Перевод предоставлен изданием «Курсор» (Израиль)

Вопрос, является ли Израиль государством еврейской нации или государством всех проживающих в нем граждан, почти не имеет смысла. В соответствии с постановлением Верховного суда, Израиль является одновременно еврейским государством и государством всех его граждан. 

Если дискуссию по данному вопросу избавить от того тяжелого эмоционального груза, который для нее характерен, а также от лишней юридической казуистики, ситуация будет выглядеть достаточно просто. Факты таковы: разумеется, Израиль считает себя государством, которое выражает право еврейского народа на самоопределение. В этом заключается суть сионистского движения. Благодаря этому, государство Израиль получило международную легитимацию. 29 ноября 1947 года ООН призвало к созданию двух государств – еврейского и арабского – на территории подмантатной Палестины (Эрец-Исраэль). Это также является нормативной базой Закона о возвращении.

С другой стороны, около 20% граждан государства не являются евреями. Это меньшинство, в основном – арабское, обладает различными политическими правами: они могут выбирать и быть избранными, их представители заседают в парламенте, арабский язык является вторым официальным языком государства. Они имеют право получать образование и развивать культуру на родном языке – подобным правом не обладают национальные меньшинства в таких демократических странах, как Франция, Великобритания и Германия. С этой точки зрения, Израиль несомненно представляет из себя мультикультурное государство. Даже если некоторые евреи будут потрясены этим определением, которое никогда не произносилось на официальном уровне.

Однако реальность является гораздо более сложной, чем изложенные выше сухие факты. Тому есть несколько причин. Во-первых, Израиль находится в конфликте с немалой частью арабского мира. Это означает, что арабское меньшинство в еврейском государстве является (и видит себя) частью большой арабской нации – как минимум, с культурной точки зрения. Это сильно отличается от баскского меньшинства в Испании, например. Это мешает арабскому меньшинству идентифицировать себя с государством Израиль и оказывает влияние на отношение к нему со стороны еврейского большинства. Вне связи с вопросом равноправия между большинством и меньшинством.

Во-вторых, несмотря на то, что закон оговаривает равные права для всех граждан, на практике (это не секрет) существует дискриминация на личном уровне по отношению к различным меньшинствам, включая арабское. Наблюдается также неравноправное распределение бюджетных средств и ресурсов. В учеников еврейских школ (всех секторов) вкладывается намного больше средств, чем в учеников арабского сектора. Нет почти никаких государственных инвестиций в социальное жилье и муниципальную структуру в арабских населенных пунктах. Вместе с тем, нельзя игнорировать тот факт, что после своего создания Израиль мог принять решение о том, что его единственным официальным языком является иврит, и обучение в школах будет проходить исключительно на этом языке. Следует оценить политическую мудрость основателей государства, не принявших подобного решения. При всей справедливой критике, касающейся неравномерного распределения ресурсов, следует помнить, что во Французской республике нет обучения на арабском языке и языках африканских народов.

Но есть еще одна важная проблема, которую невозможно игнорировать. Она выражена в ряде документов, написанных видными представителями арабской общественности. Речь идет о проблеме национальных символов. Эти символы – герб, флаг и гимн – являются наиболее ярким выражением еврейской государственности. Не с религиозной, а с национальной точки зрения. Можно понять чувства арабского гражданина, которому трудно исполнять строки национального гимна «Ха-Тиква»: «Еврейская душа стремится в Сион» или чувствовать своим национальный флаг с Маген-Довидом, а также герб с изображением меноры. Но в этом смысле Израиль ничем не отличается от большинства демократических стран Европы. В Англии, Швейцарии, Греции, странах Скандинавии – на государственных флагах изображен христианский крест

Разумеется, это дань традиции, христианской религии, на котором базируется культура этих народов. Однако в той же Великобритании трудно представить себе мусульман или евреев, требующих заменить христианскую символику на религиозно нейтральную. Слова британского национального гимна «Боже, храни Королеву» также не особенно беспокоят евреев, мусульман, атеистов, республиканцев или тех христиан, которые не являются прихожанами англиканской церкви – ее, как известно, возглавляет английская королева. Никто их них не требует изменить текст гимна. Тем, кому сложно произносить слова гимна, просто стоит молча и не исполняет его. Вполне терпимое и человечное решение проблемы.

Всем ясно, что чаще всего государственная символика не отражает общегражданский консенсус, а является данью исторической и культурной традиции национального большинства. Да, не всегда легко быть меньшинством – в этом, кстати, и заключается причина создания государства Израиль. Речь шла о том, чтобы евреи перестали быть вечным меньшинством. Когда национальное меньшинство борется за равноправие в демократическом государства, у него всегда имеются хорошие шансы добиться успеха. Когда же меньшинство борется против символов, отражающих культурную и историческую традицию большинства, оно, чаще всего, терпит неудачу и вызывает враждебное к себе отношение со стороны большинства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.