Во время поездки Бенедикта XVI в Ливан одним из сюрпризов стало явно выраженное им стремление к сближению с мусульманским миром. Объяснить это можно событиями прошлой недели, когда оскорбительный для ислама фильм (церковь его уже «жестко осудила») вызвал целый ряд нападений на американские представительства. Подобная яростная реакция также была признана Ватиканом неприемлемой.

Подготовка выступлений Папы во время международных поездок занимает долгие месяцы, поэтому они исключительно редко касаются самых последний событий. Цель этих визитов заключается, скорее, в поддержке христиан, которые испытывают личностные, социальные, политические или религиозные трудности. На Ближнем Востоке католические сообщества погрязли во внутренних дрязгах и страдают от действий элит. Тем не менее, все это – лишь незначительные проблемы по сравнению с жизненно важным вопросом их будущего, которое невозможно отделить от ислама.

Читайте также: Ватикан и ислам - диммитюд торжествует?

Бенедикт XVI, который в октябре 2010 года созвал в Риме специальный синод по вопросам Ближнего Востока, прекрасно это понял. Две сотни епископов и экспертов по региону поставили очень точный диагноз: растущая напряженность в жизни христиан на фоне подъема радикального ислама представляет собой острейшую проблему. Иногда она ярко выражена, но так бывает отнюдь не всегда.

В мае 2009 года папа категорически отверг призрак столкновения религий. Это заявление прозвучало во время его поездки по Святой земле: Иордании, Израилю, Палестинской автономии. Тем не менее, он так и не высказал четкого взгляда на отношения с исламом, как это было во время недавнего трехдневного турне по Ливану.



В Бейруте Папа попытался найти в иудаизме нужное объяснение того, что означает «настоящий мир» между религиями. Он опирается на три главных мысли: «цельность», «неприкосновенность» и «восстановление целостности».

Опираясь на такой философский язык, он попытался показать, что на Святой земле есть место для каждого: иудея, христианина или мусульманина. Такова его первая мысль. Из нее следует, что этот регион был бы неполным без одной из этих трех религиозных составляющих. Далее он подчеркнул, что каждый должен оставаться самим собой - иудеем, мусульманином или христианином - то есть «неприкосновенным» в своем самосознании. Это - вторая мысль. Наконец, всем трем религиям следует оставить в прошлом неподвижность и идти вперед по направлению к цели. Вот третья мысль: нужно «завершить» сближение, чтобы «восстановить целостность». Бенедикт XVI даже привел конкретный пример и заявил, что «призыв к свободе арабской весны» касается также и… арабских христиан.

Также по теме: Ватикан - кто станет следующим Папой

«Благородный сплав»

Бенедикта XVI можно было бы упрекнуть в странном подходе к геополитической проблеме и даже назвать этот подход фантазией профессора теологии. Тем не менее, нельзя не признать, что у него есть «видение» ситуации. Видение сосуществования иудеев, христиан и мусульман без борьбы и конкуренции. В отличие от пессимистов, он говорил даже о «благородном сплаве».

Как бы то ни было, в Ливане он с небывалой четкостью поставил два условия для такого гармоничного сосуществования. Первое – это категорический отказ от религиозного «фундаментализма». Он в самых жестких выражениях потребовал «искоренить» эту «фальсификацию религии», которая ставит на первый план «насилие» и «власть» вместо духовности. Второе условие – критика концепции «религиозной толерантности».

Бенедикт XVI отметил, что эта модная в настоящее время идея на самом деле слишком поверхностна, так как может скрывать самый узкий фундаментализм. По его словам, нам нужно пойти дальше и «перейти от толерантности к религиозной свободе». Религиозной свободе, которая предполагает право совести, и, значит, свободной смене религии. Кроме того, по его словам, она означает и право для каждого гражданина избежать притеснений по религиозной принадлежности, как это происходит со многими христианами в мусульманских странах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.