Да, я уже слышу ваш вопрос: «Как могла возникнуть такая мысль?». 30 августа во Франции в городе Пуатье меня пригласили на семинар: «Китай и БРИКС: Какова общая судьба?». Руководил семинаром, организованным мозговым центром Fondation Prospectiive et İnnovation, Жан-Пьер Раффарен (Jean Pierre Raffarin), бывший премьер-министр Франции и действующий президент этого центра. Семинар собрал пеструю аудиторию, но два его участника привлекли особое внимание: заместитель представителя Президента РФ в Большой восьмерке и координатор МИДа России по вопросам стран БРИКС Вадим Луков, и вице-президент ведущего центра КНР Foreign Affairs Institute of Chinese People Ченг Тао (Cheng Tao).

Прибыв в Пуатье, я узнал, что Fondation Prospectiive et İnnovation ежегодно проводит семинары, посвященные различным аспектам развития Китая. В этом году было принято решение обсудить деятельность Китая в связи с членством в БРИКС, однако рамки семинара были несколько расширены. В дискуссии был заметен особый интерес к Турции, которая в силу своего стремительного экономического роста в последнее время привлекает внимание Европы, застывшей в стагнации. Это и стало причиной того, что вашему покорному слуге предложили охарактеризовать экономику Турции.


Читайте также: Почему теперь экономика Турции пойдет в гору?

Я не стану пересказывать всю свою речь, но попробую обратить ваше внимание на следующее: в 2000-е годы Турции удалось осуществить интенсивный экономический рост, благодаря чему она вошла в Большую двадцатку. Основными двигателями этого роста стали повышение внутреннего спроса и инвестиционная поддержка внешних кредиторов. Чтобы добиться долговременного и стабильного (хотя бы на уровне 5%) роста, чрезвычайно важны различные структурные реформы. В связи с этим, надо отметить, что наличие политической воли у государства для проведения подобных реформ вызывает сомнения.

Представитель президента России Луков отметил, что группа БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) приобрела статус международной организации в 2006 году и основана на трех принципах: 1) содействие росту мировой экономики, к чему Ченг Тао добавил создание системы международных резервных валют; 2) отказ от вмешательства во внутренние дела государств и применения военной силы; 3) организация сотрудничества в решении экономических проблем.

Также по теме: Шестая страна в БРИКС? И это - Германия

Вопрос, который подчеркивали в своих выступлениях французские представители академической среды (и этот акцент со стороны французов можно назвать откровением), связан с тем, что, как выразился профессор Бадье (Badie), слаборазвитые страны, благодаря прорывам последних 15-20 лет, положили конец трехсотлетней гегемонии Запада. По мнению профессора Моиси (Moisi), Запад сначала должен принять эту реальность, а затем адаптироваться к ней. Ченг Тао отметил, что он понимает такое беспокойство, но формирование нового баланса в международной системе неизбежно, и один из путей к стабильности лежит через организацию сотрудничества Запада и группы БРИКС.

Вопрос Раффарена к российскому и китайскому собеседникам о возможности расширения БРИКС особенно привлек мое внимание. Луков отметил, что организация не испытывает затруднений в поиске новых кандидатов на членство, и после трех-четырех лет укрепления она будет открыта к расширению. Он добавил: «Большая семерка продержала нас 13 лет в зале ожидания, а мы не заставим столько ждать». Если Турция не сможет вступить в Европейский Союз, возможно, она войдет в открытую к расширению группу БРИКС?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.