Экономика США уже который месяц находится в свободном падении, в связи с чем умеренные республиканцы и недовольные Обамой демократы возлагали надежду на то, что кандидат от Республиканской партии Митт Ромни может стать достойной альтернативой на ноябрьских выборах. Сначала он действительно стоял на позициях «умеренного республиканца» по всем основополагающим общественным вопросам, а также обладал опытом в бизнесе, который мог бы оказаться незаменим для подъема экономики. Тем не менее, после того, как он выбрал кандидатом в вице-президенты Пола Райана (Paul Ryan), его сторонников и до сих пор не определившихся избирателей вновь начал преследовать следующий вопрос: «Кто такой Митт Ромни и что он представляет?»

На этой неделе избиратели получили первые четкие ответы

Эта неделя выдалась долгой для дуэта Ромни-Райан. В воскресенье в Миссури кандидат в Сенат от республиканцев Тодд Экин (Todd Akin) наделал шума заявлением о том, что женское тело может так или иначе самостоятельно предотвратить беременность в случае «легитимного» или «принудительного» изнасилования. Кандидат в вице-президенты Пол Райан даже призвал Экина выйти из предвыборной гонки «на благо команды». Тем не менее, позиция самого Пола Райана насчет абортов мало отличается от мнения Экина и большинства их коллег-республиканцев из Конгресса, которые сделали ограничение права на аборт одной из своих приоритетных задач.

В лагере Ромни и Райана немедленно запустили информационную кампанию, чтобы любой ценой дистанцироваться от Экина. Однако, поговорка «судят не по словам, а по делам» здесь как никогда уместна. Во вторник предвыборный комитет Республиканской партии поддержал проект поправок в Конституцию, которые должны сделать аборт незаконным за исключением случаев изнасилования и инцеста. Кроме того, как и в 2008 году, в партии поддержали информационную кампанию в поддержку воздержания: «Мы вновь призываем заменить программы семейного планирования для подростков, увеличив финансирование кампаний в пользу воздержания до свадьбы».

Право на аборт и отказ от государственных субсидий на контрацептивы очень быстро вышли на первое место во время праймериз в Республиканской партии. Кандидаты прежде всего пытались объяснить свою позицию по абортам, отодвинув в тень экономику, экологию, здравоохранение, терроризм и налоги. Так, например, Рик Санторум (Rick Santorum), который одно время участвовал во внутрипартийных выборах, заявил, что выступает против абортов даже в случае изнасилования, так как «женщинам нужно извлекать лучшее даже из плохой ситуации». Кандидат в вице-президенты Пол Райан поставил подпись под этим законопроектом и голосовал вместе с Санторумом.

В 2008 году Сара Пэйлин (Sarah Palin) поставила отказ от права на аборт и воздержание (для нее она была естественной формой контрацепции) на первое место в своей предвыборной программе. Однако через несколько недель спустя после того, как Джон Маккейн (John McCain) выбрал ее кандидатом в вице-президенты, всем стало очевидно, что она не смогла объяснить собственной дочери Бристоль, что происходит, когда вы не воздерживаетесь и слишком много пьете, и что аборт – это не вариант. Пэйлин превратилась во всеобщее посмешище и стоила Маккейну выборов.

Так почему же сегодня аборты вновь вышли на первый план в американской политической полемике?

Сегодня в США среди выпускников университетов женщин ощутимо больше, чем мужчин (три женщины на двух мужчин). На них приходится 60% получивших степень магистра и половина выпускников медицинских и юридических факультетов. Живущие в больших городах женщины в возрасте от 20 до 30 лет сейчас зарабатывают больше ровесников-мужчин. Так, может быть, эти заработки женщин стали одной из причин столь ярой защиты неприкосновенности плода?

В целом аборты были узаконены не так уж давно: 1967 году в Великобритании и 22 января 1973 года на всей территории США. Легализация абортов дала женщине те же права, что и мужчине: право заниматься любовью без груза ответственности и необходимости жить всю оставшуюся жизнь с последствиями этого решения.

Отмена права женщин на аборт – это способ помешать им бороться за высокие посты и кресла в советах директоров предприятий, которые исторически всегда принадлежали мужчинам. Поддержка воссоздания такого «защищающего жизнь» общества – это просто другой способ сказать: «Избавьте меня от этих женщин, сейчас и в будущем».

Дело в том, что постиндустриальное общество в XXI веке не испытывает такой потребности в физической силе, как раньше, и ставит на первое место умение общаться и находить общий язык (эти качества традиционно считаются женскими). Таким образом, современный мужчина не может с уверенностью сказать, каким должно быть или является его место в обществе. И раз сейчас мужчины выпустили из рук экономические и социальные рычаги, они отчаянно цепляются за остатки власти.

История заката мужчин уже началась. Даже Newsweek, самый нейтральный из всех современных журналов, выпустил один из номеров с таким заглавием на обложке: «Будьте мужественнее! Традиционный мужчина – вымирающий вид». Так, может ли традиционный мужчина и дальше процветать в этом постиндустриальном мире, в котором он главенствовал десятки тысяч лет по праву самого сильного, быстрого и хитрого?

Мужчины получили свою часть пирога и наслаждались ею тысячи лет. Равновесие начало смещаться в сторону женщин на Западе от силы 60 лет назад: они стали полноправными членами общества и получили возможность самостоятельно решать, когда им заводить ребенка.

Может быть, если закон официально обяжет мужчин заботиться и оплачивать половину расходов на воспитание и образование каждого «ростка» от их семени, споры республиканцев о легализации абортов и отказе от государственного субсидирования контрацепции отойдут на второй план американской политики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.