Президент Сирии Баашар Асад впервые с 18 июля появился на публике по случаю праздничной молитвы на окончание священного месяца рамадан. Месяц назад в здании бюро национальной безопасности, где проходило заседание центрального антикризисного комитета, прогремел взрыв, унесший жизни пяти высокопоставленных руководителей сирийских спецслужб: шурина президента генерала Асефа Шауката, министра обороны генерала Дауда Раджы, директора и заместителя директора бюро национальной безопасности генералов Хишама Ихтияра и Амина Шарабеха, и, наконец, главы антикризисного комитета генерала Хасана Туркмани. Кроме того, далеко не факт, что этот список, который удалось составить лишь по неполным сведениям, является окончательным и исчерпывающим. Споры вспыхнули с новой силой после откровений заместителя министра иностранных дел России Михаила Богданова газете «Аль-Ватан» (они были опровергнуты его руководством, однако саудовское издание представило в подтверждение запись) насчет присутствия Махреа Асада на собрании, по окончанию которого он заметно… уменьшился, что подтверждает возникшие у многих догадки. К тому же, было бы удивительно, если бы операция такого масштаба ударила лишь по фигурам первого плана, совершенно не затронув вторых лиц и административный персонал.

Как бы то ни было, появившись 19 августа на молитве в столичной мечети Аль-Хамад, глава сирийского государства продемонстрировал, что, несмотря на все его стремление доказать обратное, сегодня он живет в страхе и боится разделить судьбу своих покойных соратников.

Читайте также: Асада не удается остановить и Аннану


Прежде всего, он (или кто-то вместо него) остановил выбор на мечети у границ квартала Мухаджирин: ее близость к расположенной неподалеку площади с мемориалом неизвестному солдату (всего несколько сот метров на запад) должна была позволить ему в случае опасности за считанные секунды покинуть это место и вернуться в ставший для него крепостью Дворец народа. Для сравнения: 6 ноября 2011 года глава государства показал себя почти что смельчаком, когда отправился в город Ракка (более 350 километров от его дворца), чтобы помолиться в присутствии избранных верующих.

Хотя на сирийском телевидении из предосторожности не стали раскрывать название мечети до отъезда Башара Асада из этого священного места, накануне днем вдоль всего предполагаемого маршрута президента были приняты исключительные меры безопасности, что само по себе развеяло завесу тайны. Появление нескольких машин с солдатами и офицерами республиканской гвардии, которые 18 августа перекрыли все подходы к мечети после дневной молитвы, точно указало всем, откуда он возвращался. Что касается жителей Думмара, они тоже сразу догадались, почему службы безопасности внезапно перегородили привычный путь через площадь, создав тем самым огромную пробку.



Кроме того, главе государства была нужна небольшая мечеть. Подсчет находившихся вместе с ним в мечети верующих позволяет утверждать (без опасения в очередной раз разжечь споры вокруг количества людей на оппозиционных демонстрациях и маршах), что их число не превышало 150. Среди них оказались члены правительства и другие политические деятели: министр вакфов Мохаммед Абдель-Саттар аль-Сайед, заместитель регионального секретаря партии Баас Мохаммед Саид Бакхитан, новый премьер-министр Ваэль аль-Хальки (все трое - справа от главы государства), главный муфтий республики Ахмед Бахреддин Хасун, спикер Народного собрания Мохаммед Джихад аль-Лаххам (оба слева), министр по делам президента Мансур Аззам (во втором ряду вместе с неизбежным Дху аль-Химмехом Шалишем, который руководит службой безопасности своего двоюродного брата), министр иностранных дел Валид аль-Муаллем (скромно держится сзади)… Кроме того, на молитве присутствовали священнослужители, высокопоставленные чиновники и сотрудники службы безопасности президента. Таким образом, места для жителей квартала не нашлось, и в мечеть их не пустили.


Также по теме: Турция возглавляет движение по свержению Асада

Очередное отсутствие вице-президента Фарука аш-Шары также не прошло незамеченным. Тем не менее, хотя его присутствие на молитве могло бы окончательно положить конец плодящимся день ото дня слухам, нужно отметить, что оно противоречит существующим правилам протокола. Так, в Сирии принято, что глава государства и его вице-президент никогда не появляются на молитве в одно и то же время. Это правило безопасности появилось при Хафезе Асаде, который, без сомнения, не верил в безопасность мечетей, сохранилось без изменений и в эпоху Башара Асада. Таким образом, люди в Сирии и других странах продолжат задаваться вопросом о смысле столь затяжного исчезновения бывшего министра иностранных дел. Некоторые полагают, что он уже пустился в бега, однако пока еще не смог покинуть страну: Сирийская свободная армия, возможно, дожидается подходящего момента, чтобы помочь ему пересечь границу и укрыться в соседнем государстве.

Присутствие еще одного человека также могло бы дать ответ на вопрос, который сирийцы задают себе в большей степени из любопытства, нежели из сострадания: речь идет о судьбе заместителя генерального секретаря партии Баас Абдаллы аль-Ахмара. Поговаривают, что его уже несколько недель держат под домашним арестом после того, как он выразил сомнения насчет выбранной главой государства репрессивной стратегии. Чтобы понять, что с ним на самом деле, придется еще подождать.

Читайте также: Асад для Москвы уже не сапог, который жмет. Теперь это колодки

Более того, наблюдатели отметили несколько других «аномалий».

Репортаж о церемонии начался не снаружи, то есть с прибытия президентского кортежа к мечети, а уже тогда, когда тот зашел внутрь и направился к центральному месту в первом ряду. Проповедь шейха Мохаммеда Кхейра Гхантуса длилась всего пять минут. Это очень немного для столь мудрого человека, которого Башар Асад выбрал отнюдь не случайно. Это означает, что, несмотря на интерес к его словам, президенту не хотелось задерживаться. В общей сложности вся церемония с молитвой и проповедью заняла не более 11 минут.

В конце проповеди камера на несколько минут была обращена на михраб мечети, а затем церемония плавно подошла к концу. То есть, в отличие от того, что было раньше, телезрителям так и не показали, как глава государства покидает мечеть. Кроме того, в противовес прошлогодним молитвам 30 августа и 6 ноября, зрители также не увидели, как Башар Асад принимает поздравления от верующих внутри и снаружи мечети.

Все это подтверждает, что глава государства, который в определенные моменты казался погруженным в беспокойные мысли, не слишком верит в устойчивость своего положения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.