Разразившийся в Евросоюзе кризис отодвинул вопросы восточной политики на второй план, однако парламентские выборы в Белоруссии, а также близящиеся выборы на Украине и в Грузии напоминают, что там дела складываются у нас не лучшим образом. При этом Восток остается ключевым направлением для польской безопасности.

Две наших концепции восточной политики потерпели фиаско, а идей для новых - у нас нет. Остается «политика минимум»: терпеть диктатуры, лишь бы они были независимы от Москвы.

Восток был центральным аспектом внешней политики в межвоенное двадцатилетие. МИД, разведка и генеральный штаб армии, консерваторы, талантливые публицисты и часть сторонников курса Пилсудского видели там будущее и мощь Польской Республики. Из этих мечтаний ничего не вышло: не Польша разбила Советский Союз, а наоборот. В наши дни значение восточной парадигмы снизилось: мы можем строить сильное государство с опорой на Запад. Однако она не утратила своей актуальности полностью: мы остается пограничным государством НАТО и ЕС. Британцы и французы могут обойтись без восточной политики, но поляки этого, разумеется, позволить себе не могут.

Читайте также: Лукашенко получил новый ручной парламент


1.
После 1990-го года в первой фазе польской восточной активности мы сделали ставку на концепцию Гедройца (Jerzy Giedroyc) и Мерошевского (Juliusz Mieroszewski), то есть - разлом СССР (России) по национальным границам и поддержку демократических государств, возникающих на его руинах. В качестве идеала мы представляли себе пояс свободных, либеральных и дружественных нам стран между Польшей и Россией: своеобразную устойчивую буферную зону, защищающую нас от Москвы. Дополнительной целью была демократизация самой России, и, что из этого вытекает, - ее отказ от традиции царского и коммунистического экспансионизма.



Мы, разумеется, не могли инициировать такие перемены сами, но могли их поддерживать. В этом крылись корни формальной и неформальной поддержки Литвы и остальных стран Балтии, Украины, Ельцина против Горбачева, а потом против взбунтовавшегося Верховного Совета, и, наконец, чеченцев в войне с Россией и Грузии в 2008 году. Дух Гедройца витал над нашей восточной политикой вплоть до 2010 года, когда в смоленской катастрофе погиб приверженец данной концепции Лех Качиньский (Lech Kaczyński).

Принципы и цели этой политики были совершенно верными, в 1990-2005 годах она даже была успешной, а ее венцом стала оранжевая революция на Украине. Однако дальше оказалось, что перемены на Востоке дошли до определенного рубежа, а 2005-2010 годы продемонстрировали, что наша стратегия перестала работать. Белоруссия укрепляла диктатуру, «оранжевые» компрометировали себя бездарностью и клептоманией, Россия возродила армию и усилила свои позиции в Абхазии и Южной Осетии, а в Литве воцарилась враждебная полякам политика.

Также по теме: Система ПРО в Польше - это ваше решение

Под руководством партии «Гражданская платформа» (PO) Польша совершила крутой поворот: мы начали улучшать отношения с Москвой; выступили с миссией доброй воли в отношении Лукашенко, пытаясь переманить его на «европейскую сторону»; отказались от стратегии восхищения единственным участником политического спора на Украине, колебались, кого поддерживать. Эта линия оказалась не слишком эффективной. На востоке у власти находятся сатрапы, Россия укрепляет влияние, а мы его утрачиваем. Концепция Гедройца, которой мы так долго следовали, рассыпалась в прах, однако не сработала и восточная «realpolitik».

2.
Лукашенко не хочет в Европу, Янукович предпочитает держать конкурентку за решеткой, а не устанавливать хорошие отношения с ЕС, Россия вводит у себя законы, попирающие свободы и превращается уже де-факто в диктатуру. Что же нам следует предпринять в такой ситуации?

Реалистичный подход подсказывает, что нужно принять политику малых шагов: следить, чтобы Янукович не фальсифицировал выборы, и хвалить его, если он не будет обманывать; оказывать давление на Лукашенко, чтобы он отказался от репрессий, а взамен – смягчать санкции; принять любой исход выборов в Грузии (даже если он будет не в пользу Саакашвили) и настойчиво демонстрировать новому правительству натовскую и европейскую карты.

На востоке уже не возникнут дружественные нам государства, а Москва будет укреплять авторитаризм. Но одно спасти еще можно – буферную зону. Лидеров «междуморья» нельзя назвать джентльменами, однако они предпочитают править самостоятельно, а не превращаться в наместников Кремля. Это их жизненный интерес. И наш тоже. Так что отбросим брезгливость и начнем протягивать руку даже тиранам, чтобы между Польшей и Россией выжило хотя бы что-нибудь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.