По ночам – а также в дневное время – человек не очень любит оставаться один. По крайней мере после Рио Райзера (Rio Raiser) всем известно: «Если ты один, то они с тобой быстро разделаются». Поэтому человек охотно объединяется с другими людьми, потому что один он слаб, а еще потому, что он любит общение. Райзер в своей песне вместе с группой «Ton Steine Strerben» делает огромный шаг вперед и рекомендует создать мощный коллектив: «Когда ты вдвоем, втроем, вчетвером, это ничего не меняет». И в этом случае  с людьми продолжают «разделываться». Так что лучше сотни людей, тысячи или даже пара миллионов. Даже социалисты и коммунисты так далеко не заходили. Они нашли для себя такую форму взаимодействия, при которой количество участников является вполне разумным: трое. Подобный вариант стали назвать тройкой.

Может показаться, что это слово заимствовано из греческого языка, но это не так, и, кроме того, оно не имеет ничего общего со звездами на небе. Оно пришло из холодной России и означает запряженные тремя лошадьми сани или повозку. Языковеды спорят о том, как нужно произносить это слово, и в 70-е годы они договорились о двух вариантах: «ои» как в слове «героический» и «стоический», или «ой» как в слове «бойкот». Общество немецкого языка еще строго добавляет: «Тот, кто учитывает его заимствование из русского языка, должен произносить «ой» - то есть говорить «тройка».

Читайте также: Внук Троцкого спустя 72 года вспоминает, как убили его деда


Так что, с точки зрения происхождения, тройка в новое время – также русское явление. Однако особенно благословенным его не назовешь. Когда в 1924 году умер Ленин, Сталин, Каменев и Зиновьев образовали тройку, которая была направлена против четвертого – Троцкого. Троцкий проиграл, эмигрировал в Мексику, и в 1940 году был убит сталинским агентом. Только одному человеку из этой тройки – Сталину – удалось умереть в собственной постели, Однако и по этому поводу историки продолжают спорить, и некоторые из них считают, что это было убийство. Коллеги Сталина по тройке - Каменев и Зиновьев - были ликвидированы в 1936 году после первых показательных процессов. Основание: троцкистский заговор. Вторая советская тройка, также возникшая в результате смерти вождя, просуществовала еще меньше по времени, хотя жизни лишился только один из ее членов. Сталин скончался 5 марта 1953 года у себя на даче в Кунцево, после чего Хрущев, шеф секретной службы Берия и Маленков образовали тройку. Она просуществовала всего около четырех месяцев, и после ареста в июне 1953 года Берии (он был расстрелян в том же году) с ней было покончено. Все это говорит о том, что тройка может быть весьма опасной.



Немецкие социал-демократы в любом случае являются умеренными социалистами, если вообще их можно называть таковыми. И поэтому все у них происходит без крови в тот момент, когда объединяются ведущие политики СДПГ. Хотя и у них не обходится без распрей и интриг, тем не менее следует помнить, что коммунисты – это революционеры, а социал-демократы – реформисты. Последние более мягко и более цивилизованно обращаются друг с другом. В 70-ых годах тройка состояла из Вили Брандта, Герберта Венера (Herbert Wehner) и Гельмута Шмидта. Их можно представить и так: временами витающий в облаках пророк, очищенный коммунизмом парламентский машинист и самоуверенный постсоциалист из скептического поколения. Эта тройка никогда не была командой, у нее не было «проекта», и в ней не практиковалась коллегиальность – она просто отражала сложную, многослойную структуру партии и представляла собой основанное на прошлом и направленное в будущее прекращение огня. Альянс по необходимости во время первого правления СДПГ после национал-социализма. Перечисленные господа не любили друг друга в политическом плане, а иногда и в личном (Венер о Брандте: «Этот господин любит мыться в теплой воде»), вскоре они поссорились и в конце разошлись, не сказав друг другу ни слова. Это была тройка, овеянная дыханием судьбы, в которой было нечто трагическое: предвидение, рвение в работе и технократия: все сплошь федеральные ингредиенты, но они не были связаны друг с другом.

Также по теме: Вспышка гнева у Гитлера привела к Сталинграду


Совершенно по-другому все выглядело во второй тройке СДПГ, состоявшей из Оскара Лафонтена, Рудольфа Шарпинга и Герхарда Шредера. Они собрались вместе, когда создание Федеральной Республики было уже давно завершено. Все трое были выдающимися детьми этой республики, их политическое становление пришлось на то время, когда в парламенте еще происходили идеологические баталии, но их уже никто серьезно не воспринимал. Главный вопрос больше уже не формулировался так – будет война или мир. Этих троих – пожалуй за исключением сторонника гедонизма Шарпинга (Тосканская фракция) – объединяли прозаические властные соображения, они воплощали то время, в которое драматизм политики уже начал скатываться  в сторону ток-шоу и таким образом терял всю свою остроту; это было время, в котором собственно политика уже почти ничем не отличалась от управления.

Существовавшая тройка выдавала это за добродетель, а в остальном ее члены были заняты сдерживанием друг друга – мужской союз по необходимости. Чувствовалось, что здесь собрались три альфа-самца, или по крайней мере три бета-самца, и сделали они это не из чувства симпатии, а из чувства недоверия. Вместе с тем в течение короткого времени им удавалось излучать мужественную гармонию и решительность. Пока не появились кадры, на которых они победоносно маршировали, как три мушкетера. Однако каннибалистская улыбка, которая особенно удавалась Шредеру, свидетельствовала о другом, на сей раз уже настоящем послании. Эти трое следили друг за другом, и у каждого их них был нож под пиджаком.

Все ли мы охватили, или что-то упустили? В любом случае больше нет следов драмы, напряженности и интриг в третьей социал-демократической тройке: Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel), Пеер Штайнбрюк (Peer Steinbrueck) и Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier). Но и эти трое не всегда были наивными, а интриги имели место и в их рядах. Это показал уже сам способ решения вопроса о том, кто из их них будет кандидатом на должность канцлера, – им стал тот, кто оказался лишним, своего рода остаток. Один отказался из-за своей жены, другой – птенчик или, лучше сказать, птенец – может еще подождать и не хочет становиться вице-канцлером.



Также по теме: Любовные письма Геббельса показывают становление тирана


Но верно также то, что гармония и коллегиальное взаимопонимание, демонстрировавшиеся этими тремя политиками в течение нескольких месяцев, не были каким-то трюком, иллюзией или инсценировкой. Вообще в СДПГ нет «естественного» лидера. Однако не остаток коллективизма и попытки отразить пропорции оставшихся партийных крыльев стали причиной образования тройки. Нынешняя тройка – это лучшее, что было в СДПГ: три презентабельные личности, которые отражают не только существующее многообразие. Они показывают, что немецкая социал-демократия а) остается еще в достаточной степени мужской и что б) политики-мужчины могут прилично друг с другом обращаться, а времена разборок в песочнице уже прошли. Они стали, как это ни комично звучит, предварительным взносом в СДПГ периода постмачизма.

В определенной степени мирное сочетание троих людей с эволюционной точки зрения представляется исключительно маловероятным. История не только политики, но и любовных отношений показывает: если образуется тройка, то сразу же он или она начинают показывать зубы. Три нынешних тяжеловеса из СДПГ продемонстрировали, что может быть иначе и что цивилизация возможна. Поэтому они не только хорошо провели время. Они еще – если использовать весьма затасканный термин – внесли свой вклад в политическую культуру страны. И за это мы им благодарны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.