Когда та или иная страна предпринимает целый ряд удивительных инициатив, у вас неизменно возникают вопросы насчет ее стратегии. Так, например, обстоят дела с Германией и ее - все более тесными - отношениями с Китаем.

Сначала давайте отметим главные инициативы в адрес Китая, которые с 2010 года самым загадочным образом реализовала Германия.

•    Первый сюрприз. На саммите большой двадцатки в Сеуле в октябре 2010 года обамовская Америка переходит в дипломатическое наступление: называет огромное положительное сальдо китайского внешнеторгового баланса источником кризиса в Америке и во всем мире в целом. Такая точка зрения имеет право на жизнь. Тем не менее, Германия ко всеобщему удивлению встает на сторону Китая и дает США от ворот поворот. Все это означает полнейшее фиаско для Вашингтона. Китайские лидеры не желают ничего слушать и сохраняют неизменной свою валютную и торговую политику, которая, напомним, дестабилизирует весь остальной мир: неявно с 2001 года и открыто с 2007 года.

Читайте также: «Европа будет все более раздробленной, а Германия переориентируется на Россию»


•    Второй сюрприз. Когда весной 2011 года США, Франция, Великобритания и Италия решают оказать военную помощь ливийским повстанцам, которые борются против получившей поддержку России и Китая диктатуры Каддафи, Германия отказывается присоединиться к союзникам. Потому что не хочет разочаровывать Китай и Россию.
 
•    Третий сюрприз. В период с сентября 2011 года по февраль 2012 года Германия вызвалась от имени еврозоны провести переговоры с Китаем, чтобы добиться от того участия в финансировании спасения еврозоны. Берлин удивил всех тем, что согласился на два поставленных Пекином поистине кабальных условия: обязательство Германии поддерживать курс евро по отношению к доллару (а значит и юаню) и добиться от своих европейских партнеров незамедлительного и одновременного расформирования систем социального обеспечения. Кроме того, еще большее удивление Меркель вызвала тогда, когда предоставила Китаю поистине королевский подарок: внезапное снятие всех существовавших еще до недавнего времени ограничений на китайские инвестиции в немецкую экономику. В результате - за полгода уже шесть лучших предприятий немецкого среднего бизнеса оказались в китайских руках.

•    Четвертый сюрприз. После нескольких лет споров и дискуссий Европейская комиссия, наконец, решает предложить 27 странам ЕС общую дипломатическую инициативу для того, чтобы добиться от Пекина ответных шагов в сфере доступа к национальным рынкам. Угадайте, какое государство использует свое право вето? Правильно, Германия.

Также по теме: Россия, Китай и гнев Клинтон
 
•    Пятый сюрприз. Июль 2012 года. Вернувшийся из официальной поездки в Китай министр Фабиус не скрывает своего удивления. Ему только что стало известно от китайских властей, что они собираются экспортировать выпущенные в Китае Airbus на рынки третьих стран (разумеется, в ущерб Airbus европейского производства) в нарушение жестких условий предыдущего соглашения, в котором прописано, что китайские Airbus предназначаются исключительно для внутреннего рынка страны. Так кто мог тайком дать на это свое согласие, как не менеджмент Airbus Industrie и EADS, ключевые позиции в котором сегодня, как известно, занимают немцы?



Все эти сюрпризы трех последних лет – это неоценимые услуги, которые оказала Китаю Германия. Причем, как нетрудно заметить, речь идет об услугах особого рода.

Когда отсутствие Германии ослабляет ряды противников Каддафи, а попытка США сформировать общий фронт против торговой политики Китая наталкивается на противодействие Берлина, западные демократии теряют позиции и открывают Пекину дорогу к мировому господству…

Когда госпожа Меркель договаривается с Китаем о поддержании курса евро на гораздо более высокой отметке, чем нужно для конкурентоспособности Южной Европы и Франции, когда она перекрывает европейским предприятиям путь на китайский рынок и когда немецкий менеджмент EADS решительным образом подрывает экспортные перспективы группы, все это ставит в опасное положение европейскую промышленность, экономику и рынок труда - и это в ключевой для всего континента момент.

Читайте также: Китай сбрасывает обороты?

Сложно понять поведение Германии, которая жертвует интересами своих традиционных союзников в угоду новым взаимоотношениям с Китаем. У нас же естественным образом возникает следующий вопрос: не придет ли Германия по мере сближения с Китаем к пересмотру длительных союзных связей с США, а также подписанного ею в 1999 году со своими партнерами пакта о введении евро? В любом случае, этот вполне законный вопрос даст новый толчок спорам насчет будущего еврозоны.

Антуан Брюне (Antoine Brunet)

Ответ Хенрика Утерведде (Henrik Uterwedde), политолога и заместителя директора Немецко-французского института Людвигсбурга.

Atlantico: Можно ли, по-Вашему, говорить об упомянутых Антуаном Брюне отношениях Германии и Китая как о «предательстве Европы»? Что это, инсинуации в сторону Германии или же реальные факты?

Хенрик Утерведде: Речь идет не просто об «инсинуациях»: в этой статье раскрывается настоящая теория заговора. Мне очень нравиться читать о ней в романах Умберто Эко, но в политике… Мне трудно воспринимать всерьез статью, которая по собственному усмотрению жонглирует своей правдой и разбрасывается такими утверждениями как «обязательство Германии добиться от своих европейских партнеров расформирования систем социального обеспечения», подконтрольность Германии менеджмента Airbus и EADS или ее готовность пересмотреть союзнические отношения и легший в основу валютного союза Маастрихтский договор. Получается, что Ангела Меркель открыто лгала, когда 27 июля заявила вместе с Франсуа Олландом о необходимости сохранения «целостности еврозоны» и решимости «сделать все для ее защиты»?

Также по теме: Непоколебимая Германия?


Да, мощная немецкая промышленность сильнее других зависит от экспорта, и это создает проблемы как на национальном, так и на европейском уровне. Да, экспортеры сейчас все активнее пытаются найти динамичные рынки за пределами Европы. Но разве достичь успеха там, где у других ничего не вышло - это преступление? Да, немецкое правительство зачастую не решается использовать торговое «оружие» Европы так, как этого бы хотелось определенным партнерам, из опасения возникновения торговой войны. Да, немецкое правительство (и, кстати говоря, не только оно) пытается наладить хорошие экономические связи с Китаем, что поднимает определенные вопросы насчет европейской политики по отношению к этой стране. Да, немецкая политика иногда бывает эгоистичной, противоречивой и даже спорной, но кто готов бросить первый камень? Подобные споры проявляются каждый день как в Германии, так и в Европе.

Все это заслуживает обсуждения, причем - взвешенного обсуждения, которое не зациклено на систематическом поиске вины других. Речь идет о поистине жизненно важных вопросах: каким станет будущее валютного союза, какой должна быть экономическая и бюджетная политика, каковы предварительные условия в рамках политического союза? Кроме того, какими должны быть внешние связи Европы и ее торговая политика?

Вместе с этим избавьте нас от манихеизма, смешения разнородных идей и карикатур на партнерские отношения, которые никогда не были хорошей основой для дискуссий и споров о нашем общем будущем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.