В середине осенних дебатов спарринг между президентом Обамой и Миттом Ромни, а также между их напарниками по гонке отмечен отсутствием той темы, которую Ромни продвигал во время кампании и в своих телеобращениях. Имя этой теме Китай.

Когда тема американской политики в отношении Пекина будет поднята во вторник вечером - а она войдет в число пяти обозначенных вопросов для дебатов, полностью посвященных иностранным делам, у Митта Ромни будет масса аргументов, которыми он сможет воспользоваться.

В одном из своих недавних предвыборных выступлений он обвинил администрацию Обамы в том, что она лишила Америку сотен тысяч заводских рабочих мест из-за нечестной, по его словам, торговой практики Китая. «Пора выступить против мошенников, - заявил он в своем выступлении, - и обеспечить защиту рабочих мест для американцев».

И это лишь один залп из серии обвинений в мягкости по отношению к  Китаю, сделанный по Обаме. Ромни говорит, что президент позволил китайцам манипулировать своей валютой, искажать принципы и правила справедливой и честной торговли, красть американские технологии и влезать в американские государственные и корпоративные компьютеры.

Штаб Обамы молчание не хранит. В начале месяца он выступил с заявлением о том, что Ромни во время работы в фонде частных инвестиций вкладывал средства в китайскую компанию, эксплуатировавшую низкооплачиваемых рабочих. «Митт Ромни жестко выступает против Китая? С каких это пор?» - говорится в заявлении демократов.

Многие эксперты по Азии говорят, что заявления у Ромни действительно жесткие. Начинает он с обещания уже в первый день своего пребывания на президентском посту заклеймить позором Пекин как валютного махинатора, а заканчивает обещаниями о наращивании и без того солидного военного присутствия Америки в западной части Тихого океана и о поставках новых американских истребителей на Тайвань. По словам аналитиков, действия такого рода станут мощным сдвигом во внешней политике Америки в отношении Китая, хотя такая политика оставалась неизменной на протяжении десятилетий, несмотря на смены республиканских и демократических администраций. И такие изменения наверняка перевернут с ног на голову отношения США с китайскими руководителями.

Другой вопрос - выполнит ли президент Ромни данные им обещания. «Обе стороны ведут большую игру, - говорит директор Международной экономической программы из Фонда Карнеги за международный мир Ури Дадуш (Uri Dadush). - Приходя к власти, президенты имеют обыкновение заявлять, что китайцы не очень хорошо реагируют, когда им к виску приставляют пистолет».

Даже некоторые из действующих и бывших помощников Обамы признают, что президент зашел слишком далеко в своих заигрываниях с китайскими лидерами в первый год пребывания на посту. Белый дом ужесточил свои позиции, когда китайцы дали США от ворот поворот в целом ряде вопросов - от климатических изменений до иранской ядерной программы. После этого президент начал предъявлять Китаю претензии в области торговли, укрепил дипломатические и военные связи с соседями Пекина и выделил западную часть Тихого океана в качестве центра внимания американской военной стратегии.

Ромни обещает проявлять еще больше твердости.

«Политика молчаливого соглашательства Обамы по отношению к  Китаю, его постоянные уступки Пекину в надежде на встречные компромиссы со стороны Китая - все это просто не работает», - заявил Алекс Вонг (Alex Wong), отвечающий в предвыборном штабе Ромни за вопросы внешней политики.

Ромни часто обещает официально объявить о том, что Китай целенаправленно ослабляет собственную валюту, дабы повысить конкурентоспособность своего экспорта, результатом чего является  потеря рабочих мест в Америке. Такие действия приведут к двусторонним консультациям. Но если Пекин откажется уступить, говорит Ромни, он даст указания Министерству торговли ввести пошлины на китайский импорт.

Во время президентской кампании 2008 года Обама также обещал назвать Китай валютным махинатором. Но придя к власти, он предпочел закулисное давление на Пекин, чтобы тот укрепил юань. Так поступают все президенты, начиная с 1994 года. Многие экономисты утверждают, что такое давление в сочетании с желанием самого Китая изменить баланс в своей экономике дает результат. Курс юаня больше не является чрезмерно низким, говорят они, хотя Китай сохраняет ряд других мощных, но тайных дотационных мер, скажем, искусственно занижаемые учетные ставки. С 2005 года курс юаня поднялся на 30%. Такой вывод сделал в июле Международный валютный фонд, пересмотревший статус китайской валюты и изменивший его с «существенно» до «умеренно заниженного».

Аналогично, активное сальдо текущего платёжного баланса Китая, которое служит показателем того, насколько больше эта страна зарабатывает на экспорте, чем тратит на импорт, снизилось с 10% от валового внутреннего продукта в 2007 году до трех процентов. Это говорит о том, что окрепший юань уменьшил торговый дисбаланс между Китаем и его партнерами.

«Думаю, нам следует объявить о победе», - сказал старший экономист Института международной экономики им. Петерсона (Peterson Institute for International Economics) Николас Ларди (Nicholas R. Lardy). Дадуш из Фонда Карнеги утверждает, что обязательство Ромни не имеет «смысла в плане экономической и торговой политики, учитывая важность Китая и то, что он сделал».

Грант Алдонас (Grant D. Aldonas), являющийся торговым советником Ромни и работавший заместителем министра торговли в первый президентский срок Джорджа Буша, признает факт укрепления юаня, однако заявляет, что правительство в последнее время снова начало занижать его курс.

Курс юаня с февраля действительно снизился на один процент по отношению к  доллару, о чем говорит преподаватель финансов из Пекинского университета и старший научный сотрудник Фонда Карнеги профессор Майкл Петтис (Michael Pettis). Вместе с тем, Петтис утверждает, что причина ослабления юаня это бегство капитала, а не государственная интервенция. Сегодня так много китайцев вывозят из страны деньги, что Пекин «на самом деле поднимает курс юаня, а не опускает его», говорит он.

Ромни грозит воспользоваться полномочиями Министерства торговли для одностороннего введения пошлин на китайские товары, в то время как администрация Обамы в борьбе с нечестной торговой практикой использовала в основном  такой метод, как обращение с жалобами во Всемирную торговую организацию. Ромни утверждает, что сдерживаться нет никакой необходимости, поскольку торговая война уже началась. Однако многие экономисты заявляют, что нынешние баталии это просто мелкие стычки, но отнюдь не настоящая торговая война. Они подчеркивают, что односторонние санкции могут спровоцировать Китай на ответные действия, которые уничтожат все полученные экономические преимущества.

Вспомним 2009 год, когда Министерство торговли ввело пошлины на импорт китайских автомобильных покрышек. На этой мере настаивал профсоюз рабочих сталелитейной промышленности, однако ее резко критиковали многие экономисты и сам Ромни, говоря о наличии в таких действиях политической подоплеки. Эксперт по торговле из института Петерсона Гэри Хафбауэр (Gary Hufbauer) заявил, что благодаря такой мере в Америке удалось спасти максимум 1200 рабочих мест, однако только в прошлом году она обошлась американским потребителям в 1,1 миллиарда долларов из-за повышения цен на автопокрышки.

Китай в ответ ввел пошлины на импорт американской птицы, что обошлось производителям такой продукции в США примерно в 1 миллиард долларов из-за снижения продаж. В прошлом месяце администрация Обамы тихо покончила с пошлинами на шины.

Что касается военной сферы, то помощники Ромни говорят о его стремлении к наращиванию американского военного присутствия в западной части Тихого океана в рамках противодействия усилению китайского влияния. Администрация Обамы начала движение в этом направлении, увеличив численность своих морских пехотинцев на базе в Австралии до 2500 человек, а также отправив четыре боевых корабля в Сингапур. Ромни также раскритиковал принятое в 2011 году президентом Обамой решение поставить Тайваню боевую технику на 5,85 миллиарда долларов в рамках модернизации ВВС этой страны вместо того, чтобы удовлетворить просьбу Тайбэя о продаже ему 66 новых и более современных истребителей F-16. В случае прихода на президентский пост Ромни удовлетворит такую просьбу, сказал один из его помощников.

«Реакция со стороны Китая последует жесткая, - отмечает старший научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies) Бонни Глейзер (Bonnie S. Glaser), называющая сопротивление Китая таким поставкам неофициальной красной чертой. - Вопрос в том, насколько она будет жесткой».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.