Трагические события мировой истории оставляют свои отпечатки как в личной, так и в общественной памяти, и между этими сферами существует серьезное напряжение. Людям, которых трагедия коснулась лично, требуется время, чтобы ее пережить, в то время как сообщества чувствуют себя обязанными помнить о случившемся, отдать дань уважением жертвам и, что самое главное, - извлечь уроки из прошлого, чтобы создать прочную основу для  будущего.


Это напряжение сохранялось в течение последнего десятилетия, пока команда экспертов пыталась справиться с нелегкой задачей создания Музея и Памятника жертвам терактов 11 сентября. Поскольку я работаю в сфере увековечивания памяти жертв Холокоста, мне хорошо известно, что создать впечатляющий памятник, который мог бы служить объектом для созерцания и поклонения, а также средством просвещения, вполне возможно, но он никогда не сможет удовлетворить абсолютно всех.

В ноябре 2011 года я посетила то место, где прежде стоял Всемирный торговый центр, и Памятник жертвам теракта показался мне глубоко трогательным и уместным по своему эстетическому и эмоциональному воздействию.

Смотрите также: Хроника терактов 11 сетября 2001 года в США

Мемориал представляет собой два прямоугольных бассейна площадью в один акр, повторяющих очертания фундамента башен, которые окружены потрясающими дубовыми деревьями и гранитными скамьями, подталкивающими нас к созерцанию и размышлениям. Внутри каждого из этих бассейнов вода сначала стекает по темному бортику, в котором отражается небо и окружающие здания, а затем течет по внутренним стенам. Затем она струится по дну большого бассейна и попадает в маленькое темное прямоугольное отверстие, полностью исчезая во тьме.

Струящаяся вода и легкий туман над бассейнами – это завораживающее, возвышенное зрелище. В нем драматическим образом соединяются падающая вниз вода и поднимающийся вверх пар. А когда появляется солнце, игра света в струящейся воде становится просто волшебной. Но несмотря на то, что движение воды завораживает, нельзя отрицать и того, что зрелище живительной воды, пропадающей в черной дыре, определенно наводит на мрачные мысли.

Каждый бассейн окружают бронзовые панели, на которых высечены имена тех, кто погиб 11 сентября в Нью-Йорке, Пенсильвании и Вашингтоне, а также имена жертв, погибших во время теракта во Всемирном торговом центре в 1993 году. Имена расположены не в алфавитном порядке, а сгруппированы по принципу «значимой близости», то есть рядом стоят имена людей, которые в тот день были ближе всего друг к другу. Это решение мне кажется смелым и продуманным. Множество имен людей самого разного этнического и религиозного происхождения – это  наиболее запоминающийся и впечатляющий момент во время посещения памятника.

Америка толкает людей на совершение терактов



Также по теме: Книга об уничтожении бин Ладена застала американских военных врасплох


Памятник вызвал массу критики: многим кажется, что это зрелище порождает чувство безнадежности у тех, кто на него смотрит. Но, как мне кажется, ничто не может быть страшнее событий того дня: самолеты, врезающиеся в башни, взрывы, люди, выпрыгивающие из окон навстречу неминуемой смерти. Этот памятник заставляет нас задуматься о страхе и смерти. Вспоминая о событиях того дня, мы должны заглянуть в бездну.

Как оказалось, подземный музей, который еще не открылся, вызвал еще больше споров по поводу того, что должна включать его экспозиция, и где именно должны храниться 14000 неопознанных частей тел.

Директор музея Элис Гринвальд (Alice Greenwald) привлекала к обсуждению этих вопросов самых влиятельных и откровенных представителей заинтересованных кругов. Она назначила девять высоко квалифицированных советников, в том числе - историка, занимающегося Гражданской войной, Дэвида Блайта (David Blight), который задал следующие вопросы: «Должны ли посетители музея уходить отсюда, хорошо понимая, что именно произошло, и каковы последствия этой катастрофы? Или главная цель заключается в том, чтобы они прочувствовали размах катастрофы? Если нам удастся добиться только второго, тогда музей окажется бесполезным».

Будучи куратором Еврейского центра памяти жертв Холокоста в Мельбурне, я интересуюсь в основном двумя вещами. Во-первых, как можно передать истинный ужас тех событий, не травмировав зрителей? В нашем центре нам тоже приходилось размышлять над тем, каким образом нужно выставлять шокирующий материал. В своем музее я убрала некоторые жуткие фотографии ям с трупами людей, - отчасти потому, что я чувствовала, что эти снимки дегуманизируют жертв. Мне казалось, что фотографии истощенных жертв, сделанные во время их освобождения, несут в себе гораздо больше смысла. И, тем не менее, многие выжившие жертвы обвиняли меня в попытке отретушировать историю.

Читайте также: Кто устроил теракты в Ингушетии?

Музей памяти жертв 11 сентября попытается решить эту проблему, сделав «запасные выходы» на всем протяжении экспозиции таким образом, чтобы расстроенные посетители могли в любой момент покинуть его. Шокирующие материалы будут размещены в отдельных залах, чтобы у посетителей был выбор. Мне кажется, что самый жуткий снимок этой экспозиции – это первая фотография, которую посетители увидят, войдя в музей: гигантская панорамная фотография Нью-Йорка, сделанная чудесным утром 11 сентября в 8:30. «Это мир ДО того, - говорит г-жа Гринвальд. - Момент неведения».

Вторая вещь, которая меня тревожит, состоит в том, насколько успешно музею удастся документально передать жизнь и мотивацию террористов. Вокруг этого вопроса возникало множество трений. Идея включить в экспозицию музея фотографии террористов вызвала ожесточенные споры. В конце концов, редакторская комиссия дала свое согласие включить в экспозицию эти фотографии, а также отрывки предсмертных заявлений террористов. Тем не менее, эти фотографии будут очень маленькими. Истории Аль-Каиды будет отведена лишь малая часть экспозиции музея.

При создании памятников трагических событий необходимо учитывать чувства родственников жертв. Но убитые горем семьи погибших, вероятнее всего, не могут беспристрастно судить о том, что должно войти в состав музейной экспозиции. Те события оставили слишком глубокие раны в их сердцах, чтобы они могли решить, что именно может показаться публике интересным и полезным.

Джейн Джозем (Jayne Josem) - куратор и директор коллекций Еврейского центра памяти жертв Холокоста в Мельбурне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.