Нам показалось интересным воспроизвести на страницах данного издания диалог между великим писателем и аналитиком Карлосом Альберто Монтанером, с которым нас связывают десятилетия дружбы, и мной. Тема беседы – приближающиеся выборы в Венесуэле.

Хотел бы сразу выделить два момента: первый - приличные и уважающие себя люди могут обсуждать проблемы цивилизованно, и именно так и должно быть в Венесуэле в будущем. Второй – мой друг совершенно не подвержен пораженческим настроениям. В конце концов, мы разделяем одни и те же взгляды, просто Карлос говорит нам: будьте начеку, не расслабляйтесь. И пусть придут на избирательные участки все, кто смогут. А те, которые не смогу, пусть пошлют это сделать тех, кого они знают, как это делает Карлос Альберто.

Диалог начинается с недавней статьи Карлоса Альберто:

Чавес и надвигающаяся ловушка (Chávez y la trampa que se avecina)


Карлос Альберто Монтанер

Кажется неизбежным, что на выборах 7 октября этого года в Венесуэле Энрике Каприлес (Henrique Capriles) наберет гораздо больше голосов, чем Уго Чавес. Согласно последнему опросу общественного мнения, проведенному социологическим центром Consultores 21, который пользуется большим авторитетом, избиратели отдадут примерно одинаковое количество голосов за обоих кандидатов. За Чавеса проголосуют 45,9% избирателей, а за Каприлеса - 45,8%. Популярность Чавеса падает, а Каприлеса растет. Но есть еще один важный момент, о котором говорит известный социолог Альфредо Келлер (Alfredo Keller): от 16% до 20% опрошенных испытывают страх и скрывают или искажают свои истинные предпочтения. Боятся они, понятное, дело, нынешней власти, а не оппозиции.
 
Эрик Эквалл (Eric Ekvall), известный советник по политическим вопросам, несколько лет тому назад прибывший в Венесуэлу в составе команды Джо Наполитан, лучшего организатора всех избирательных компаний, которые мы помним (например, он руководил избирательным штабом Джона Кеннеди), сказал мне: «Худенький Каприлес стал потрясающим кандидатом. Он побеждает везде, где появляется. Он эмоционально воздействует на публику, как рок звезда. Он излучает молодость, уверенность, достоинство. А Чавес, в отличие от него, выдохся и физически, и политически. После 14 лет лжи ему уже никто не верит. Инцидент на гидроэлектростанции, где переде телекамерами рабочие не дали ему выступить своими криками, дает истинное представление о том, как воспринимает его народ».
 
У венесуэльцев более чем достаточно поводов испытывать неудовлетворение в связи с удивительной недееспособностью Уго Чавеса. Когда их спрашивают, какова главная проблема страны, они почти единодушно отвечают: «отсутствие безопасности». За время президентства Чавеса умерло от насильственной смерти (150.000) гораздо больше венесуэльцев, чем американских военнослужащих во время войн в Корее, Вьетнаме и Ираке.

Убийства, похищения с целью выкупа и вымогательство стали неотъемлемой частью кошмара повседневной жизни Венесуэлы. Как может чувствовать себя в безопасности общество, если в тюрьмах - закрытом и якобы контролируемом властями пространстве - банды убийц, явно связанные с полицией, выясняют отношения между собой с применением оружия. Лишь в ходе одной стычки были убиты 26 человек. Это - уже не страна, а какая-то бойня.

«Проблема состоит в том, – продолжает Эрик Эквалл, - что власти не признают победы Каприлеса. Они уже готовятся к масштабной подтасовке результатов с использованием компьютеров. Есть два миллиона виртуальных, то есть несуществующих, избирателей, которых они могут использовать по своему усмотрению в день выборов, как они уже сделали в ходе референдума 2004 года по вопросу о доверии главе государства. Чавес проиграл этот плебисцит со счетом 59 : 41, но его подручные перевернули все наоборот. Голосование с помощью компьютеров является идеальным средством для подтасовки результатов».
 
Тут же он передает мне в руки авторитетный академический американский журнал Statistical Science за ноябрь 2011 года. В нем опубликованы шесть безупречных и убедительных расчетов ведущих математиков и физиков, которые показывают, как и почему в действительности Чавес проиграл этот референдум о доверии к нему, он подтасовал результаты и продолжал править страной, несмотря на демократическое волеизъявление своих сограждан. Фальсификация совершается через Избирательный реестр. В то время, как за последнее десятилетие население выросло на 14%, согласно Избирательному реестру оно увеличилось на 58%. Вот так готовится почва для дальнейших махинаций.
 
Процедуру политического «оформления» подтасовки результатов голосования, как считает этот эксперт по избирательным кампаниям, разработала много лет тому назад мексиканская Институционно-революционная партия (PRI). Сначала, специально нанятые для этих неблаговидных целей «социологи» представляют искаженные результаты, «убедительно доказывающие» абсолютную поддержку Чавеса избирателями. Затем, пропагандистский аппарат Чавеса использует данную информацию для обработки общественности, а ряд высокопоставленные чиновники сообщают всем мировым центрам власти предполагаемые результаты голосования. После этого, результаты выборов подгоняются под прогнозы. И они уже не вызовут никакого удивления, которое могло бы вызвать подозрения. Все произошло «в соответствии» с результатами опросов общественного мнения.

«Можно ли предотвратить столь чудовищную фальсификацию?», - спросил я. На это Эквалл дал мне следующий категоричный ответ: «Только в том случае, если Каприлесу удастся мобилизовать 200.000 активистов, готовых постоянно отслеживать результаты всех 150.000 аппаратов для голосования, а также если он, его сторонники и поддерживающие организации готовы будут отстоять чистоту выборов любой ценой, каких бы жертв и лишений это ни потребовало. Я не уверен в том, что ему удастся привлечь для этой работы такое количество людей. У Каприлеса есть свои избиратели и сторонники, но не решительные и несгибаемые борцы».

Вот такая складывается ситуация. Вразуми, Господи, венесуэльцев.

Вот что я написал в ответ на статью своего друга:


Дорогой Карлос, впервые говорю тебе совершенно откровенно, что абсолютно не согласен с твоей статьей.

Ты говоришь о фальсификации результатов голосования с помощью компьютеров, о которой тебе сообщил наш общий друг Эрик Эквалл, чей бесценный опыт сотрудничества с Наполитаном, как и опыт многих из нас, насчитывает почти полвека.

Около семи лет тому назад наш давний вашингтонский друг Моисей Наим сказал мне: «Тони, все, кто в Венесуэле старше 45 лет, должны отказаться, в том числе и ты». Эта фраза запечатлелась в моей памяти.
 
Далее ты говоришь о референдуме по вопросу доверия 2004 года, который сейчас уже почти никто не вспоминает, поскольку существуют серьезные и обоснованные сомнения в том, что он дал бы те результаты, которые мы все хотели бы получить и надеялись, что так оно и будет. Последующий ход событий показал, что оценка была неверной, и все было очень неоднозначно, по крайней мере - в той обстановке.
 
В 3 часа утра после проведения этого референдума сам посол Шапиро подтвердил мне напрямую по телефону, что дело проиграно. Моя личная оценка заключается в том, что результаты весьма противоречивы и неоднозначны. И Картер (Carter) и Гавирия (Gaviria) предпочли согласиться с теми, кто с большей вероятностью пошел бы на применение силы, поскольку недопущение насилия всегда было приоритетом обоих. Но все это останется для моих воспоминаний.

С другой стороны, как мне кажется, ты занижаешь тех 200.000 с лишним активистов, которыми, как уверяет Движение демократического единства (MUD), оно располагает, равно как и недооцениваешь многочисленные заявления MUD и избирательного штаба Энрике Каприлеса Comando Venezuela о принципиальной невозможности фальсификации результатов голосования с помощью компьютеров, о чем ты пишешь в своей статье. И я не думаю, что такие авторитетные люди как Рамон Гильермо Авеледо (Ramón Guillermo Aveledo) станут уверять нас в том, что вопрос закрыт, если в действительности он не закрыт.
 
И вот еще пару соображений:

В статье не упоминается тот факт, что при этом же Избирательном совете оппозиции удалось отклонить предложения о конституционных реформах, а затем она стала уверенно одерживать победы на выборах в местные органы власти, и правительству стоило немалых усилий, чтобы сохранить свое большинство. Но приближающиеся выборы будут уже не районного, а национального масштаба.

Также в статье не упоминается, что первыми результаты голосования увидят те, на кого Конституция возлагает обязанность защищать демократию, а не только думать о получении доходов от наркоторговли. И вот тут-то как раз и могут произойти злоупотребления служебным положением, особенно - если будет наблюдаться массовое участие населения в выборах, признаки чего уже имеются.


Если голосование будет закрытым, тут ведь все средства хороши, как на тех выборах, когда Джо Наполитан был советником Джона Ф. Кеннеди. Тогда с помощью денег отца Кеннеди и содействия губернатора Дейли (Daly) были подтасованы итоги голосования в Чикаго, что обеспечило победу молодому и видному ирландцу. А через 40 лет с помощью испорченных бюллетеней ("hanging chads") того же подсчета бюллетеней бедняге Гору не дали стать президентом США. Как сказал бы замечательный венесуэльский юморист Оскар Янес (Oscar Yanes), «такие вот дела»…
 
Таким образом, дорогой Карлос, если не будет массового наплыва избирателей, то дело плохо, потому что тогда в ход будут запущены все уловки и махинации, которые только можно себе представить. А массового наплыва избирателей не будет, если значительная группа людей решит, что и так все предрешено и просто не пойдет на избирательные участки.

Я пишу тебе обо всем этом, поскольку если бы кто-то другой подписал эту колонку, то я бы просто рассматривал это как попытку морального разложения читателей, но поскольку речь идет о тебе, которого я люблю, и знаю, что ты ни на что подобное неспособен, то хочу сообщить тебе мои соображения и добавить, как журналист журналисту, что никогда нельзя полагаться на один источник…

Вчера я присутствовал на акции в поддержу Каприлеса на острове Маргарита, и местные жители утверждают, что это было самое крупное мероприятие подобного рода в истории острова. Необходимо бороться за явку людей на выборы, неустанно и спокойно, без шапкозакидательства. И тогда посмотрим, чья возьмет. Всему свое время. Уверен, что ты воспримешь мое письмо именно в том духе, в котором я тебе его посылаю.

Искренне твой, Тони Эррера.

Карлос Альберто немедленно ответил на мое послание:


Спасибо, дорогой Тони. Если ты обратишься к четвертому номеру журнала Statistical Science за 2011 год и прочитаешь статьи математиков, то убедишься, что действительно имела место массовая фальсификация. Об этом уже никто не говорит, но история учит, что, если когда-то случилось, то может произойти вновь. Ты действительно считаешь, что если Чавес проиграет выборы, то отдаст власть, как демократический правитель? Дай-то Бог! Мне доводы Эквалла показались убедительными. Почему, если за 10 лет население увеличилось на 14%, в Избирательном реестре пишут, что на 58%? В общем, дорогой Тони, хорошо, если ты окажешься прав.

С дружеским приветом, Карлос Альберто.

На это я счел нужным ответить следующее:

Огромное спасибо за твой скорейший ответ. Я хорошо осведомлен об этом математическом анализе, однако у меня есть определенные сомнения относительно его точности и аргументированности. Раньше это было удобно использовать для разговоров о фальсификациях. Все серьезные правительства с ним ознакомились, но никто не принял этого во внимание. И, конечно же, постулат о «купленном» Картере можно рассматривать как несколько детский и упрощенный.

По сути дела, потом состоялись выборы 2006 года, на которых многие из нас проголосовали за Мануэля Росалеса (Manuel Rosales), и никто не смог поставить под сомнение конечный результат. Если бы в ходе референдума по вопросу о доверии президенту приняло участие гораздо большее количество народа, результат выборов 2006 года не был бы столь разочаровывающим и поднялся бы шум. Референдум по вопросу доверия уже стал частью древней истории.

Что касается демографического аспекта, то, отнюдь не будучи сторонником Чавеса, мне кажется, что в значительной мере увеличение избирателей в Реестре вызвано широким наделением венесуэльцев избирательным правом, что в какой-то мере напоминает подобные процессы в отношении негров ("enfranchisement") на юге США в 60-е годы, что коренным образом изменило политическую карту региона. Я не сомневаюсь, что туда вписаны какие-нибудь китайцы или кубинцы. Это обычные избирательные трюки, но эти китайцы и кубинцы окажут свое влияние только в случае, если результаты голосования будут спорными.

Новые избиратели, среди которых много молодежи и тех, кто никогда раньше не голосовал, вполне могут отдать свои голоса за Каприлеса. Вчера я был удивлен количество собравшихся на митинг в поддержку Каприлеса. Эти молодые люди начинают уставать от бесконечной словесной трескотни Чавеса и его подручных, рассматривая все это уже не с идеологической точки зрения. Теперь они для них просто группа преступников, использующих к собственной выгоде занимаемые ими посты. Даже рабочие, многие из которых заявляли о своей горячей поддержке Чавеса, выказывают признаки недовольства. Я считают, что события вполне могут принять совершенно неожиданной поворот, как было с избранием на должность президента Никарагуа Виолетты Чаморро (Violetta Chamorro). Но меня при этом очень беспокоит, чтобы потом это все не потерпело полный провал, как получилось с той же самой Чаморро и Арнольдо Алеманом (Arnoldo Alemán).

Карлос, вчера я писал у себя дома, из окон которого открывается прекрасный вид на бухту Пампатар (Pampatar). На узенькой улочке, которая идет к моему дому, появился красный грузовик с двумя водителями и громкоговорителями, из которых слышались истошные возгласы Чавеса о родине, суверенитете и о том, что всю оставшуюся жизнь он посвятит служению народу. Никто не вышел посмотреть на то, что происходит. Все это напомнило мне атмосферу рассказов Кафки. В обстановке тишины и спокойствия раздавались истеричные вопли отчаяния, чтобы привлечь народ, который уже устал от всего этого. Это показалось мне не столько настораживающим или угрожающим, сколько трагичным.

У него всегда будет свои последователи, как, например, те, которые зажигают свечи в память Евы Перон (Eva Perón), однако, если ты успел заметить, сторонников Чавеса гораздо больше среди людей старше 45 лет. То есть, лица среднего и старшего возраста, считающие, что им не повезло в жизни. Чавеса будут поддерживать они и всякого рода прихлебатели, но последние тут же переметнутся к другому покровителю, как только этого не станет. Самые опасные это те, которые искренне поверили в коммунистические сказки.

Вчерашнее обращение Каприлеса мне показалось великолепным: «Послушай, старина, не трать больше время на оскорбления, мы все равно тебе не ответим. Ты занимаешь свой пост вот уже 14 лет и должен понять, что твое время прошло. Но ты не переживай, хоть ты и лишишься своего президентского кресла, мы обязательно найдем тебе применение в рамках нашей программы Вторая надежда для лиц преклонного возраста (Segunda Esperanza para la Tercera Edad), чтобы ты по-прежнему был полезен». И это подействовало. Даже пожилые люди смеялись.

Другой прием Каприлеса заключается в сравнении себя с Давидом, который борется с Голиафом. Без страха, но с верой. И даже без камня. И это действительно оказывает влияние на умы людей. Не хочу выставлять себя оптимистом, их и так уже предостаточно, но я начинаю ощущать, что тем или иным образом (у меня в голове уже несколько сценариев), но перемены обязательно произойдут. Придется много поработать, не ослаблять бдительности и верить. А там, видно будет. История никогда не заканчивается.

С дружеским приветом, Тони.
 
В ответ Карлос Альберто пишет мне следующее:

Дорогой Тони,

Анализ референдума 2004 года по вопросу о доверии Чавесу, опубликованный в журнале Statistical Science, состоит не из одной, а шести статей. Интересно, что референдум в них рассматривается с разных точек зрения, но при этом авторы приходят к одному и тому же выводу. Я не сомневаюсь в том, что Энрике Каприлес может и должен выиграть выборы. Он имеет для этого все данные. Это исключительный кандидат, объединяющий все слои общества.

С другой стороны, правление Чавеса, которое длилось три президентских срока подряд, и его идеология стали самой настоящей катастрофой. Однако было бы слишком наивно полагать, что путчист-десантник, нарушающий свои собственные законы, размазывает по стенке и бросает в тюрьму всех, кого считает необходимым, проиграет президентские выборы, сдаст президентские полномочие, подобно Ромуле (Rómulo) или Кальдере (Caldera), и отправится к себе домой, или уедет лечиться на Кубу. Лично я в это поверить не могу. По моему убеждению, единственный способ добиться признания победы оппозиционных сил заключается в том, чтобы эта победа была массовой, сокрушительной, очевидной, а власть отдавала себе полный отчет в том, что не сможет извратить результаты, не рискуя вступить в крупномасштабную конфронтацию с обществом.

С наилучшими пожеланиями, Карлос Альберто.

И вот что я пишу ему в ответ:

Карлос, меня обеспокоила твоя колонка, поскольку речь идет о тебе. Наши врагом всегда было неучастие. Все, что может способствовать этому неучастию с нашей стороны, влечет за собой тяжелые последствия, а ты имеешь большое влияние на оппозицию.
С наилучшими пожеланиями и продолжай писать.

Карлос Альберто ответил мне весьма конкретно:

Дорогой Тони, я тоже восхищаюсь Энрике Каприлесом, люблю и искренне уважаю Рамона Гильермо Авеледо (Ramón Guillermo Aveledo), и мне также кажется, что Движение демократического единства (MUD) образцово выполнило свою работу. Я не призываю к неучастию, а предлагаю выработать стратегию и возможные контрмеры на случай фальсификации итогов голосования. Конечно, Чавес не демократ, уважающий закон. Если бы я был венесуэльцем, то пошел бы на выборы и призвал всех сделать то же самое, но при этом был бы готов к борьбе за признание истинных результатов выборов. Хочу, чтобы меня поняли правильно.

С наилучшими пожеланиями,

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.