Во время недавней поездки Патриарха Кирилла в Польшу СМИ и комментаторы обсудили самые разнообразные аспекты этого визита. И реже всего они говорили о взгляде двух Церквей на отношение современного мира к Богу и проблеме секуляризации.

Против агрессивной секуляризации

«Мы с вами в Польше и России знаем, что значит строить государство и общество без Бога. Мы с вами имеем уникальный опыт участия в строительстве человеческого счастья и благополучия в отрыве от божественной благодати и знаем, что этот опыт обернулся крахом», - сказал Кирилл на святой горе Грабарке.

Никто на центральных телеканалах не удосужился интерпретировать эти слова или осмыслить их через призму ситуации в наших странах, хотя бы в дискуссии о том, следует ли сохранять в законодательстве статьи о защите религиозных чувств. Мало комментариев вызвало также возложение Кириллом цветов в Белостоке к памятнику ксендзу Ежи Попелушко (Jerzy Popiełuszko) (польский священник-антикоммунист, убитый агентами спецслужб в 1984 г., причислен к лику блаженных, - прим.пер.). А ведь самым важным посланием визита московского гостя были как чисто христианский призыв к примирению, так и заявление о желании совместно противостоять агрессивной секуляризации.

Читайте также: СМИ Польши о визите Патриарха в Польшу


Кажется, прошли те времена, когда либеральные СМИ пытались понять специфику христианства. Сейчас, когда либеральный мир чего-то не понимает, он просто обходит это вниманием, сводя действия иерархов двух Церквей к понятным для себя политическим маневрам. С такой перспективы религия воспринимается как фольклор, сопутствующий идее польско-российского примирения, или как способ для разборок с оппозицией из кругов партии «Право и Справедливость» (PiS).

Поэтому воззванию к россиянам и полякам придавался преимущественно политический характер, будто бы хозяином встречи был президент Польской Республики. Подобный тон у доморощенных комментаторов был настолько силен, что в ходе одной из теледискуссий публицист еженедельника Gość Niedzielny Анджей Граевский (Andrzej Grajewski) был вынужден обратить внимание публики на то, что польские епископы выступали не от имени Бронислава Коморовского (Bronisław Komorowski), а Патриарх Кирилл - не от имени Владимира Путина.

Следует обратить внимание на то, что религиозного характера мероприятия не подчеркивала и его режиссура. Выбор для оглашения воззвания чисто светского места, каковым является президентский дворец, приглашение плеяды политиков из Гражданской платформы (PO), а также традиционных друзей России - вроде Кшиштофа Занусси (Krzysztof Zanussi) - придавало событию оттенок, скорее, дипломатического, чем религиозного действа. Недоставало общей молитвы или какого-то иного элемента, который бы подчеркивал духовный аспект этого акта.



Однако, вне зависимости от недочетов (ведь неизвестно, какая часть была вызвана позицией Православной церкви), самым явственным полем для диалога иерархов двух Церквей был протест против агрессивной секуляризации нашего континента. Секуляризации, о которой напомнили феминистки из движения FEMEN, спилив крест в Киеве (они планируют продолжить уничтожение крестов). Секуляризации, символом которой стало игнорирование темы осквернения московского Храма Христа Спасителя анархистками из Pussy Riot (впрочем, протесты против суровости наказания для российских активисток были вполне правомерны).

Также по теме: В России церковь почти не отделена от государства


В защиту жизни

Раздел «Вместе перед новыми вызовами» послания Польской Католической и Русской Православной Церквей содержит такие слова: «Сегодня наши народы оказались перед новыми вызовами. Под предлогом соблюдения принципа светскости или защиты свободы выбора подвергаются сомнению моральные принципы, основанные на заповедях Божиих. Пропагандируются аборты, эвтаназия, однополые союзы, которые пытаются представить как одну из форм брака, насаждается потребительский образ жизни, отрицаются традиционные ценности и изгоняются религиозные символы из общественного пространства. Нередко мы сталкиваемся с проявлениями враждебности ко Христу, к Его Евангелию и Кресту, а также с попытками устранить Церковь из общественной жизни. Ложно понятая светскость принимает форму фундаментализма и в действительности является разновидностью атеизма. Мы призываем всех уважать неотъемлемое достоинство каждого человека, созданного по образу и подобию Божию (Быт. 1:27). Ради будущего наших народов мы выступаем за то, чтобы уважать и защищать жизнь каждого человеческого существа от зачатия до естественной смерти. Мы считаем, что тяжким грехом против жизни и позором современной цивилизации являются не только терроризм и вооруженные конфликты, но и аборты, и эвтаназия».

Прошу прощения за длинную цитату, но, кажется, она прошла мимо ушей большинства польских зрителей и читателей. Тему защиты христианских принципов тем временем не оставили без внимания те, кто хотел придать примирению польского и российского иерархов характер «избавления от смоленской религии». Характерным здесь оказался голос Адама Михника (Adam Michnik), который, похвалив послание, поспешил высказать идеологическую нотацию. В своей статье он писал: «Раз в послании говорится об "искреннем диалоге", об "утверждении толерантности" и "уважении неотъемлемого достоинства каждого человека", можно питать надежды, что диалога и уважения заслуживают не только католики и православные, но и прочие "инакомыслящие", включая либералов, социал-демократов, атеистов и геев. Свобода и человеческое достоинство должны быть для всех, или их не будет ни для кого».

Читайте также: Экзекуция патриарха

Слова Адама Михника звучат эффектно, однако главред Gazeta Wyborcza, судя по всему, не желает принимать факт, что христиане отвергают либеральное понимание свободы, не знающей ограничений, проистекающих из естественного права; что для последователей Иисуса понятие человеческого достоинства исключает убиение нерожденных детей или эвтаназию.

Однако и часть политиков правого крыла, бывших когда-то способными на глубокие христианские размышления, увидела в акте примирения исключительно шанс на конфликт между польской Церковью и лидером PiS Ярославом Качиньским (Jarosław Kaczyński).

Отмежеваться от политики

Наши либеральные секуляризаторы наверняка захотят использовать начатый в Варшаве диалог в своих целях. Они уже ведут себя так, будто имеют право определять его границы. Найдут ли обе церковные стороны в себе силы, чтобы не поддаться поучениям салонов, и одновременно - не впутать себя в игру Кремля? Посмотрим.

Одно заметно уже отчетливо. Когда Кирилл и польские епископы говорят об абстрактном примирении, звучат похвалы. Когда же они хотят придать ему черты христианской солидарности, начинаются атаки и звучат тезисы о том, что иерархи унижают человеческое достоинство. Только потому, что это достоинство связано у них с «правом осквернять святыни».

Православным и католикам стоит помнить, что крест - это знак сопротивления против мира, который все чаще высказывает желание жить так, будто Бога нет. И этот диалог либо сможет вырваться из рамок политики и наполниться духом учения Иисуса Христа, либо превратится в чисто декоративный элемент. Политики охотно используют его в качестве инструмента и выбросят, когда он станет им не нужен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.