил отцу: «Ты только что приговорил сына к смерти». Разумеется, это не никак не оправдывает действия сирийских спецслужб и не делает их менее жестокими, но лишний раз свидетельствует о том, что в стране идет настоящая гражданская война.

Этот пример жестокости, последние сведения о гибели журналиста Жиля Жакье (Gilles Jacquier), обвинения британского журналиста Алекса Томсона (Alex Thomson) и рассказ нидерландского фотографа Жерона Орлеманса (Jeroen Oerlemans) - все эти события вызывают тревогу по поводу ситуации, которую не может взять под контроль ни одна сила, и в первую очередь - политическая оппозиция. Нельзя не признать, что конфликт давно и долго назревал, и что в стране созданы все условия для затяжной гражданской войны… Главной жертвой, разумеется, будет мирное население, которое погибает в результате репрессий и боев, а также лицемерной «международной игры» ведущих мировых держав.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.