Кризис в Сирии все еще продолжается. Из революции наподобие тех, что мы видели Тунисе и Египте, он перерос в настоящую гражданскую войну, преисполненную ужасов и бесчинств. Ответственность за обострение ситуации, безусловно, лежит прежде всего на Башаре Асаде. Вместо того, чтобы прислушаться к сирийскому народу и ответить на его законное стремление к демократии, он отгородился от него клановой логикой ухода в себя и применения армейской силы.

Тот факт, что сирийский лидер все еще держится, объясняется дипломатической поддержкой Ирана, России и Китая. Это бесспорно. Точно так же, как и то, что решение сирийской проблемы во многом зависит от Москвы.

Так, без согласия России не будет никакого мандата ООН по приемлемому для всех политическому решению, и тем более - военному вмешательству. Нежелание Москвы прекратить поддержку Асада, без сомнения, связано с необходимостью защитить свои интересы в этом регионе мира. Сирия - один из главных клиентов России, в первую очередь - в оружейной сфере. Кроме того, на сирийском побережье находится Тартус – единственная постоянная база российских боевых кораблей на Средиземном море. Кроме того, Москва неукоснительно придерживается определенных принципов, в том числе - невмешательства во внутренние дела других государств. В этой связи совершенно очевидно, что ливийский прецедент, когда Запад намеренно переступил границы выданного ООН мандата, сыграл значительную роль в решении России заблокировать голосование.

Россия хорошо знает мусульманский мир

Тем не менее, остановиться на этом - значит совершенно не понимать реалии современной России. У нас слишком часто забывают о том, что Россия прекрасно знает мусульманский мир. Прежде всего, вспомните, что от 15 до 20 миллионов российских граждан исповедуют ислам: большая часть из них проживают на Северном Кавказе и в Татарстане. Кроме того, война в Афганистане и 70 лет присутствия в Средней Азии позволили ей сформировать отличное понимание арабо-мусульманского мира, которое во многом упрочили альянсы с возникшими в 1960-х и 1970-х годах так называемыми «прогрессивными» арабскими режимами.

С точки зрения Москвы итоги арабских революций - удручающие. Несмотря на все связанные с ними надежды, они отнюдь не привели к установлению демократии. К власти в Тунисе, Ливии и Египте пришли исламистские режимы, которые сегодня пытаются задушить ростки настоящей свободы. Этническим, религиозным меньшинствам и женщинам первыми придется расплачиваться за фактическое утверждение исламских законов и регрессивных моральных порядков.

Как полагают в Москве, два главных дестабилизирующих фактора в регионе – это Катар и Саудовская Аравия. Обе страны, которые никак нельзя назвать образцами демократии, сегодня финансируют салафитские, ваххабитские и террористические движения, задача которых заключается в подрыве влияния западных ценностей и формировании как можно более обширного исламистского пространства. Так, например, нынешняя нестабильность на юге Сахары – во многом дело именно их рук...

Слепота Запада

В Москве уверены, что падение Башара Асада, - особенно, если оно будет кровавым, - может в очередной раз привести к утверждению исламистского режима. Запад, считают в России, демонстрирует непонятную близорукость или даже слепоту, так как продолжает поддерживать вооруженные группы, которые по приходу к власти повернутся к нему спиной. Их главная цель - это создание огромного суннитско-исламистского пространства (а оно по определению - антизападное и антишиитское), в котором будут доминировать Саудовская Аравия и Катар посредством своих газо- и нефтедолларов. Во всяком случае, они очень на это надеются.

В конечном итоге получается, что позиция России не имеет ничего общего с принципиальным упрямством или рефлексами холодной войны, о которых недавно говорили некоторые политические лидеры Франции. Позиция Москвы продумана и рациональна. Так, может быть, Путин был прав?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.