Один психоаналитик советует посмотреть на вещи «с более высокой ветки». Не с самой вершины. Но все-таки надо попытаться подняться повыше. Разумеется, он говорит о своем ремесле и ссылается, соответственно, на внутренние страдания. Но этот метод (не такой простой, как кажется на первый взгляд) можно использовать и в других сферах. Например, применить его к школе, к школьной политике, к образованию (государственному или нет), к воспитанию, ко всему этому грустному и запутанному клубку проблем, которые каждый сентябрь опять выходят на первый план вместе с ритуальной тревогой по поводу тяжести книг, под которыми сгибаются дети.


Сейчас, когда я забралась немного повыше на этот воображаемый ствол дерева и высунула голову из листвы, мне становится очевидно, где находится основный узел и конец нити всего клубка. То есть, надо признать, что образование и формирование специалистов никогда не были и в настоящий момент не являются приоритетом национальной политики или, точнее сказать, национальной политики Итальянской республики.

Действительно, на следующий день после объединения Италии, когда в стране проживало 22 миллиона человек, и население на три четверти было безграмотным, образование было приоритетом или одним из приоритетов по той простой причине, что это был вопрос национального единства. Образование было необходимым связующим материалом.

Читайте также: В Бельгии собирались поить школьников пивом

С тех пор началась эпопея с учителями младших классов, по сути - очень итальянская эпопея, отмеченная как в литературе, так и в обычной жизни. Но и в период фашизма, когда Италия считала себя великой державой и хотела иметь адекватный правящий класс, образование было приоритетом, которому последовательно следовала масштабная реформа Джентиле. Она основывалась уже не на учителях начальных школ (хотя Муссолини какое-то время был им...), а на профессорах лицеев.


Республиканская Италия, вышедшая из войны разрушенной, имела другие, более насущные задачи: нужно было занять свое место на международной арене, реконструировать экономику и страну, определиться с внешней политикой. Вопрос об образовании можно было отодвинуть на будущее, а пока идти вперед. Случилось так, что самое большое формирующее мероприятие, а именно - послевоенное лингвистическое объединение страны, произошло вне школы, благодаря телевидению. Но вокруг школьного вопроса велись глухие и локальные окопные войны: католики защищали идею частной школы, которую двусмысленно определяли как образовательную и воспитательную, а левые защищали государственные школы, больше заботясь о количестве, чем о качестве. При этом, всем было ясно, что на кону стояло несколько миллионов голосов избирателей. В результате мы пришли к тому, что сегодня преподаватели находятся в унизительной и тяжелой экономической и социальной ситуации.

Также по теме: Коррупция разъедает российскую образовательную систему


В результате проводились многочисленные реформочки под громкими названиями, включавшие различные выдумки министров: кредиты, три «I» (то есть три предмета, начинающиеся с этой буквы: английский, информатика и бизнес - прим. переводчика), проекторы, олимпиады. Все уважаемые люди, в том числе - министры, оказались непоправимо слепыми перед тем, что происходило на их глазах. Во-первых, изменилась сама идея богатства: прежде оно было в вещах, теперь – в головах. Если изменять названия, тогда можно было бы перейти от Министерства общественного образования к Министерству национального достояния. Во-вторых, отметим, что образование и формирование специалиста больше не входят в одну фазу, ограниченную определенным периодом в жизни личности, это постоянный процесс, который превращает саму жизнь в бесконечное обучение.

Чтобы воплотить все это на практике, не нужно пережевывать увещания типа «общество знаний» и «Лиссабонский договор». Нужны изобретательность, конкретная фантазия, а прежде всего - осознание реальности.

Нужны специфические качества истинной политики. Сегодня они отсутствуют не из-за того, что у нас техническое правительство (на деле - оно политизированное). Как и после войны, это правительство занимается реконструкцией, и, следовательно, у него - другие приоритеты. Будут ли эти качества у партий, которые через несколько месяцев выставят кандидатуры для руководства страной? Смогут ли они избрать образование и формирование специалистов как приоритетные направления своей деятельности?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.