После публикации карикатур на Магомета в Charlie Hebdo Мика Меред (Mikå Mered) пытается объяснить, что отличает Францию от других стран в борьбе между фундаментализмом и свободой слова.

Говорят, что нам не стоит подливать масла в огонь, выпуская новые карикатуры на пророка Мухаммеда? Может, и так. Говорят, что Charlie Hebdo – оппортунистская и циничная газета? Может, и так. Кто-то даже обвиняет вас в том, что вы подвергаете опасности французов,  находящихся за границей, превращаете их в потенциальных жертв агрессии от Египта до Индонезии… Может, и так…

Тем не менее, я уже давно устал от этого благодушного самобичевания и могу лишь, стоя, аплодировать вам, Charlie Hebdo, за вашу журналистско-маркетинговую операцию. И вот почему.

Наши собственные запреты

В первую очередь, я аплодирую вам, так как, хотя ваша операция никак не помогла укрепить столь ревностно охраняемую у нас свободу слова, вы в очередной раз ткнули носом французскую индустрию возмущения в ее самые застарелые запреты.

Читайте также: Толерантность по отношению к нетолерантным?


Вы продемонстрировали нам ту культурную пропасть, которая разделяет эту французскую индустрию возмущения от полноправной и полноразмерной свободы слова, укоренившейся в США благодаря знаменитой «первой поправке». Так, когда некая идея вызывает шок у парижской интеллигенции, лучшие мастера пера, как один, возмущаются безответственностью и оппортунизмом ее авторов. В то же время за границей, в первую очередь - в скандинавских и англосаксонских странах и Германии, вам ответят, что свобода слова подразумевает и свободу игнорировать безумные идеи. Ведь идея или поступок могут шокировать человека только тогда, когда он лишен права их игнорировать!


Наше развитие

Кроме того, я аплодирую вам и потому, что вы очень правильно сделали из Франции пугало для салафитской угрозы: в выпусках новостей по всему миру на Charlie Hebdo еще никогда не выливали столько яда. Развитие этой предполагаемой «реакции мира» дает нам доказательство того, что разговоры на тему карикатур на пророка Мухаммеда – это в действительности чисто политическая риторика, которая набирает обороты по мере появления телевизионных камер.

В Англии и США такие разговоры стали настолько банальными, что прессу ими больше не заинтересуешь. В то же время отсутствие интереса и освещения этой в большей степени политической, нежели религиозной риторики поднимает два важных общественных вопроса. Если эти дискуссии не освещаются, как понять степень их проникновения в общество? И раз они не освещаются, как их опровергнуть? В здоровой демократии, где каждый может высказаться и заявить о себе, где у каждого есть равный доступ в СМИ, и где смена поколений в политике проходит естественным образом, фундаменталисты автоматически дискредитируют себя в силу неделимости общества. Вот тому доказательство: если во Франции понятие богохульства не существует в связи с самой светской природой Республики, то в англосаксонской культуре джефферсоновская свобода свела оскорбления величества и богохульственные заявления до уровня обычных социальных маркеров некоторых субкультур. Таким образом, болезненный общественный разлом в нашей демократии объясняет то, что мы обеими ногами запутались в расставленных сетях.

Также по теме: Германия и Россия могут запретить антиисламский фильм

Общественные задачи

Наконец, я аплодирую вам, потому что эта новая провокация в нынешних условиях может привести людей к осознанию коммунитаристских изменений в нашей стране на фоне ассимиляционного характера политической культуры. Здесь, безусловно, и проходит главная линия разлома за последние полвека, от де Голля до Ширака и Саркози. Нам необходимо заполнить эту растущую яму и вновь заложить основы совместной жизни в обществе, построенном на доверии!

В отличие от некоторых наших европейских соседей, нам еще не слишком поздно переосмыслить нашу модель совместной жизни: в прошлом году лидеры немецкого и английского правительств Ангела Меркель и Дэвид Кэмерон заявили о гибели идеала мультикультураллизма от рук набравшего силу в их государствах коммунитаризма. Осознание людьми этого вопроса через политизацию новых карикатур религиозными, общественными и правительственными организациями, безусловно, представляет собой позитивный и конструктивный момент в этой маркетинговой кампании.

Читайте также: Ислам и мультикультурализм подвергаются нападкам

Короче говоря, огромное вам спасибо, Charlie Hebdo! Если вашей передовице, несмотря на весь ваш цинизм, оппортунизм и даже безответственность, удастся сломать сформировавшиеся за последние 30 лет запреты во французской индустрии возмущения, мы, может быть, наконец, сможем совершенно прагматично задуматься о необходимости новой политики для противодействия этому раздутому СМИ подъему коммунитаризма и переосмыслить понятие совместной жизни, которая является важнейшей основой нашего культурно-политического самосознания.

В целом же, сложно сказать, что больше всего печалит и возмущает меня самого. То, что СМИ переоценивают проникновение салафизма во Францию и создают искусственные сенсации? Или же тот факт, что французская индустрия возмущения, в которой неизменно правят бал лицемеры, до сих пор так сильна?

Мика Меред - генеральный директор консалтинговой компании Polariis A.S, член Совета европейских исследований и специалист по военному, экономическому и политическому планированию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.