Наша внешняя политика, сосредоточенная на Ближнем Востоке и Евразии из-за грез о ЕС и стремления к лидерству в регионе, мешает нам понять меняющийся баланс сил в глобальной системе и конструировать новую внешнеполитическую парадигму. Мир больше не формируется в рамках силовых полюсов периода холодной войны. Международная система стремительно меняется и идет к многополярности.

В связи с этим реальность, которую должны видеть субъекты, определяющие внешнюю политику Турции, связана с необходимостью осознать возрастающее значение Восточной и Юго-Восточной Азии в рамках многополярного мирового порядка и с обязательной разработкой соответствующих стратегий. В частности, сирийский кризис, тесно связанный со стремлением Турции играть лидирующую роль в регионе, показывает, что влияние глобальных сил в Азии нарастает. И эти силы начинают интересоваться далекими от них регионами. Таким образом, Турции для достижения регионального лидерства и для адаптации к новой многополярной международной системе необходимо развивать отношения с такими странами, как Китай, Индия, Индонезия и Малайзия.

Читайте также: Почему теперь экономика Турции пойдет в гору?


Стратегия «окружения»

Китай является важнейшей мировой силой, которая благодаря высоким темпам экономического и технологического развития и военной мощи в ближайшее время приобретет особый статус. Китай не воздерживается от демонстрации своей политической и военной силы, а по экономическим показателям в ближайшем будущем он опередит и США.

На повестке дня в сирийском вопросе - снова стратегия Китая, одного из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН. Китай выступает против принятия решений, которые, как предполагается, будут способствовать реализации в первую очередь глобальных интересов США, и использует таким образом фактор международной легитимности в качестве политического оружия против Соединенных Штатов и их союзников.

Как обладатель значительных долларовых резервов Китай является актором, способным обеспечить банкротство экономики США и распад мировой финансовой системы. Однако в то же время Китаю необходимо прочно держаться за рынок США, чтобы сохранить рост экономики, ориентированной на экспорт как на важнейший принцип, лежащий в основе возрастающей силы страны. Поэтому в процессе глобализации Китай и США стали зависимы друг от друга в экономике. Один из ярких примеров данной теории взаимозависимости - отношения этих двух мировых гигантов.

Также по теме: Глобальный продовольственный кризис и Турция

Состояние уязвимости, которое в рамках данной теории является выражением особой зависимости, характеризует взаимодействие Китая и США. Соединенные Штаты, недовольные тем, что их глобальная гегемония поставлена под сомнение, и испытывающие страх из-за  возрастающего политического влияния Китая, приводят в исполнение знакомую стратегию против КНР.

Стратегия «окружения», во время холодной войны успешно примененная в отношении СССР, сегодня используется против Китая. Соответствующие действия успешно предпринимаются и союзниками США на Дальнем Востоке – Японией и Южной Кореей, несмотря на происходящий в последнее время в отношениях двух стран кризис на экономической и территориальной почве (Токто / Такэсима).

Одна из главных причин образования «общества благосостояния» в Японии и Южной Корее - потребность США в этих странах, чтобы при внедрении стратегии «окружения» взять под контроль Китай.



Из-за сдерживания Южной Кореи КНДР, которой Китай оказывает содействие, и из-за сохранения подхода, нацеленного на защиту на Ближнем Востоке частных интересов России, США и Китая, как со стороны США, так и со стороны Китая возникает «небезопасная» атмосфера. Подобная атмосфера делает неэффективными не только попытки США реализовать стратегию «окружения» на Дальнем Востоке, но и предпринимаемые Китаем шаги по созданию регионального блока в противовес данной стратегии.

Читайте также: Война престолов 2030


Индия, несмотря на политические и социальные риски из-за конфликтов этнических и религиозных групп, благодаря основанной на информационных технологиях экономике и интенсивным темпам военного развития является второй по значимости силой в Азии после Китая. Сближение Индии и США в последнее время, а также шаги Индии к достижению превосходства над ее региональным конкурентом Китаем  показывают, что еще один союзник США старается реализовать стратегию «окружения» Китая. Между тем США, реализуя эту стратегию, преследуют цель не только столкнуть двух гигантов, которые постепенно набирают силу и  присоединяются к многополярному миру, но и усилить собственную гегемонию.

Так называемые «азиатские тигры», страны с постоянным экономическим ростом, Сингапур, Таиланд, Малайзия и Индонезия установили глубокие экономические отношения как с Китаем, так и с США. США в силу географического положения данных стран намерены использовать их в своей стратегии «окружения» Китая. Можно предположить, что «азиатские тигры», с одной стороны, из-за глобализации интегрированы в свободную рыночную экономику и имеют благоприятные отношения с США, но, с другой стороны, в силу характерных для этих стран структуры общества и культуры, они ближе к Азии и Китаю. По всей видимости, политические статусы данных стран, казалось бы, зажатых между США и Китаем, сохранятся.

Увидеть геополитическую панораму

Вопрос контролирования Малаккского пролива, представляющего стратегическую значимость для экономического развития как Китая, так и Японии и Южной Кореи, может оказать влияние на баланс сил в регионе и в мире. Пролив, соединяющий Индийский океан с Тихим и связывающий морским путем Китай, Индию и Индонезию, по значимости подобен Суэцкому и Панамскому каналам. Однако то, что Малаккский пролив - важнейший элемент, который способен влиять на экономический прогресс актеров, уже получивших статус мировой державы или же ожидающих его (это Китай, Индия, Япония, Южная Корея, Малайзия, Индонезия), позволяет утверждать, что глобальная стратегическая ценность данного пролива выше ценности Суэцкого и Панамского каналов, важных на региональном уровне. Строя  союзнические отношения со странами, контролирующими Малаккский пролив, США намерены влиять на развитие экономики Китая.

Также по теме: Постамериканская эра и новый мировой порядок

Образованный благодаря усилиям США Совет Евро-Атлантического Партнерства (EAPC) и организация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (APEC), несмотря на участие Китая, на оси Дальнего Востока являются важнейшими организациями, которые нацелены на установление в Азии гегемонии союзников США и на реализацию их интересов. Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (ASEAN) в силу своей организационной структуры охватывает страны Малаккского пролива и окружающие его государства, в то же время институциональную структура ассоциации предполагает систему норм, которая может быть использована в интересах как США, так и Китая.

Развивающиеся отношения США и Мьянмы, государств Индокитая, Малайзии и Индонезии – часть действий, направленных на контролирование Малаккского пролива и окружение Китая с юга. Контроль пролива США и их союзниками – принципиально важный момент, который может заставить Китай отойти от его внешнеполитической стратегии, сконцентрированной на экономическом развитии страны. Действия США и союзников НАТО по проведению операции в Афганистане, попытки взять под контроль регион и построить близкие отношения со среднеазиатскими республиками, а также создание военных баз необходимо рассматривать как шаги, нацеленные на усиление гегемонии в многополярном мировом устройстве и на контролирование вместе с Азией сторонника Китая – России.

Турции, которую волнуют членство в ЕС и региональное лидерство на Ближнем Востоке, необходимо взглянуть на общую панораму и увидеть борьбу мировых сил, столкнувшихся на Дальнем Востоке, с точки зрения гегемонии и многополярности. Конфликты на Ближнем Востоке, Кавказе, Балканах – отзвуки комплексного конфликта в Азии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.