К сожалению, хотя тесты существуют уже полтора века, а нейронауке – не один десяток лет, невозможно доказать, что ты умный. Наша неспособность определить одну из основополагающих черт человека породила ряд странных представлений об интеллекте и может в итоге помешать нам создать сильный искусственный интеллект. 

 

Тесты интеллекта

 

Одни из первых стандартизированных тестов интеллекта – так называемые «Императорские экзамены» – были разработаны более 1,5 тысячи лет назад в Китае. Больше тысячелетия правительство отбирало чиновников, руководствуясь тем, как они владеют пятью основными областями знаний, в число которых входили искусство, право и военная стратегия. Некоторые историки полагают это первой попыткой создать меритократию на государственном уровне, хотя многие, разумеется, считали эти экзамены несправедливыми и удобными для элит.

 

Вероятно, самым известным способом измерять интеллект следует считать так называемый тест IQ. На самом деле это широкий термин, означающий целый ряд разных тестов, которые использовались с начала 20 века для проверки людей в самых разных целях — оправданных (например, для проверки умственной пригодности к военной службе) и глубоко неправильных (например, при решении вопроса о стерилизации чернокожих женщин с низким доходом). Больше века назад выражение «коэффициент интеллекта» в равной степени часто использовалось и в образовании, и в евгенике, однако ввел его немецкий психолог Уильям Штерн (William Stern) в первую очередь для характеристики расстройств развития, которые в то время называли «отсталостью». 

 

Разумеется, с тех пор тесты IQ сильно изменились, однако базовая система оценки осталась прежней. 100 – это средняя величина, и 95% населения находится в диапазоне двух стандартных отклонений от нее — то есть 95% населения обладает IQ от 70 до 130. Однако как измерять IQ? Количество разных идей может вас удивить. Обычно в наши дни тесты IQ фокусируются на вербальных способностях, но в начале 20 века они затрагивали и невербальные. Большинство тестов измеряют то, что американский психолог Луис Терстоун (Louis Leon Thurstone) характеризовал, как «вербальное понимание, беглость речи, способность к вычислениям, пространственную визуализацию, ассоциативную память, скорость восприятия, способность к рассуждениям и индукции». 

 

Различные исследования — впрочем, все они рано или поздно оспаривались — устанавливали корреляцию высокого IQ с чем угодно – с хорошими оценками в школе, с экономической успешностью, с продолжительностью жизни. Низкий IQ увязывали с преступными наклонностями, а в последние годы его также увязывают с расизмом, что забавно, так как некоторые из ранних поборников тестов IQ занимались евгеникой.

 

Вряд ли кто-то станет возражать, что IQ показывает способность успешно справляться со стандартизированными тестами, которая зачастую означает хорошие оценки и законопослушность. Они в свою очередь помогают получить высшее образование и работу, обеспечивающую место в среднем классе. Но разве «успех» и интеллект это одно и то же? Многие могли бы с этим поспорить.

 

Другие виды интеллекта

 

IQ не измеряет ни такие вещи, как этика, ни эмоциональный интеллект, который обычно определяют, как способность контролировать свои побуждения, сопереживать людям и заключать социальные союзы. Он также не учитывает то неуловимое качество, которое отличает гениев и которое не имеет ничего общего с хорошей карьерой, соблюдением правил и созданием работ, имеющих долговременную значимость.

 

Сейчас когнитивисты пытаются установить, какими качествами обладают люди, которых Малкольм Гладуэлл (Malcolm Gladwell) называет «аутсайдерами» и способности которых тесты IQ часто не фиксируют. В своей книге «Об интеллекте» («On Intelligence») Джефф Хокинс (Jeff Hawkins) называет ключом к интеллекту предвидение. По его мнению, самыми умными следует считать людей, способных точно предсказывать исходы различных ситуаций, обычно прокручивая в своей голове разные сценарии. Он также имеет в виду и нечто более фундаментальное, полагая, что человеческий мозг уникальным делает во многом именно эта способность к предсказательному моделированию.

 

Невролог Элхонон Голдберг (Elkhonon Goldberg) в своей замечательной книге «Новый исполнительный мозг: Лобные доли в сложном мире» («The New Executive Brain: Frontal Lobes in a Complex World») разрушает целый ряд наших мифов о том, как работает мозг – и в частности о том, что такое «интеллект». Среди прочего он пишет об исследованиях «морального развития» и лобных долей мозга. Эти исследования показали, что чувство правильного и неправильного, а также контроль над побуждениями развиваются у нас в первые месяцы жизни целиком и полностью в результате социальных контактов с окружающими нас людьми. Эти социальные контакты буквально меняют структуру лобной коры. Люди, лишенные таких контактов в эти ключевые формативные месяцы, могут оказаться более подверженными психическим расстройством, связанным с контролем над побуждениями, и больше предрасположенными к антиобщественным действиям – таким как ложь или агрессивное поведение с другими людьми.

 

И это только несколько вариантов того, как мыслители определяют интеллект.

 

Если мы будем учитывать моральные, эмоциональные и предсказательные способности, нам придется признать, что умные люди должны не только уметь хорошо запоминать цифры и вращать в уме фигуры. Им следует также быть социально приспособленными и этическим чувствительными, а кроме того уметь принимать решения, основываясь на рациональном моделировании возможных последствий. Между тем у нас есть сколько угодно примеров одаренных людей, неспособных ничего спланировать. И, разумеется, все мы встречали людей, которые были, бесспорно, умными, но при этом социально неловкими.

 

Искусственный интеллект

 

С учетом того, что мы по-прежнему не можем договориться о том, что составляет человеческий интеллект, сумеем ли мы когда-нибудь изобрести искусственный интеллект (ИИ)? Некоторые, как философ Джон Серль (John Searle) полагают, что так называемого сильного – то есть эквивалентного человеческому мозгу - искусственного интеллекта («слабый» ИИ это примерно то, что Google делает, автоматически дополняя ваши поисковые запросы) у нас никогда не будет. По мнению Серля, главное различие между людьми и компьютерами заключается в том, что люди понимают смысловое содержание языка (семантику), а машина – только его структуру (синтаксис).

 

Серль разработал знаменитый мысленный эксперимент под названием «Китайская комната», в рамках которого он сравнил компьютер с не владеющим китайским человеком, который с помощью набора правил комбинирует китайские иероглифы так, чтобы получались осмысленные сочетания. Хотя может показаться, что такой человек знает китайский, все, что он знает на самом деле, - это как комбинировать иероглифы.

 

С Серлем спорят такие люди, как автор «Об интеллекте» Хокинс, а также Марвин Минский (Marvin Minsky) и другие поборники сильного ИИ. Они убеждены, что можно создать искусственный интеллект, эквивалентный человеческому, и каждый из них определяет интеллект так, чтобы свойства, лежащие в его основе, можно было в будущем воплотить с помощью микросхем. 

 

Пионер в области компьютеров Алан Тьюринг (Alan Turing) в свое время предложил отличать искусственный интеллект от человеческого с помощью того, что сейчас называется Тестом Тьюринга. В 1950 году он предполагал, что, когда машина пройдет тест, мы получим мыслящую машину. Однако хотя с тех пор несколько программ (в частности неигровой персонаж из видеоигры) преодолели Тест Тьюринга, сейчас никто не говорит, что ИИ освободился от ограничений.

 

Что ж, возможно, сильного искусственного интеллекта у нас действительно не будет – но не потому, что мы не сможем изобрести разумный компьютер, а потому, что не сможем определить, что такое разум.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.