Колонизаторы во все времена считали «аборигенов» во всех уголках земного шара кем-то, чью человечность можно было поставить под сомнение: либо аборигены просто не признавались людьми, либо были людьми второсортными.

Хотя колониализм уже не доминирует в современном мире, однако колониальный образ мыслей все же преобладает. В Латинской Америке после обретения независимости элита из креолов - потомков европейских переселенцев - рассматривала коренных индейцев как проблему: проблему индейцев.

В чем заключалась эта проблема для этих правящих элит? А в том, чтобы сделать так, чтобы индеец перестал быть самим собою и превратился бы во что-то другое, больше похожее на то, что сами креолы думали о себе: похожие на европейцев - физически и культурно.

В связи с этим возникли разнообразные стратегии. Одна из них сводилась к интеграции индейцев в доминирующую креольскую культуру. Интеграционная политика пронеслась по Латинской Америке под разными вывесками, одной из которых было образование, игравшее главенствующую роль в этом процессе. Под альтруистическими лозунгами, типа - «управлять значит обучать», системы образования стали настоящим культурными машинами по устранению «варварской» идентичности индейцев ради модернизации и приобщения к цивилизации.

Конечной целью было приобретение квалифицированных кадров для продвижения и развития капитализма и соответствующего образа жизни.

Там, где не было возможно «обучать», индейцы были превращены в изгоев или уничтожены. Кампании, которые сегодня изучаются в школах и колледжах как подвиги в построении наших наций, были ничем иным, как кампаниями по ликвидации коренного населения.

Строительство латиноамериканских наций-государств включало в себя разработку «теорий», которые должны были оправдать такую маргинализацию или ликвидацию индейцев. В Гватемале, например, придумали теорию вырождения индейцев. Она состояла из следующих постулатов: как могли сегодняшние индейцы, которых доминирующие слои населения описывали как невежественных, пьяных, грязных и ленивых, построить такую цивилизацию, как майя, которая вызывала такое восхищение, что одно время думалось использовать ее в качестве фундамента нации? Ответ: «потому что они выродились», то есть в какой-то момент своей истории, возможно, еще до прихода испанских колонизаторов, они превратились во что-то иное, кто его знает во что, но именно так и случилось.

В настоящее время такой колониальный образ мыслей никуда не исчез. Быть индейцем означает носить клеймо, которое необходимо вывести. Один из способов - это «улучшение расы» посредством смешанных браков, или отказ от идентифицирующих культурных особенностей, что является еще одной формой «улучшения», только культурного. Такие способы использовались во избежание дискриминации, а зачастую - и насилия, которым подвергаются индейцы.

Но ситуация постепенно меняется. Хотя сопротивление было постоянным на протяжении всей истории, теперь, может быть, оно стало более осознанным, более заметным и признанным. Перед ним стоит непростая задача, потому что, если и существует что-либо, что трудно изменить в человеческом обществе, то это - образ мыслей, особенно когда, как в данном случае, он служит цели оправдания господства одних над другими и, в конце концов - оправданием привилегий и льгот.

Мы уже видели это в Боливии, когда разгневанные жители из Санта Крус долго не колебались, а с особым рвением запугивали и унижали других жителей, отстаивая свое предполагаемое расовое превосходство. То же самое мы наблюдали в Гватемале, где в 80-х применялась тактика выжженной земли, уничтожившая сотни деревень и тысячи индейцев.

Несмотря на все унижения и оскорбления, выпавшие на их долю, индейцы остаются сегодня одними из немногих, у кого есть свой, особый взгляд на мир и организацию общества, который может выступать в качестве альтернативы западной цивилизации в условиях кризиса.

Возможно, прав календарь майя, и мы находимся в начале новой эры.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.