«Библия — источник морального учения, но было бы ошибкой искать в ней примеры для выбора политических решений». К этому заключению пришел социолог и политолог из Принстона Майкл Вальцер (он еврейского происхождения, обладает авторитетом среди американских левых) в своей новой книге «In God’s Shadow» («В тени Бога»), вышедшей в Yale University Press.

Корреспондент из Нью-Йорка: Почему вы решили заняться этой темой?

Майкл Вальцер: Я работал над ней в течение 20-ти лет, прилагая к Библии немецкую теорию рецептивной эстетики, чтобы понять, как текст интерпретировался в течение веков. Это было предпринято для того, чтобы понять, что думали о политике авторы Библии.

- Вы останавливаетесь на противоречиях двух договоров, заключенных Авраамом и Моисеем на горе Синай, и на трех кодексах, данных в  книге Левит, Второзаконие, Исход, говоря об «уважении спорных мнений». Это основа плюрализма?

- Два договора соперничают между собой. Подумаем об обращении. В соответствии с Синайским договором, присоединиться к нему можно, и для этого достаточно его принять. А для семейного договора Авраама верно обратное. Эти трения характерны для всей истории еврейского народа.

Читайте также: Европейская модель ислама

- А три кодекса?

- Они различны, но являются выражением воли Бога, и, следовательно, примирить их невозможно. Это объясняет, почему цари не предписывали законы, и здесь лежит источник плюрализма, который пронизывает весь еврейский мир.

- Почему в главе о «священной войне» вы цитируете Руссо, согласно которому, «чем крепче союз, тем более велик противник»?

- Правила войны как уничтожения хананеев изложены во Второзаконии, наиболее общей книге, которая содержит детальные нормы общего поведения. Следовательно, есть странная связь между максимальным вниманием к внутренней сплоченности и наибольшей враждебностью к чужаку.

“Объединение христиан за Израиль”


- Почему вы описываете царей как «ответ теократии»?

- Цари — это отторжение от божественного правления. Есть противоречие в одновременном существовании царства суверена и царства Божьего.

- Почему пророки не становятся политическими лидерами?

- Они никогда не формировали никакого движения. Что-то подобное начинается только в Риме под лозунгами плебеев. Пророки являются моральными критиками, очень влиятельными, но у них нет последователей. Они критикуют царей, олигархию и любого другого. Пророчество — это моральное призвание, хотя оно приводит к политическим последствиям.

Также по теме: Христианство и Ислам - это разговор об одном и том же, но на разных языках

- Авторы Библии не придавали значения политике как способу жизни, но ситуация изменилась с вавилонским пленением. Открытие политики произошло в Диаспоре?
- В Вавилоне раввины заменили царей. Там не было большого интереса к политике, понимаемой как принятие решений на ассамблее, отвечающей перед гражданами. Все это придет вместе с греками. Для евреев в Вавилоне законодательство касалось интерпретации текстов. Больше интерпретация, чем представительство, потому что законы идут от Бога.

- Каковы были последствия этих библейских предпосылок при формировании Израильского государства?

- Сионизм — это отрицание изгнания, а поскольку еврейство — это вера, сформировавшаяся в изгнании, то речь шла об отрицании иудаизма, чтобы вычеркнуть две тысячи ужасных лет и вернуться к библейским корням. Поэтому в основе сионизма лежит задача изучения Библии и таких предметов, как археология. Но характеристикой государства является имитация европейских демократий.

- Почему во времена Диаспоры евреи «представляли, что они вернутся в Израиль, возглавляемые царем, а не пророками?»
- В течение веков они ожидали царя-мессию. Ниссим Геронди, живший в Испании в XIII-XIV  веках, утверждает, что царь появился, потому что закон слишком совершенен для населения и, следовательно, нужен царь, чтобы нарушать его, сделав его приемлемым для индивидуумов в кризисных или чрезвычайных ситуациях. Это - текст в стиле Макиавелли, написанный примерно за 200 лет до появления Макиавелли: он объясняет, почему монархия остается предпочтительным политическим режимом до XIX века, когда просвещенные евреи сделали выбор в пользу современной демократии. Поэтому сионизм был революционной доктриной. Он не предполагал реставрации царя.

Читайте также: Преследования Христиан


- Почему вы часто цитируете Бен Сира (Ben Sira), сказавшего, что «мудрый человек — это тот, кто осторожен во всем?»

- Бен Сира продолжает Библию после Притчей. Он останавливается на том, как правильно вести частную жизнь, в то время как в Книге притчей Соломоновых уделяется много внимания тому, как правильно организовать общественную жизнь. В частности, там есть рассуждения об осторожности, связанной с мудростью. Это связь между Библией и тем, что за ней последовало.

- Какие уроки современные политические лидеры могут извлечь из этого анализа еврейской Библии?
- Не ищите в тексте Библии точные указания того, как себя вести в общественной жизни, потому что они почти наверняка окажутся ошибочными. В Библии есть моральный аспект учения: следование по пути справедливости, внимание к нуждающимся. Это объясняет, почему движение за справедливость, например, Мартина Лютера Кинга, может восходить к библейским корням, так как все люди были созданы одинаковыми.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.