Грузия, поглощенная кампанией перед парламентскими выборами, которая отличается мощными партийными пристрастиями и исключительной напряженностью, впала в состояние, близкое к хаосу, когда появилась серия видеокадров, показывающих, как тюремные охранники в этой бывшей советской республике жестоко избивают заключенных и насилуют их при помощи дубинок и метел. Для тех, у кого нервы покрепче, Чарльз Фэрбэнкс (Charles Fairbanks) в своей статье в Atlantic дал ссылки на видеозапись. Грузины по вполне понятным причинам пришли в ярость по поводу этого видео, и уже провели ряд мощных антиправительственных митингов с призывом отправить в отставку министров правительства.

Саакашвили отреагировал в ожидаемой манере. Он отправил в отставку несколько "козлов отпущения" рангом пониже и тут же сделал мрачное предположение о том, что все это -  часть российского заговора с целью пустить под откос грузинские реформы (да, ФСБ и ГРУ совершили поистине мастерский трюк, столь глубоко проникнув в недра грузинской исправительной системы). Думаю, будет справедливо сказать о том, что уклонение от ответственности, попытка возложить вину на нескольких чиновников, а также обвинения неуказанных «иностранных агентов» в фабрикации этого скандала – неподобающая манера поведения для смелого  демократического реформатора.

Данный скандал не стал неожиданностью для людей, которые пристально следят за этим регионом. «Шероховатости и острые углы» Саакашвили (такие, как диктаторские замашки) были видны с самого начала. Но значительной части западных СМИ, проглотившим вместе с крючком, леской и грузилом наживку Саакашвили, представшего в образе смелого, бескомпромиссного, демократического, либерального и решительно проамериканского реформатора, скандал с тюремным насилием показался дезориентирующим и почти немыслимым.

Мелик Кайлан (Melik Kaylan) в предисловии к своей статье в Daily Beast приводит исключительно ловкое резюме стандартной повествовательной линии в пользу Саакашвили:

«Ремонт и строительство повсеместно идут в грузинской столице, городе молодых лиц, старинных улиц, модных кафе и длинноногих красавиц. Все это выглядит как настоящая предвыборная реклама, работающая на президента Саакашвили».

В Москве ремонт и строительство тоже идут повсеместно, да и длинноногих красавиц в этом городе - не меньше, но там это никак не свидетельствует об усилиях ее политических структур и их представителей. Похоже, у Кайлана весьма странное представление о том, что такое авторитарное государство. Он даже заявил, что отставка мелкой чиновничьей сошки является свидетельством демократизма Саакашвили (полагаю, это означает, что Путин - тоже демократ).

Однако, я отвлекся. Хочу подчеркнуть - и думаю, моя мысль не вызывает никаких сомнений – что учившийся в Колумбийском университете и свободно владеющий английским языком Саакашвили исключительно популярен в американской прессе и еще популярнее - в ее консервативных кругах. Если Джей Нордлингер (Jay Nordlinger) из National Review напрямую сравнивает кого-нибудь с Рональдом Рейганом, то этот кто-то обязательно является частью консервативного пантеона.

Грузия популярна среди консерваторов в основном из-за того, что она проводит откровенно антироссийскую внешнюю политику и готова всячески прогибаться перед Америкой, незамедлительно откликаясь на ее требования – скажем, послать несколько тысяч военнослужащих в Ирак. Для тех, кто думает, что Америка обязана поддерживать демократию и «защищать преданных союзников», Грузия является исключительно удобной лакмусовой бумажкой. Она не только была решительной союзницей Америки, когда союзники разбегались от нее во все стороны; она также ведет длительное противостояние с диктаторским и антиамериканским Кремлем (который, в конце кнцов, является нашим «геополитическим врагом номер один»).

Определение Грузии как «друга», который ведет решительную борьбу с общим врагом Россией, привело в итоге к безнадежной политизации всей этой ситуации. Любые предположения о том, что Саакашвили - не такой уж и великий демократ, каким он себя изображает, раньше подвергались немедленному осуждению, а их авторов называли полезными идиотами на службе у Путина и у русских. Дженнифер Рубин (Jennifer Rubin) из Washington Post особенно активно и агрессивно защищает Саакашвили и его деятельность, но она является типичной представительницей консервативного консенсуса в данном вопросе. Грузия - это демократический друг. Россия - это автократический враг. А вы - либо с нами, либо с ними.

Я, как и любой человек с работающими нравственными ориентирами, испытываю отвращение при виде тюремного видео. Но не могу сказать, что меня очень сильно волнует внутриполитическое устройство Грузии и происходящее там. Решения по всем этим вопросам должны принимать сами грузины. И надеясь на то, что в итоге они создадут демократическое, легитимное и стабильное государство, мне в общем безразлично, кто там победит – Саакашвили или Иванишвили. Главное - чтобы выборы не были подтасованы и прошли без нарушений. Но как показал скандал с насилием в грузинской тюрьме, нам надо с большой и очень большой осторожностью поддерживать иностранные государства, особенно - те, которые издавна отличаются обманом, коррупцией и злоупотреблениями. Всесторонне поддерживая Саакашвили, бесконечно нахваливая его и называя демократическим реформатором, мы, как минимум, отчасти являемся соучастниками, когда его правительство допускает ошибки. И я уверен в том, что крупный скандал с насилием в тюрьме необходимо считать такой ошибкой.

Многие думали, что поддерживая Саакашвили, мы защищаем демократию от посягательств ужасного Владимира Путина. Но оказывается, действительность - намного сложнее и неоднозначнее с нравственной точки зрения, а грузинские власти, пользуясь нашей поддержкой, тайком совершали откровенно мерзкие поступки. На самом деле, за такое предосудительное поведение мы принимали законы, карающие менее дружественные к нам страны.

Каков же вывод? Ну, я - не специалист по Грузии, поэтому не стану притворяться, будто у меня есть подробный список конкретных рекомендаций по нашим будущим взаимоотношениям с Тбилиси. Я надеюсь, что впредь к Саакашвили будут относиться с большим скепсисом и с меньшим низкопоклонством. Но особенно рассчитывать на это не стоит. Из этого эпизода мы должны вынести более общий урок. Нам следует действовать с крайней осторожностью при построении наших отношений с иностранным государством на легковесных и абстрактных концепциях - вместо конкретных тем и вопросов. Грузия хочет помогать нам в Афганистане? Отлично. Грузии нужно соглашение о свободной торговле? Тоже великолепно. Но она также хочет иметь всестороннее дипломатическое прикрытие и карт-бланш в связи с тем, что является собратом по демократии и преданным союзником? Как наглядно показал последний скандал, это - точно плохая идея, причем - для обеих стран. Мы ни в коем случае не должны привязываться к стране настолько, чтобы критика в ее адрес считалась своего рода предательством.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.