В субботу во Франции была ликвидирована радикальная исламистская группа. Один из ее членов, 33-летний француз, был убит в Страсбурге во время перестрелки с полицейскими, которые прибыли, чтобы задержать его по подозрению в нападении на еврейский магазин в сентябре этого года.

Atlantico: В субботу, то есть через 17 дней после нападения на еврейский магазин в Сарсели, полиция накрыла готовую перейти к активным действиям исламистскую группировку. Можно ли оценить, сколько во Франции людей, которые похожи на Мохаммеда Мера (Mohamed Merah)? Кто они такие?

Матье Гидер: Оценить количество такого рода людей очень непросто по двум причинам. Во-первых, речь идет о французских гражданах, которые в этой связи пользуются всеми конституционными правами. Во-вторых, что самое важное, они переходят в радикализм так быстро, что мы буквально не успеваем за этим уследить. Человек, который еще несколько месяцев назад не имел ничего общего с радикальным исламизмом, был, если так можно сказать, «обычным» преступником, завтра может стать опасным исламистом или даже террористом.

Таким образом, в этих условиях очень сложно дать даже приблизительную оценку числа исламистов во Франции. Мы не знаем, сколько их сейчас, и сколько их будет через полгода. Как бы то ни было, здесь четко просматривается устойчивая тенденция: быстрая и непредсказуемая радикализация.

— Существует ли террористическая угроза во Франции? Почему сегодня мы стали больше об этом задумываться?

— С начала сентября террористическая угроза во Франции усилилась сразу по нескольким причинам. Первая — это 11 годовщина событий 11 сентября: «Аль-Каида в Исламском Магрибе» выпустила пресс-релиз, в котором грозит Франции убийством заложников и другими ответными действиями в случае, если Париж поддержит военное вмешательство на севере Мали.

На все это накладывается и второй фактор: антиисламский фильм, акции протеста по поводу которого не получили разрешения властей. Стихийный митинг у американского посольства в Париже привлек к себе внимание французских салафитов. Чуть позже были опубликованы новые карикатуры на Магомета, которые только обострили ненависть исламистов к Франции.

Наконец, следует отметить активные действия Франции по вопросу Мали: она оказалась единственной западной державой, которая поддержала возможность военного вмешательства на севере этой страны для свержения исламистов. Все эти факторы пришлись на сентябрь. И Франция вновь стала приоритетной целью для радикальных исламистов.

— Министр внутренних дел Манюэль Вальс (Manuel Valls) сказал следующее по поводу ликвидированной в субботу исламистской ячейки: «Это группа не тех террористов, которые приезжают извне, а тех, кто живет в наших городах. Это не иностранцы». Что вы об этом думаете?

— Очевидно, в этом заключаются основные изменения в террористической угрозе за последние годы. Угроза больше не исходит из-за границы, как это было 11 сентября 2001 года, когда все исламисты прилетели в Америку на самолете, или в 1990-х годах. Отныне источник угрозы или по крайней мере большей ее части находится внутри страны. Дело в том, что давление служб безопасности, а также эффективность разведки и международного сотрудничества серьезно осложнили проникновение боевиков «Аль-Каиды» на территорию страны для организации терактов.

Обсуждавшийся в прошлую среду законопроект призван дать ответ на эту новую тенденцию, в рамках которой угрозу создают прошедшие подготовку за границей французские граждане. Процесс совершенно изменил направление. Сегодня он идет не снаружи вовнутрь страны, а изнутри наружу. И реагировать на него нужно соответствующим образом. Сегодняшний юридический арсенал нацелен в первую очередь на борьбу с внешней угрозой. Таким образом, нам нужно приспосабливаться к недавним тревожным изменениям в терроризме, в которых смешиваются преступность и исламизм.

— Тюремная среда нередко привлекает к себе внимание с точки зрения распространения религиозного и в частности исламистского радикализма. Можно ли как-то исправить ситуацию?

— Здесь играет роль не только тюрьма. Эта среда способствует радикализации, так как речь идет о замкнутом пространстве, в котором рассеянные радикальные элементы могут заразить других заключенных. Кроме того, сказывается здесь и интернет, который сегодня находится под очень слабым контролем. После свержения авторитарных режимов в арабских странах у террористических организаций появилась возможность бесконтрольно (цензуры больше нет) выпустить огромное число самых разных посланий, а также призывов к ненависти и войне. К тому же, интернет вновь стал важным инструментом набора новобранцев и радикализации.

Матье Гидер — преподаватель, специалист по исламу и стратегическому надзору

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.